Сотый Макбет12 ноября 2007

Подготовила: Марыся Никитюк
Фото: ЦСМ «ДАХ»

26 июня в «Мистецькому Арсеналі», на улице Январского восстания 28–30 прошел сотый показ «Макбета» в постановке Влада Троицкого и театра «ДАХ»

Мириады событий в нашей жизни в близи кажутся такими хаотичными, такими случайными, со временем они выстраиваются в причудливые, но правильные узоры. Узоры, не имеющие ничего лишнего, ничего случайного.

Макбет Макбет

Три года назад студенты-актеры Карпенка-Карого, изучающие мастерство у Влада Троицкого, на экзамен поставили под его руководством кусочки «Макбета». А позже, уже готового, «Макбета» повезли на фестиваль в «Шешоры» и на «Краину мрий». В сентябре 2004 на сцене «ДАХа» Троицкий сделал премьеру. этим спектаклем молодое поколение актеров вошло в коллектив театра, появилась музыкальная этно-хаус группа «Даха-Браха», сформировался нынешний театральный организм. И актриса Наталья Бида решила считать «Макбетов» — и вот мириады событий сплелись в сотый «пролог к Макбету» … Этот сотый показ будет профессионально ориентированным, для всех культурных и околокультурных детишек, дабы вовлечь их в новый проект Влада Троицкого «Смерть Гоголя». Планируется, что это будет серия проектов в разных жанрах искусства, объединенных фигурой Гоголя, с участием большинства украинских арт-деятелей. А также «Смерть Гоголя» — это новый спектакль Влада Троицкого который будет поставлен на большой сцене «Арсенала» где-то в сентябре.

Мириады событий в нашей жизни в близи кажутся такими хаотичными, такими случайными. Мириады событий в нашей жизни в близи кажутся такими хаотичными, такими случайными.

Нумеруется в «ДАХе» только трилогия трагедий: «Макбет», «Ричард ІІІ» и «Король Лир» — чудная арабеска мистических этно-перепевов Шекспира. Почему только они? Потому что так сложилось, почти случайно, с случайного счета случилась традиция и праздник.

«Макбет», «Ричард ІІІ» и «Король Лир» — чудная арабеска мистических этно-перепевов Шекспира. «Макбет», «Ричард ІІІ» и «Король Лир» — чудная арабеска мистических этно-перепевов Шекспира.

География Макбета обширна: он игрался и в Петербурге, и в Москве в центре Мейерхольда, и в замках Венгрии, в костелах Польши, и на сцене Барбикон-Центра в Лондоне. Барбикон-Центр — это очень престижный мульти-артовый центр Европы, выступить в котором считают за честь коллективы со всего мира, и где график выступлений расписан на год вперед. Самый зловещий «Макбет» игрался в Польше. В Гданьске в недействующем костеле, на настоящих могильных плитах польской шляхты, среди черепов и костей разворачивался кровавый Макбет. «… там огромные плиты, на которых написано покоится такой-то такой-то. И мы босичком по этим могилам, а Даха-Браха сидели прям под алтарем» (Дима Ярошенко, Макбет).

Самый зловещий «Макбет» игрался в Польше. Самый зловещий «Макбет» игрался в Польше.

«Макбет» гипнотизирует. Даха-Браха сидит на вознесенье и отбивает ритмы демиургического хаоса, которым звериным эхом вторит что-то темное в каждом из нас внутри. Мистический водоворот украинской архесимволики и шотландской истории. Слов в спектакле почти нет, только заклинания, ритуалы, жертвоприношения. И всего два монолога актера Марка Галаневича непосредственно и живо рассказывают о том, что было это все, когда еще гусей не было, и о том, что король был хороший, а народ — собака… Действо убаюкивает своими зловещими ритмами, мраком, вводит в транс, а темные и сексуальные ведьмы в мясо сбивают гипотетических детей короля Макбета. Все в этом спектакле пульсирует: атмосфера, Даха-Браха, зритель и его эмоции. это такая вещь, повествующая на самых высоких тонах о наркотике власти, и о том, что этот наркотик сексуален, он пульсирует маточными спазмами в женских амбициях. Шотландия на украинский манер, гипнотическая, мистическая… красивая и кровоточащая трагедия о власти.

«Макбет» гипнотизирует. «Макбет» гипнотизирует.
Даха-Браха сидит на вознесенье и отбивает ритмы демиургического хаоса, которым звериным эхом вторит что-то темное в каждом из нас внутри. Даха-Браха сидит на вознесенье и отбивает ритмы демиургического хаоса, которым звериным эхом вторит что-то темное в каждом из нас внутри.
Слов в спектакле почти нет — только заклинания, ритуалы, жертвоприношения. Слов в спектакле почти нет — только заклинания, ритуалы, жертвоприношения.


Другие статьи из этого раздела
  • «Месяц в деревне». Как посмотреть…

    Речь пойдет о премьере ТЮЗа, о постановке Валентина Козьменко-Делинде, о спектакле по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне»… Очень хотелось бы, чтобы нарочитая вульгарность, лобовой фрейдизм и растерянность актеров в прочтении образов были результатом глубоко продуманной и тонко реализованной режиссерской иронии. И не над Тургеневым, разумеется, а над собой. Есть большое желание прочесть всё увиденное как исключительно изысканный интеллектуальный стеб, ибо в противном случае нет тех средств, коими можно было бы измерить размах безнадежной пошлости этого театрального опуса.
  • Черное сердце тоже болит

    Говоря о любви, о долге, о роке, о власти ─ обо все том, что будет грызть человеческое сердце до скончания мира, шекспировская драматургия действительно никогда не утратит своей актуальности. Чем дальше мы уходим от «золотого века Англии», тем ближе и понятнее нам становятся ее неумирающие страсти. Сколько бы ни было написано прекрасных новых текстов, шекспировские навсегда останутся объектом вожделения для театральных режиссеров, они же будут их испытанием на зрелость. Андрей Билоус в постановке «Ричарда» сделал ставку на психологический анализ первоисточника и неожиданно гуманистическое прочтение характеров.
  • Опера на энтузиазме

    Зрелищная финальная версия «Кориолана» Влада Троицкого оказалась очередным черновиком
  • ГогольFest 2010: особенности

    Вот уже несколько лет подряд киевский сентябрь был тождественен, прежде всего,  — ГогольFestу — яркому, едва ли не единственному стоящему культурному событию года. Осень. Киев. Гогольфест. Искусство. Радость. — Такова была ассоциативная цепочка. Но в этом году радость была омрачена: стало ясно, что Арсенал для фестиваля закрыт
  • Милая Мила

    Меня лично никогда не интересовали женщины, живущие для любви, пребывающие в ожидании любви, плавающие в собственной сентиментальной патоке. В отличие от женщин думающих и создающих себя, меня не интересовали женственные судьбы просто женщин. Постановка об Эмили Дикинсон могла бы стать выражением приглушенной боли поэта, столкнувшегося с миром. Поэтессу Эмили Дикинсон сравнивали с Цветаевой, ставили вровень с Уолтом Уитменом, ее судьба ─ это судьба творца, а в постановке центральную роль сыграла женственность, что, вероятно, и обусловило слащавость спектакля

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?