«Сыроеды»23 апреля 2008

Текст Марыси Никитюк

Что: Первый международный фестиваль театральных школ «Вдохновение», в режиме биеннале

Где: на базе Театрального института им. Карпенко-Карого

Даты: 15–21 апреля

Организаторы:Театральный институт им. Карпенко-Карого и «Интеко-холлдинг»

Есть один распространенный вариант развития: есть драйв — нет профессионализма, есть профессионализм — нет драйва. И в актерском мире это ощущается особенно: первые роли идут легко, по наитию, все ново, и всегда можно, показывая пальцем в небо, наткнуться случайно на солнце. Но как мучительно больно становится позже, когда уже четко известно, где это солнце. Многое найдено и, кажется, красок больше нет, других ипостасей себя больше нет, а новые роли есть, и как тут не обзавестись штампом самого себя? Трудно, однажды найдя, продолжать искать.

Часто смотришь спектакль и вдруг понимаешь, что это никому не нужно. То есть, безусловно, одним необходимо работать, а другим — развлекаться, но не более того. На профессиональной сцене однотонные спектакли отстреливают от зубов профессиональные однотонные актеры. Смотреть же на студенческие работы зачастую страшно — всеми силами стараешься простить инфантилизм. Нет на свете совершенства. Однако, еще не протоптав глубокую тропинку к секрету собственного вдохновения, учащиеся актеры заряжены необузданной энергией, они еще не играли сотый спектакль, и оступаются на сцене, наивно краснея, непосредственно выдавая свое волнение.

Сделав международный фестиваль студенческих работ «Вдохновение», организаторы фестиваля отнесли качество работ к условному уровню, сделав ставку на живую энергию, искренность постановок, и закрыв глаза на несовершенство работ, как на шелуху. Именно поэтому инициатива Института Карпенко-Карого и «Интеко-холлдинга» является столь интересной и привлекательной.

Фото Евгения Рахно. Алексей Безгин, ректор Театрального института им. Карпенко-Карого на скромном открытии фестиваля Фото Евгения Рахно. Алексей Безгин, ректор Театрального института им. Карпенко-Карого на скромном открытии фестиваля

Проводя больше десяти лет институтский кинофестиваль, Театральный институт только сейчас пришел к собственному театральному фестивалю. Трудности понятны: коллектив, даже студенческий, нужно привезти и разместить. Уровень общественной сознательности пока еще, к сожалению, не дорос до полноценного меценатства, а уровень культуры Государственного аппарата и чиновников не придет никогда к должной организации.

К тому же, подобный фестиваль — достаточно спорное удовольствие, ориентированный в первую очередь на обмен опытом между студентами, на профессионалов, режиссеров и критиков, он в меньшей степени интересен широкой аудитории. Хотя есть, конечно, и зрители, эдакие вуайеристы детских прелестей, Гумберты-Гумберты, прельщенные шероховатостями и занозами в теле талантливого, но стихийного спектакля.

В этом фестивале приняли участие театральные студенческие коллективы из Армении, Грузии, Польши, Литвы, из Харькова и Киева, собственно из Института им. Карпенко-Карого, на базе которого и произошло это продуктивное единение. Некоторые, как-то: театральная лаборатория Open circle из Вильнюса (Литва), уже являются самостоятельной театральной компанией, другие, как, например, Академия игры (третий курс факультета культуры и искусства Национального университета им. И. Франко), существуют при действующем театре — Львовском академическом театре им. Леся Курбаса.

Фестиваль заявлен как биеннале: раз в два года. Ректор института им. Карпенко-Карого Алексей Безгин поделился желанием привезти японскую театральную школу, театр Кабуки, китайский, филиппинский традиционный театр, словом, — всевозможную экзотику, которая бы позволила расширить горизонты своих студентов. Но, скорее всего, на этот фестиваль не скоро попадут агрессивные и авангардные спектакли, пока политика самого университета заключается в том, чтобы придерживаться традиционного пути. При этом почти все режиссеры настаивали на том, что их коллективы экспериментальные, а действительным новаторством оказалось только использование Академией игры притч Дзен в качестве драматического текста (никто иной до этого попросту не додумался) и попытка обжить кукольно-драматическое пространство четвертым курсом кукловодов из Карпенко.

