Волчье танго. Дети-дикари25 мая 2008

Текст Марыси Никитюк

Фото Евгения Рахно

Явление. О физическом театре* в Киеве слышали. В основном, о нем знают в кругу неокрепшего отечественного контемпорари-дэнс, так как физический театр тяготеет больше к танцевальным практикам. С учетом предельной неосведомленности публики любая подобная информация (которую воочию сложно проверить) сродни оккультным знаниям. В мае киевляне, вовремя купившие билеты на легендарное DEREVO, могли сами увидеть, что это такое.

Постановки в эстетике Физичиского театра могут быть крайне натуралистичными Постановки в эстетике Физичиского театра могут быть крайне натуралистичными

Корни DEREVO. Театр DEREVO существует около 20 лет, был основан легендарным танцором Антоном Адасинским, чей путь к физическому театру начался сотрудничеством с не менее легендарным «клоуном», создателем фигуры «Асясяй» Вячеславом Полуниным. Корни DEREVO в Питере, здесь на свободных началах была организована первая труппа театра. После перестройки, в 90-х, мощная карнавальная энергия разрушения, питавшая творцов на постсоветском пространстве иссякла — DEREVO пришлось уехать. Театр некоторое время странствовал, пока не обрел второй дом — большую студию в Дрездене.

Язык театра. Основная художественная задача DEREVO — передать телом любую сущность, любую эмоцию. Техника театра основана на танце «Буто», различных видах пантомимы, на клоунаде, акробатике, балетной технике и танцах народов мира. Вбирая мировой танцевальный опыт, DEREVO обрело свой собственный язык, и у себя на родине воспринималось как чудо и откровение.

Начало второй части «Волчьего танго»: танцоры лежат аккуратно вряд, подымаясь из бетона Начало второй части «Волчьего танго»: танцоры лежат аккуратно вряд, подымаясь из бетона

Правила жизни. За годы практики выработались не только техники, но и собственные правила, диктующие взаимоотношения внутри группы и с внешним миром: не лезть в личную жизнь друг друга, попусту не говорить, телевизор не смотреть, газеты не читать, радио не слушать. DEREVO является не только творческим коллективом, но и своеобразной духовной школой, путем познания себя, творчества и других реальностей.

Импровизируя и любя. В мае DEREVO должно было показать в Киеве спектакль «Кетцаль» — апокалиптическое зрелище на основе ацтекских мифов, а также импровизационную программу в рамках ГогольFest. Но сложилось так, что «Кетцаль» — одно из значений названия — «чудо-птичка с красивыми пестрым оперением» — до Украины не долетел. Но не менее интересная импровизационная программа была показана в Арсенале, и вызвала у зрителей массу позитивных эмоций. DEREVO, перемещаясь по миру, нередко создает подобные импровизации: используя возможности места, играя с ним, около десяти танцоров устраивают друг другу свидания на неизвестных территориях, влюбляя эти территории в себя.

«ВОЛЧЬЕ ТАНГО»

Волки, люди, оборотни? Актеры сверкают белыми линзами с узкими звериными зрачками из-под испачканных белой краской преимущественно бритых лбов. В примитивных физических импульсах танцоры разбредаются по коридору в Арсенале в плотном кругу зрителей, кто-то двигает колонны, кто-то, найдя палку, с ней идет, подкашивая ноги паралитика.

Девочка-волчица Девочка-волчица

Чудное название «Волчье танго» является просто чудным названием, ведь в эстетике физического театра любые звериные названия будут уместны.

Спектакль состоял из двух частей: в красном огненном свете и в белом холодном сумраке. Эти опорные точки — почти единственное, что было зафиксировано в постановке, а между — свободная импровизация. «ДРЕВЕСНЫЕ» оборотни среди мусора, собранного на заднем дворе Арсенала, разжигали костры, прыгали через них, гасили их, представляя неких постапокалиптических людей на руинах прежних городов. А в воздухе огромного коридора плавно парили черные бабочки — пепел сгоревших костров.

Три костра запылали в Арсенале, чтобы родить черных бабочек Три костра запылали в Арсенале, чтобы родить черных бабочек

Было смешно и захватывающе наблюдать жизнь этих простых, чистых, по-эдемски наивных, но одновременно физиологически грубых, олигофреничных персонажей. Возможно, кто-то ждал привычного сюжета, или поля для интеллектуальных упражнений, но нет, — это чистая беспредметная радость — эмоции. В дыму в красных тонах бегают, покрикивая, нимфы, срывая цветы с колонн Арсенала, оголяя их неприкрытую серь, их бетонные тела. Каждый из танцоров глубоко в своем мире, транслирует зрителю свою эмоцию, бегая по кругу.

Испуганные нимфы носятся по кругу Испуганные нимфы носятся по кругу

Потом был чудесный белый танец с топорами, лирика которого вызвала улыбку и ностальгию.

Во второй части в холодном белом свете потерянные люди говорят несвязные слова, сбиваются тесно в круг, разбредаются — воплощая идею самопоглощающего одиночества. Грязные, даже рельефные актеры — к их лицам и телам приклеился мусор, словно ракушки, водоросли, кораллы к морским чудовищам — в конце красят руки. Кто в красный, кто в фиолетовый и зеленый цвет — дети-дикари.

