«Сволочи»02 февраля 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

Спектакль «Сволочи» в Театре Марионеток,

Сагайдачного 29/3,

Режиссер Андрей Билоус

Драматург Вилкваст Ингмар, Польша

Пьеса «Ночь Гельвера»

Актеры: Алексей Тритенко, Ирина Калашникова

Еще весной 2008 года в киевском театре Марионеток поставили камерный спектакль «Сволочи», который и по сей день сохраняет свою пронзительность. Тогда это событие, в силу обстоятельств, выпало из поля нашего зрения, но теперь мы с удовольствием восполняем упущенное

Постановка «Сволочи» ─ самостоятельный проект на территории театра Марионеток режиссера Театра на Левом берегу Андрея Билоуса и замечательных его артистов Алексея Тритенко и Ирины Калашниковой. Пьеса современного польского автора Вилквиста Ингмара «Ночь Гельвера» перевоплотилась в емкое, жесткое театральное повествование «Сволочи» (так называют в пьесе людей с умственными отклонениями). Место действия ─ Германия, период Третьего Рейха. На сцене — обветшалая, бедная немецкая квартира и два ее обитателя: неполноценный, больной сын и его приемная мать.

Ирина Калашникова — Клара, и Алексей Тритенко — Гельвер, в спектакле «Сволочи» Ирина Калашникова — Клара, и Алексей Тритенко — Гельвер, в спектакле «Сволочи»

Страшное, почти ругательное в современном мире агрессивных идей понятие гуманизма раскрывается в образах больного Гельвера и его опекунши Клары. Несмотря на болезнь, неполноценность и страшное фашистское время, им радостно вместе, они грустят и смеются, испытывая странную и трогательную потребность друг в друге, потому что каждый из них ─ душевное прибежище другого. Этот спектакль о человечности.

«Сволочи» в киевском Театре марионеток «Сволочи» в киевском Театре марионеток

В гитлеровской Германии распространялась и воплощалась идея чистоты расы, исследовалась генетическая наследственность и действовала беспощадная программа «Т-4»: больных с психическими отклонениями сначала стерилизовали, чтобы не распространять испорченный ген, а позднее уничтожали. Именно в это время в крохотной квартирке жили крохотная Клара и ее верзила Гельвер.

Подбор актеров — идеален. Маленькая хрупкая и глубокая Ирина Калашникова действительно Клара ─ женщина, которая когда-то имела дом, мужа и… ребенка, некрасивого ребенка, с отклонениями. От него она избавилась, а когда решила разыскать и забрать, оказалось, что он умер, потому что такие в приютах долго не живут. Искупая свою вину, она стала приемной матерью смешного неполноценного малыша, который к моменту действия превратился в большого инфантильного детину. В исполнении Алексея Тритенко этот герой приобрел много энергии и подлинность «больного на голову» добряка. Взрослый мужчина ─ большой ребенок, играющий с одинаковым азартом в солдатиков у себя на кровати и в настоящую войну где-то на площади. Азартно, с детским бессердечием и простодушием он рассказывает Кларе о погромах и убийствах, размозженных детских головах и прочих зверствах. Алексей Тритенко абсолютно точно нашел подход к своему персонажу: он орет на мать, превращаясь в домашнего тирана, и тут же обижается, прячась под столом, поправляет фуражку, рассказывая о муштре, и повыше натягивает на себя одеяло из плюшевых игрушек.

«Сволочи» в киевском Театре марионеток «Сволочи» в киевском Театре марионеток

«Сволочи» в киевском Театре марионеток «Сволочи» в киевском Театре марионеток

Но все же, нужно сказать, что режиссеру стоило бы несколько убавить экспрессию Алексея Тритенко, сделать ставку на более мягкую и тонкую игру в первой части постановки. После сцены, в которой Клара грозит Гельверу сдать его в больницу и забыть навсегда, Алексей играет очень тонко, но до этого кричит, гримасничает, пенится, машет руками, и создаваемый им образ олигофрена нарочит и соответствует не сути олигофрении, а недалеким представлениям о ней. Вероятно, какой бы степенью олигофрении не страдал сам персонаж, самому актеру желательно оставаться здоровым. Безусловно, это режиссер должен был сделать рисунок роли более достоверным, и Андрею Билоусу эта задача вполне под силу.