Еще одной особенностью первого фестиваля оказалась жанровая полифония: армяне показали пантомиму и пластический театр, словаки — капустник и цирк, сотканный из метод и практик сценического искусства, изучаемого студентами Словацкой академии искусств, киевляне — работу с куклами, остальные — драматическое и танцевальное искусство.

Свободно, в первую очередь от собственных требований, насытиться и насладиться зрелищем пробных спектаклей и предложил фестиваль «Вдохновение». Даже с самого деревянного спектакля можно было посмеяться по-доброму, просто удивившись, зачем это они такое делают. Так получилось с Харьковской государственной академией культуры и их спектаклем «Осенняя любовь» (новелла Александра Олеся), где угадывались школьные подмостки, на которых стереотипизированная украинская панночка, цыганка и зомбиподобные существа пытались изобразить действие. Харьков вообще представил довольно странную картину. Харьковский университет искусств им. И. Котляревского показал пунктирный эскиз по «Антигоне» Жана Ануя, сделав взаимозаменяющимеся Антигонами всех актрис и одного актера. Осталось только непонятно, то ли они задорно постебали драматурга с его «трагедия это честно — здесь точно все умрут», или же сделали пародию незаметно для самих себя. Например, украинский хореограф Сергий Швыдкий на полном серьезе танцевал на Канадском фестивале в Торонто в 2000 году единолично и Кармен, и быка, и тореадора, и Хосе. А когда понял, что зритель смеется, переделал это в комедию и подарил спектакль киевскому актеру Кириллу Бину («В плену Кармен в плену» можно увидеть в Молодом театре).

Были спектакли провальные, были средние, был даже «мексиканский сериал» — актрисы из Веракузского университета (Мексика) представили без перевода «Восемь женщин» Роберта Томаса. Но поскольку стереотип испаноязычного сериального продукта в странах СНГ силен и прочен, то никак иначе восемь без умолку говорящих актрис не могли быть воспринятыми.

Было и несколько удач. Одна из них — дипломный спектакль четвертого курса кукловодов из института им. Карпенко-Карого. Они взялись под руководством режиссера Оксаны Дмитриевой за сложную символистскую драматургию Федерико Лорки. «Любовь Дона Перлимплина» — удачная попытка объединить кукольное и драматическое пространство. Спектакль насыщен сценическими метафорами и техниками: теневой, кукольный театр, разнообразные техники сценической речи (речитатив, протягивание и т.д.). Можно даже сказать, что порой слишком всего много: «как это они делают» временами преобладало над «о чем это они говорят».

Фото Ольги Закревской. Тимошенко Сергей играет с куклой старого дона Перлимплина Фото Ольги Закревской. Тимошенко Сергей играет с куклой старого дона Перлимплина

Удачным был и камерный спектакль уже упомянутых литовцев, основанный на откровенных рассказах из жизни актеров, на импровизации, искренности и простоте, он черпал себя из принципов паратеатра Ежи Гротовского. В тесном кругу актеры делятся своими собственными историями: «Когда я была маленькая, моя мама» … или «в первом классе я впервые влюбился…», «папа ушел, и больше я его никогда не видела…» Из этих историй — разноцветного мулине — режиссер сплел чудный искрений узор: «жизнь» называется. Литовцев вообще вся фестивальная публика очень полюбила — хорошие и обаятельные ребята. На завершающем концерте они долго пели что-то на литовском, переводя в лучших традициях пиратских кинопереводов 90-х: «спасибо, спасибо огромное, thank you, дякую».