Думается, шероховатому пространству Арсенала эта постановка должна быть самой родной, поскольку родилась в его чреве, зачатая непосредственно его вибрациями в стенаниях сырых колонн, под музыку Игоря Тимофеева. Он, как истинный шаман, отбивал демиургический ритм хаоса посреди ритуальной беготни диких детей.

Антон Адасинский — лесной человек из глины Антон Адасинский — лесной человек из глины

Прекрасными могут быть как порхающие танцоры, так и распадющиеся на части биомасcы Прекрасными могут быть как порхающие танцоры, так и распадющиеся на части биомасcы

«Белый танец» с топорами «Белый танец» с топорами

В самом театре DEREVO по большей мере молчат. А если есть что сказать — танцуют В самом театре DEREVO по большей мере молчат. А если есть что сказать — танцуют

«Волчье танго» было показано 9 мая 2008 года в Киеве, в «Арсенале«, в рамках ГогольFest

*Физический театр — направление в зрелищных видах искусств, в котором раскрытие темы, сюжета, передача эмоций осуществляется посредством тела актера, крайней физиологичности его движений. Постановки физического театра включают: пантомиму, клоунаду, акробатику, игру с предметным миром, техники контемпорари танца. Натуралистичная эстетика этого направления противоположна возвышенной эстетике балета.

Каждое движение в физическом театре является первоначальным и самодостаточным «иероглифом», в котором прослеживаются принципы драматического построения.

Проявлений физического театра может быть много и разных, поскольку первоначальный «голос тела», физический импульс, чья правда в этой технике неоспорима, может быть смешан с множеством танцевальных техник и практик в различных пропорциях. Каждый театр в этой эстетике волен найти свой собственный язык передачи смыслов.

На формирование физического театра оказал воздействие театр танца ХХ века (Мейерхольд, Гротовский, Брехт). Татцуми Хиджиката в 50-х годах основал «темный танец „Буто“ (где первоначальными отличительными чертами был белый грим, бритоголовые танцоры и некрасивая танцевальная эстетика вышедшая из традиционных театров Японии Но и Кабуки). Его постановки нередко основывались на произведениях Юкио Месимы. И хоть долгое время в самой Японии „Буто“ считался маргинальной техникой, в Европе он имел ощутимое влияние на становление современного пластического языка и физического театра. Этьен Декруа, создавший предметную пантомиму, тоже числится в предтечах этого направления.

Информационный источник: Википедия


Другие статьи из этого раздела
  • Ведьмы на Подоле: шабаш средней руки

    Радостный и румяный Дес Диллон, привезенный на премьеру Британским советом, рассказывает, что пьесу «Шесть черных свечей» он написал 14 лет назад на заказ одного Шотландского театра. Диллон — мастер комедийного стендапа — писал о черной магии своих шести сестер. Легкий, веселый, непретенциозный текст повествует об излишне верующих сестрах, которые не прочь умертвить парочку своих обидчиков
  • Сергій Жадан в Івана Франка

    Книга «Гімн демократичної молодці» складається з шести історій, що відсилають читача до початку 90-х років: розпад СРСР, становлення першого бізнесу, гігантські афери й дрібні махінації на тлі виживання. Сергій Жадан розгорнув дію роману в місті своєї юності — в Харкові. За основу п’єси письменник взяв сюжет новели «Власник найкращого клубу для геїв» — це історія трьох компаньйонів, які, «аби заповнити вільну нішу в бізнесі», раптом надумали відкривати гей-клуб у Харкові.
  • Театральная Япония

    Согласно официальной статистике, в Японии сегодня насчитывается около трех тысяч театров. Но реальность несколько иная… В 1980-е — во время так называемого, японского экономического чуда — действительно, были построены тысячи новых театральных пространств, многие из которых не были открыты, другие же были открыты, но использованы не по назначению. Недавний мировой экономический кризис, а также экологическая катастрофа (землетрясения и цунами) нынешнего года стали причиной закрытия многих коммерческих и государственных театров.
  • «Крысолов». Идейный голод

    Сегодня можно сказать, что Дмитрий Богомазов и его театр «Вільна сцена» вошли в череду самоповторений, жаль, что этот театр попал в ловушку безыдейности, не достигнув, своего пика. Это проблема не только Киева, и не только театра, экономический кризис, который повлек за собой идейный застой, не случайно назвали цивилизационным, в результате него — штиль и затишье отчетливо иллюстрирует нам киноиндустрия, визуальное искусство и литература. Понятно, что ребята из  «Вільной сцены» скованы, кроме всеобщего кризиса, еще и камерным помещением, но  «Крысолов» — их последняя премьера — оказался довольно блеклой копией предыдущих камерных спектаклей Д.  Богомазова.
  • «Войцек». Готическая сказка

    Эстетика Дмитрия Богомазова интересна не только для украинского, но и для мирового театрального пространства. Неудивительно, что сочетание магнетической пьесы Бюхнера «Войцек», самобытной режиссуры и творческого потенциала актеров Театра на левом берегу Днепра дало ожидаемо качественный результат

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?