Современная драматургия в Симферополе27 июня 2012

Фото читки Наталии Ворожбит «Смешанные чувства» предоставлены арт-центром «Карман»

С 25 по 27 мая симферопольский арт-центр «Карман» и всеукраинский литературный фестиваль «Шорох» провели первый в городе фестиваль современной драматургии в режиме читок. В течение трех дней на сцене арт-центра были представлены пьесы поколения «новой драмы» в постановке местных режиссеров: «Синий слесарь» Михаила Дурненкова (режиссер И.Пружина), «Молодые ветра» Александра Клименко (режиссер К.Кильпикова), «Алушта», «Духов и Душин», «Народная власть» Ивана Ампилогова (режиссер Е.Вербицкая), «Смешанные чувства» Натальи Ворожбит (режиссер В.Зорко).

Проект объединил зрителей, ищущих новое в театре, а также открыл современные горизонты и перспективы работы с актуальными пьесами местным молодым театральным деятелям. Однако симферопольские режиссеры подошли широко к пониманию жанра «читка» и за короткое время успели подготовить и продемонстрировать публике эскизы спектаклей.

Работая над пьесой «Молодые ветра» Ксения Кильпикова использовала режиссерские паузы, которые позволили ей поставить перед зрителями вопрос о возможности любить и быть любимыми в мире экономических, политических и социальных проблем.

Екатерина Вербицкая сумела объединить три небольшие пьесы неоднозначного крымского драматурга и писателя Ивана Ампилогова, оформив одежду актеров текстами пьес.

Во время читки пьесы «Смешанные чувства», которую ставил Валентин Зорко, на сцене оказались не только актеры, но и овощи. Ими подчеркивали сельский колорит и бросались друг в друга артисты. Афишей для читки стало фото Александра Кадникова, любезно предоставленное самим автором.

«Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко «Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко

Зрительский успех этого мероприятия является гарантией повторного проведения открытых чтений современной драматургии в арт-центре «Карман». Возможно, подобные инициативы возымеют регулярный характер, что, безусловно, благотворно повлияет на театральный климат в городе.

«Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко «Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко

«Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко «Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко

«Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко «Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко

«Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко «Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко

«Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко «Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко

«Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко «Смешанные чувства» Натальи Ворожбит, режиссер В.Зорко


Другие статьи из этого раздела
  • Глубина личной боли

    К вечеру в павильонах студии Довженко становится прохладно и сыро, возможно, поэтому — как-то даже в толпе зрителей — одиноко. Но это как раз впору, в настроение нового хореографического спектакля Раду Поклитару. Этот двухактный балет на четыре танцора с абстрактным названием «Квартет-а-тет» стал одним из самых ярких впечатлений театрального ГогольFestа. Отчаяние, безнадежность и горечь. В этот раз сквозь привычно чистые и техничные танцы Полкитару прорезалась сумятица страсти, боли и человеческого метания.
  • Фантасмагории чешского театра

    Пражская литературная школа наиболее известна в мире мрачной мистикой Франца Кафки, а также магической готикой Густафа Майринка. Одним из представителей этой условной группы был и чешский немец Иоганнес Урцидиль, менее известный русскоязычному читателю. Широкая популярность к Урцидилю как к поэту и новеллисту, автору коротких рассказов пришла в 1950-м году. Чехи, хорошо прочувствовав природу своего литературного наследия, а также мистический дух Праги, воплощают его в театре, основные черты которого: интеллектуальность, фантасмагория, примат темного сюрреалистического начала.
  • «Эдип»: печальная стая

    Работать с таким материалом, как древнегреческая трагедия, чрезвычайно сложно в современных условиях: пафос высокой трагедии напоминает о былом величии греческого театра, но имеет мало общего со зрителем двадцать первого века, диссонируя с ним, и оставляя его по большому счету равнодушным. Владу Троицкому удалось сделать из практически неодушевленного для современности материала шепчущую драму живой боли
  • When you walk through a storm

    Польська вистава потрапила в український контекст
  • Венецианский купец. Наше время

    Режиссер спектакля Полли Финдли не стала экспериментировать с сюжетом произведения, но ее попытки перенести события в сегодняшний день существенно трансформируют материал

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?