Десятый юбилейный фестиваль NET проходит масштабно и весело, демонстрируя Москве пограничные театральные «вещицы», обрамленные серьезными драматическими постановками. Открывал фестиваль полнокровный хореографический спектакль по мотивам «Моби Дика» в постановке Франсуа Верре «Без Возврата». Закроют ─ «Три сестры» в постановке Андреаса Кригенбурга. А между этим будут представлены различные эксперименты с формой. Немецкая театральная группа «Римини Протокол» привезла свой грандиозный телефонный проект «Калькутта в ящике» (зритель в ходе спектакля созванивается с Калькуттой), также в программе — финский панк-мюзикл «Птички, Детки и Цветочки» Кристиана Смедса и группы «Братья Хоукка», презентация современной финской драматургии, новый спектакль Ивана Вырыпаева и движения «Кислород» ─ «Объяснить» и многое другое.

По случаю юбилея фестивальная программа насыщена более, чем обычно, и длится целый месяц, с 11 ноября по 5 декабря 2008 года.

Теплое финское хулиганство25 ноября 2008

Текст Марыси Никитюк

С финским режиссером-драматургом Кристианом Смедсом московская публика знакома очень хорошо, он практически завсегдатай ежегодного фестиваля NET. В прошлом году его спектаклем «Грустные песни из сердца Европы» открывали NET, на нем же несколько лет назад показывали и первую часть трилогии-размышления на религиозную тематику «Странник».

Киевская публика, к счастью, тоже имела возможность познакомиться с этим оригинальным театральным изобретателем и хулиганом. В начале ноября спектакль «Грустные песни из сердца Европы» был показан в киевском Молодом театре.

На сегодняшнем же NETе Смедс и группа «Братья Хоукка» показали вторую часть своих рефлексий на христианскую тематику — католический мюзикл «Птички, Детки и Цветочки» в московском клубе «Б2».

Первая католическая песня
Загрузите флеш-плеер.
Первая католическая песня

Сам по себе жанр «католический мюзикл» настораживает: либо стеб, либо «зря мы сюда пришли», но поскольку Кристиан Смедс и группа «Братья Хоукка» ─ известные хулиганы, то, оказалось, ни первое, ни второе. «Птички. Детки и Цветочки» ─ своеобразный акт музыкального общения со зрителем на тему самого ценного и очевидного ─ любви, социальной свободы, веры ─ в форме непосредственного и озорного рассказа об итальянском бунтовщике и святом Франциске Ассизском.

Поначалу сложилось впечатление, что ребята попросту устроили стёбный панк-концерт с драйвовыми финскими песнями, в которых изливали наболевшее отношение к обществу потребления и церковному ханжеству, назвав это мюзиклом просто потому, что надо же как-то это с театральным фестивалем увязать.

Юка Валкепаа — незабвенный Франциск и на всю голову оторванный певец Юка Валкепаа — незабвенный Франциск и на всю голову оторванный певец

Сначала Юка Валкепаа в узких пижамных штанах поет о падении церкви, потом ─ остросоциальную песенку «Депендент», а затем удаляется переодеться в образ святого. А зрителю тем временем, ставят старые пластинки итальянской музики 50-х годов, предлагая представить, что он в Италии, на Юге, неподалеку от городка Ассизи: черный кофе, вино, а также история об одном молодом человеке, которого звали Франциск. Отец его был богатым купцом и жаждал славного будущего для своего сына. С этого момента открывается вторая часть постановки в виде теплого общения артистов с публикой: песни пересыпаются рассказами о становлении Франциска, размышлениями на тему веры, любви и жизненного выбора.

Финны подарили зрителям непосредственность, веселый бунт, юмор и теплую атмосферу. Ведя повествование о серьезном движении «бедных братьев» в средневековой Италии, они веселились, как дети, молниеносно примеряя роли, мгновенно и азартно перевоплощаясь то в официантов, то в соратников Франциска Ассизского, а то и в Папу-Гитлера

Папа-Гитлер

Валкепаа-Франциск, одевшись в цветастую панаму и пеструю рубашку-хиппи с изображением Иисуса Христа на спине, построил с «братьями» посреди зала клеенчатую палатку — храм, где спрятались музыканты. И стал ритмично начитывать текст о своей любви к масскульту: к макаронам Карбонара с кетчупом и без, к автобанам, птицам, эстонцам, мисс мира, в особенности к ее груди и т.д. Вдруг пробегает испуганный шепот: Папа пришел. В бархатном коралловом кафтанчике, с гитлеровскими усиками, и белыми рейтузами на голове появляется Папа, предлагая Франциску перебраться в Ватикан (то есть купить его, чтобы тот не представлял угрозы для «святой церкви»). Он поет жесткую песенку «Персонал Джизес».

Вторая католическая и остросоциальная песня
Загрузите флеш-плеер.
Вторая католическая и остросоциальная песня

Нечасто в театре можно увидеть такую заразительную игру: ребята не сыграли, а заигрались в историю святого Франциска, дополнив и расширив ее свободолюбивыми движениями хиппи и панков. Тут и жесткий мат, и философия, и смех, и размышления о любви, бедности, потребностях ─ о социуме.

Кристиан Смедс в развеселом фартуке Кристиан Смедс в развеселом фартуке

Смешно и мило Кристиан Смедс во время спектакля бегал ругаться в соседний бильярдный зал, чтобы не шумели, катая шары. А когда его звали назад ─ он все-таки барабанщик, и без него никак ─ кричал, что сейчас придет, вот только партийку доиграет, вбегая с сигаретой в зубах и бутылкой текилы.


Другие статьи из этого раздела
  • Право уйти

    В национальном театре поставили современную пьесу о морально-этическом выборе
  • «Жизнь удалась»

    На закрытие ГогольFestа в Киев привезли нашумевший в Москве экспериментальный спектакль по пьесе эпатажного белорусского драматурга Павла Пряжко «Жизнь удалась». Пряжко пишет систематически и много, это, наверное, потому, что писать он может о чем угодно (да хотя бы о трусах! — пьеса «Трусы» была поставлена в Театр doc.). В Москве его ценят и ждут, а главное — ставят на соответствующих для новой драмы площадках, в Белоруссии — не очень ценят и не спешат ставить
  • Театр і революція. творчість познанських «вісімок»

    У Польщі Театр Восьмого Дня вже став класичним, пройшовши довгий шлях від студентського театру поезії до театру європейського рівня. «Вісімки» спробували вдосталь різноманітних технік та напрямків (включно із методою містеріального театру Гротовського) до того, як зрозуміли, що саме вони прагнуть доносити людям. Цей театр можна назвати послідовником театру Ервіна Піскатора та в дечому навіть Мейєрхольда.
  • Бельгийцы в Венеции

    В этом году театральное биеннале в Венеции пестрит топовыми именами европейских режиссеров. Сразу же после Остермайера 11-го октября свою новую работу показал бельгийский художник и режиссер, а также известный провокатор Ян Фабр — «Прометей. Пейзаж II», созданную им в сотрудничестве с сербским международным театральным фестивалем БИТЕФ. Прежде, чем попасть на биеннале в Венецию, «Прометей» объездил Европу и Америку. Эта работа сделана в присущем режиссеру ключе — оргии и насилие на фоне прекрасных, масштабных декораций — «оживших картин». Несмотря на то, что Ян Фабр давно работает в театре, он, прежде всего,  — художник.
  • Приглашение на казнь

    В новом киевском театре «Мизантроп» поставили, возможно, лучший роман В. Набокова

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?