«Столик»: откуда берутся звуки28 июня 2013

Поляки из «Карбидо» отыграли в Киеве концерт в восемь рук.

Текст Жени Олейник

Свою уникальную выдумку — «партитуру для четырех господ и стола — Карбидо» уже привозили на киевский «Гогольфест» четыре года назад. Этот аудио-спектакль видели не только в Европе, но и в Азии и Австралии. В Украину «Карбидо» вернулись с целым туром — кроме столицы, «Столик» побывал также во Львове и Одессе.

Все начинается с того, что в столешницу влетает нож. Так появляется первый звук. Четверо за столом разыгрывают партию какой-то загадочной игры, состоящей из стука и лязга лезвий. А потом принимаются гладить, царапать и чесать деревянную поверхность, и от нее начинает исходить странная завораживающая музыка.

«Столик» — спектакль о путешествии. И хотя его участники утверждают, что это в большей мере музыкальное действо, чем театральное, у «Столика» есть свой сюжет, если не сказать маршрут. Четыре стороны стола означают четыре стороны света, а в спектакле звучат мелодии разных этносов: вариации на тему польских и белорусских народных песен, музыка скандинавии, африканские, азиатские и даже австралийские ритмы. Да и сам стол — это некий давний символ единства, присутствующий во всех культурах. «Все мы едим, играем в карты, ругаемся за столом — вне зависимости от национальности», — обьясняет музыкант Гори Гавел.

«Столик» переносит нас в те времена, когда люди еще всерьез увлекались анимизмом. Стол, на котором, собственно, играют «Карбидо», хранит в себе сотни разных звуков. Это полноценный инструмент, удивительный гибрид с припрятанными в выдвижных ящиках клавишами, замаскированными струнами, невидимыми резонаторными коробками, свистками и рычажками. А сами музыканты исполняют роли шаманов, которые своими заклинаниями выманивают звук наружу и превращают стол в большого деревянного зверя, отзывающегося на любое прикосновение.

Гори Гавел говорит: «Столик» появился от скуки. «Пили пиво и думали, на чем бы пограть, но так, чтобы всем вместе. Сидели за столом, на нем и сыграли», — вспоминает он. Идея пригодилась через два года — «Карбидо» подготовили аудио-спектакль для фестиваля авторской песни в Вроцлаве. Инструмент собрали за два месяца, и сначала думали, что проект будет одноразовым. Но потом начали экспериментировать со столом и продолжают делать это до сих пор. «Попервах очень болели пальцы, — смеется Гавел, — а теперь ничего, привыкли».

Магия зрелища состоит еще и в том, что полностью разглядеть то, что поисходит вокруг стола, невозможно — инструмент стоит в центре амфитеатра, и по крайней мере один из музыкантов всегда оказывается спиной к зрителям. Время от времени на столе появляются разные предметы, однако реквизита в спектакле нет. У всего своя партия — будь то монетка, которая с гулом кружит по столешнице, или повизгивающие фужеры с водой, или карандаш, которым в буквальном смысле вычерчивают музыку. «Карбидо» словно учат нас самой природе звука, словно заново обьясняют, что это такая же характеристика, как цвет или запах, и что она присуща всему, что нас окружает. И что любой шорох, скрип, шелест, кашель или смех — по-своему музыкален.

Спектакль завершается постепенно: музыканты по очереди поднимаются и уходят со сцены. К центру стола причаливает бумажный кораблик — путешествие подошло к концу. А когда сцена пустеет, и в зале зажигается свет, на мгновение кажется, что на самом деле никого и не было, а звук возникал из ниоткуда — по какому-то древнему волшебству.


Другие статьи из этого раздела
  • Эхо Промзоны

    На ГогольФесте идеолог и организатор фестиваля Влад Троицкий показал кроме уже существующих в условиях театра «ДАХ»«Эдипа. Собачья будка» и  «Короля Лира», новую постановку-эскиз «Школа не театрального искусства». Ею он продемонстрировал грамотное обхождение с пространством промзоны и тонкое кураторство, благодаря которому удалось связать воедино этюды актеров. На повестку дня Троицкий вместе с  «ДАХом» вынес главный вопрос. — О Театре. О театре как об искусстве, о театре как о жизни и жизненном пути
  • Дворец наслаждения трешем

    Остросоциальный спектакль Максима Голенко по Джону Уэбстеру
  • Иэн Кёртис. Вечно живой и внезапно мертвый

    Весь спектакль врач пританцовывал на краю сцены в больничном платье и создавал интригу. Россыпь таблеток и диагнозов стала кульминацией спектакля, так же, как эпилептические припадки становились кульминациями в выступлениях Кёртиса
  • Дощ, панки, «Депеш мод»

    В Молодому театрі показали німецько-харківську виставу за романом Сергія Жадана

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?