«Столик»: откуда берутся звуки28 июня 2013

Поляки из «Карбидо» отыграли в Киеве концерт в восемь рук.

Текст Жени Олейник

Свою уникальную выдумку — «партитуру для четырех господ и стола — Карбидо» уже привозили на киевский «Гогольфест» четыре года назад. Этот аудио-спектакль видели не только в Европе, но и в Азии и Австралии. В Украину «Карбидо» вернулись с целым туром — кроме столицы, «Столик» побывал также во Львове и Одессе.

Все начинается с того, что в столешницу влетает нож. Так появляется первый звук. Четверо за столом разыгрывают партию какой-то загадочной игры, состоящей из стука и лязга лезвий. А потом принимаются гладить, царапать и чесать деревянную поверхность, и от нее начинает исходить странная завораживающая музыка.

«Столик» — спектакль о путешествии. И хотя его участники утверждают, что это в большей мере музыкальное действо, чем театральное, у «Столика» есть свой сюжет, если не сказать маршрут. Четыре стороны стола означают четыре стороны света, а в спектакле звучат мелодии разных этносов: вариации на тему польских и белорусских народных песен, музыка скандинавии, африканские, азиатские и даже австралийские ритмы. Да и сам стол — это некий давний символ единства, присутствующий во всех культурах. «Все мы едим, играем в карты, ругаемся за столом — вне зависимости от национальности», — обьясняет музыкант Гори Гавел.

«Столик» переносит нас в те времена, когда люди еще всерьез увлекались анимизмом. Стол, на котором, собственно, играют «Карбидо», хранит в себе сотни разных звуков. Это полноценный инструмент, удивительный гибрид с припрятанными в выдвижных ящиках клавишами, замаскированными струнами, невидимыми резонаторными коробками, свистками и рычажками. А сами музыканты исполняют роли шаманов, которые своими заклинаниями выманивают звук наружу и превращают стол в большого деревянного зверя, отзывающегося на любое прикосновение.

Гори Гавел говорит: «Столик» появился от скуки. «Пили пиво и думали, на чем бы пограть, но так, чтобы всем вместе. Сидели за столом, на нем и сыграли», — вспоминает он. Идея пригодилась через два года — «Карбидо» подготовили аудио-спектакль для фестиваля авторской песни в Вроцлаве. Инструмент собрали за два месяца, и сначала думали, что проект будет одноразовым. Но потом начали экспериментировать со столом и продолжают делать это до сих пор. «Попервах очень болели пальцы, — смеется Гавел, — а теперь ничего, привыкли».

Магия зрелища состоит еще и в том, что полностью разглядеть то, что поисходит вокруг стола, невозможно — инструмент стоит в центре амфитеатра, и по крайней мере один из музыкантов всегда оказывается спиной к зрителям. Время от времени на столе появляются разные предметы, однако реквизита в спектакле нет. У всего своя партия — будь то монетка, которая с гулом кружит по столешнице, или повизгивающие фужеры с водой, или карандаш, которым в буквальном смысле вычерчивают музыку. «Карбидо» словно учат нас самой природе звука, словно заново обьясняют, что это такая же характеристика, как цвет или запах, и что она присуща всему, что нас окружает. И что любой шорох, скрип, шелест, кашель или смех — по-своему музыкален.

Спектакль завершается постепенно: музыканты по очереди поднимаются и уходят со сцены. К центру стола причаливает бумажный кораблик — путешествие подошло к концу. А когда сцена пустеет, и в зале зажигается свет, на мгновение кажется, что на самом деле никого и не было, а звук возникал из ниоткуда — по какому-то древнему волшебству.


Другие статьи из этого раздела
  • Ще один день Івана Денисовича

    Жанр: его-рецензія: Ця вистава втретє відвідує Київ, дехто її стільки ж і дивився, і це, я певна, не межа. Пробираючись за жовтою курткою Андрія Жолдака по темному Арсеналу, я думала, який ефект справлятиме гавкіт собак у цих величних стінах, чи сіпатимуться зі страху грубі нервюри, спускаючи тремкіт в колони? Минулого разу я йшла на «Денисовича» по відремонтованим коридорам Жовтневого палацу в супроводі вівчарок, спостерігала стратегічно наставлених режисером юродивих, слухала про мандавошок, але все наче не про мене було, в голові відстукувало — це ТУТ, ТУТ водили на допити КГБ політв’язнів.
  • Іранське ритуальне дійство тазіе

    Тазіе ─ це суто перська театрально-ритуальна традиція, яка попри всі заборони та численні трансформації дійшла до наших часів. У доісламський період (до сьомого століття нашої ери) в Ірані були поширені видовища іншого типу, пов’язані із траурними церемоніями і вшануванням іранських міфологічних героїв: Сіявуша, Шервіна, Іраджа, Заріра. Коли араби захопили Персію, традиційні видовища було заборонено, оскільки cамі араби не мали театру і, мабуть, мало розуміли його суть. Натомість вони принесли іслам, і персам довелося трансформувати історію про Сіявуша у ісламську релігійну оповідь. Так, виникає тазіе, що в перекладі із арабської означає «співчуття», «жалоба». Тазіе, зазвичай, має один стандартний сюжет про загибель імама Хусейна, який залежно від регіону, де він грається, доповнюється чи видозмінюється
  • Не любовь не людей

    Пьесу «Любовь людей» белорусского автора Дмитрия Богославского, заслужившую всевозможные похвалы на драматических фестивалях, в ближайшее время можно будет увидеть только на сцене Московского академического театра им. Маяковского. Но киевляне имели возможность прослушать ее 10 апреля в букарне «Бабуин» в исполнении актёров Театра драмы и комедии на Левом берегу Днепра и выпускников театрального института им. Карпенко-Карого. Читка состоялась в рамках проекта фестиваля «Неделя актуальной пьесы» и букарни «Бабуина — Актуальный вторник»
  • Особам до 18 вхід заборонено. Альтернативний польський театр SUKA OFF

    Театр Suka OFF є скандальною польською групою, їх творчість балансує на межі «звичайного вибрику молодих перформерів, які „роблять собі ім’я“ і „бажанні щось донести за допомогою брутальної девіантної естетики“. Цей театр не має стаціонарного майданчика, знаходиться в площині авангарду і виходить за межі мистецтва, стимулюючи його подальший розвиток.
  • «Токіо/Фестиваль». Театр після Фукушіми

    «Токіо/Фестиваль» театральний фестиваль, що проходить в Токіо щорічно з 28 жовтня по 25 листопада з 2009 року. Театре за підтримки Фонду Ріната Ахметова «Розвиток України» мало змогу відвідати другу половину фестивалю, і дізнатися про стан сучасного театру в Японії.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?
Линолеум Цены на линолеум для кухни очень привлекательны.