«Сволочи» в киевском Театре марионеток «Сволочи» в киевском Театре марионеток

Под конец спектакля, когда уходит наносной кураж Тритенко и между героями восстанавливается любовь, становится очевидным, что они обречены, в их жизнь врывается внешний враг. Конечно, искусство, и театральное в том числе, не любит счастливых персонажей, потому что обращено и взывает к сопереживанию и состраданию. Но все же последний штрих постановки должен быть менее прямолинейным, более иносказательным и утонченным.

Чтобы спасти Гельвера от грубых пыток и нечеловеческой смерти, Клара предлагает ему поиграть в «мозаику», извлекая из стола разноцветные таблетки, очевидно, тяжелые транквилизаторы, которые он принимал, чтобы «быть умным». На этом моменте горького счастья ─ детина ликует захватывающей игре, а Клара принужденно улыбается ─ надо было закончить. Все совершенно очевидно ─ Гельвер должен умереть, и вовсе необязательно наблюдать, как натуралистично может изобразить смерть Тритенко. Нельзя растягивать кульминацию и драматизм, демонстрируя исподнее трагедии, зритель должен получить запечатанный конвертик боли, чтобы открыть его самостоятельно.

«Сволочи» в киевском Театре марионеток «Сволочи» в киевском Театре марионеток

_________________________________

Стоит отметить, что Андрею Билоусу более импонирует, а, соответственно, и более удается материал простой и эмоциональный, нежели интеллектуальный и эпический. Камерные надрывные «Сволочи» с их довольно прямой идеей куда интересней сложной и невнятной «Лолиты» в Театре на Левом берегу.

«Сволочи» в киевском Театре марионеток «Сволочи» в киевском Театре марионеток


Другие статьи из этого раздела
  • «Олений дом» и олений ум

    «Олений дом» — странное действие, вольно расположившееся на территории безвкусного аматерства. Подобный «сочинительский театр» широко представлен в Северной Европе: режиссер совместно с труппой создает текст на остросоциальную тему, а затем организовывает его в форму песенно-хореографического представления. При такой «творческой свободе» очень кстати приходится контемпорари, стиль, который обязывает танцора безукоризненно владеть своим телом, но часто прикрывает чистое профанство. Тексты для таких представлений являются зачастую чистым полетом произвольных ассоциаций и рефлексий постановщика-графомана.
  • «Жизнь удалась»

    На закрытие ГогольFestа в Киев привезли нашумевший в Москве экспериментальный спектакль по пьесе эпатажного белорусского драматурга Павла Пряжко «Жизнь удалась». Пряжко пишет систематически и много, это, наверное, потому, что писать он может о чем угодно (да хотя бы о трусах! — пьеса «Трусы» была поставлена в Театр doc.). В Москве его ценят и ждут, а главное — ставят на соответствующих для новой драмы площадках, в Белоруссии — не очень ценят и не спешат ставить
  • Момент любви и миг отдыха…

    Постановка «Момент любви», как и сам театр, эклектично (и, возможно, во всем далеко не так удачно) синтезировала прошлое с настоящим, объединив ностальгическую тоску по чистым историям о любви с современными техническими возможностями театра. Использование видеоряда позволило постановщикам не только визуализировать воспоминания героя, но и помочь зрителю лучше понять его переживания. А хорошо продуманные декорации расширили визуально крошечную сцену, придав объема происходящему действию
  • Жертвуя Турандот

    Самым удачным и неоднозначным спектаклем польской программы в Киеве оказался кровавый опус, воспевающий красоту зла. — «Турандот» neTTeatre, режиссер Павел Пассини «Турандот» — злая полуоперная сказка о Джакомо Пуччини и о его последних днях жизни. Дории Манфреди — это имя шепчет закадровый голос, приятным немного насмешливым тоном, придающий этой странной истории целостность. Менфреди была служанкой композитора, которую жена Пуччини Эльвира обвинила в любовной связи с ее мужем и преследовала, пока та не покончила жить самоубийством.
  • Золотий вішак: хореографія

    В Totem Dance School показали прем'єру Ярослава Кайнара на актуальну тему

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?