Отметить стоит и Академию игры с их невероятно нетеатральным спектаклем «Пять стихий» по притчам Дзен, львовского молодого режиссера Евгения Худзика. Академию игры составляет третий курс актеров и режиссеров Национального университета им. Франко, которые учатся при львовском театре им. Леся Курбаса. Они четко идут в русле своего театра, где доминирует нетрадиционная, философски направленная литературная основа. Ребята уже показывали в Киеве разудалый спектакль «Мудрость на каждый день» по басням Эзопа, а теперь показали и притчи Дзен.

Медитативное успокаивающее зрелище, сложено из кусочков самодостаточных рассказов без конца, без начала, да и без однозначного смысла. В случаи с этим спектаклем становится очевидным, насколько важно, чтобы постановка нашла своего зрителя. Невозможно создать такое, чтобы от пионера и до пенсионера. Неподготовленный человек в медитации обычно засыпает, а ребята предлагали расслабиться и подумать.

Закончился первый фестиваль, к сожалению, жутким концертом, очень похожим на глыбы гранита с памятных курганов социалистических вождей. Вахтанг Чхаидзе, преподаватель института им. Карпенко-Карого, срежиссировал очередной капустник. Не обошлось без шеренги украиночек в веночках, президентского оркестра и ведущих со стихами — рудимент зрелищ Советского союза был представлен. Вот за такое взрослых на этом детском фестивале нужно было бить по рукам, чтобы они не пытались передать свои «лучшие умения» последующим поколениям.


Другие статьи из этого раздела
  • Неистовая нежность Медеи

    Еще романтики в ХVIII веке в жабо да с пышными манжетами считали, что искусственность это не просто хорошо, а только так может быть красиво. Вот этот постулат, подхваченный позже Оскаром Уайльдом, и продемонстрировала 25 октября в театре «Сузір’я» изысканная и искусственная Лариса Парис в роле зловещей Медеи, создав ее совсем Инной. Тихо шепчущей, подлой и любящей с картинными жестами, нарочитыми движениями, инопланетной.
  • «Буря», которой лучше бы не произойти

    Появление на сцене театра им. И.Франко Шекспировской «Бури» — яркий, но в целом бесполезный подвиг. Эта сложная пьеса с большим количеством героев, в отличие от популярно театральных произведений Шекспира, ставилась редко и требовала своего режиссерского прочтения. Сергей Маслобойщиков как режиссер-постановщик, похоже, своего замысла не имел. Претензия поставить одно из самых сложных и редко играемых произведений Шекспира силами коллектива национальной сцены не оправдала себя. Несмотря на бесспорно красивую сценографию, созданную С.Маслобойщиковым, хорошие костюмы и визуально-художественный ряд, спектакль получился аморфным, затянутым, запутанным и скучным
  • ГогольFest: ожидаемое

    Конец апреля — преддверие большого праздника, во всяком случае, праздника культуры. ГогольFest, бывший до недавнего времени под угрозой срыва, из-за начавшихся робот по реконструкции Арсенала, перешел со стадии организационного планирования в стадию активной подготовки. Работники загружены: пространство Арсенала подготавливается к вмещению разных видов искусств. Идейный инициатор Влад Троицкий назвал свое детище «культурным моллом», где, как в огромном супермаркете, можно найти все: литературу, музыку, театр, изобразительное искусство и даже другие фестивали (в рамках Гогольфеста пройдут дни анимационного «Крока», киношной «Молодости», Джаз-Коктебеля и т.д.).
  • «Мокрая свадьба» и миропорядок

    Человеческое воображение всегда влекли недоступные знания и возможности. Одна из самых красочных и глубоких метафор человечества — алхимия — до сих пор возбуждает мистический трепет. Кто не представит таинственную, потайную комнату, где стол уставлен дымящимися колбами цвета изумруда, аквамарина и фуксии, где огненной птицей наблюдает мудрый феникс, а в углу, в кувшине персидской росписи, спрятано мумие.
  • Станция «Одиночество». Билет в один конец

    Что может напугать современного человека? Голод, чума, смерть? Нет, нет, этого можно избежать, это можно излечить или отсрочить. Самое страшное — это одиночество.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?