Дворец наслаждения трешем08 июля 2015

 

Текст Елены Мигашко

Фото Евгения Стебловски

 

Современник Шекспира Джон Уэбстер – мастер «кровавой трагедии». В нагромождении убийств и кровавых ужасов, в демонстрации порока со всевозможными его проявлениями Уэбстеру нет равных. Чего стоит одна только сцена из «Герцогини Амальфи», где главной героине с целью запугивания подносят руку, отрубленную у трупа. После – показывают восковые фигуры, изображающие повешенными ее детей.  А перед самой казнью герцогине приносят веревку, которой она будет задушена, и хладнокровно рассказывают о ее предназначении. Эти сцены у английского драматурга погружены в вязкую атмосферу нескончаемых дворцовых интриг, политических и межличностных разборок.

Такой привлекательный налет концентрированного, ничем не разбавленного ужаса, подающегося открыто и без заискиваний, на который приходится смотреть с широко раскрытыми глазами, должно быть, и приманивает современных режиссеров.

Для спектакля Максима Голенко «Палац насолоди» Виктор Понизов делает адаптацию пьесы «Герцогини Амальфи» Джона Уэбстера. Он лишает вышеупомянутую жестокость «высокого стиля» и героического пафоса. Жанр спектакля, поставленного совместно с Bilyts Art Centre – трэш. Кардинал превращается в развратного митрополита, герцог Фердинанд – в мента Федора (Андрей Кронглевский), придворный и доносчик Боссола – в мужика Даню (Олег Примогенов), то и дело разбавляющего действие игрой на баяне и пением русского шансона. Вместе они, митрополит и управляющий милиции, травят свою родную сестру Амалию (Екатерина Башкина-Зленко), решившую, после смерти мужа, забрать деньги и уехать с новым возлюбленным.

Все герои современной истории – очень типажные и гротескные. Максим Голенко обостряет характеры и выводит все происходящее чуть ли в формат иронического шоу. Спектакль, кажется, сделан из множества «монтажных склеек»: текст на стене-заднике объявляет героев (напр. «Анжела – типова білявка і шльонда, коханка митрополита»), разыгрывается эпизод, насыщенный «чернухой» и львиной долей черного юмора, в переходе между сценами – зал погружается в темноту, звучит музыка Дмитрия Данова, написанная специально для спектакля. Да и сама постановка разделена на главы (о чем сообщает текст на заднике): Глава I «Похорон», Глава II «Храм» и т.д. Чтобы придать действию динамики, Максим Голенко дробит его, делит на части.

Cпектакль разыгрывается на черной площадке (позаимствованной, кстати, из спектакля «Вий 2.0», художник - Федор Александрович), в глубине которой, как по подиуму, проходят герои. В центре круговой площадки – резервуар с водой, в котором у Голенко проходят и сцены драк, и сцена родов Амалии. Насилие, так богато расписанное Уэбстером, в первой части спектакля подается как нечто проходное, нечто само собой разумеющееся в этом мелком и грязном, нашем, преступном мире. Его подают с потрясающей хладнокровностью, над ним иронизируют и стебутся. Действительно, почему бы не сыграть сегодня сюжет Уэбстера в духе того же МакДонаха? Рецепт прост: много неприкрытой жестокости, и еще больше – иронии и равнодушного к ней отношения, как раз и заставляющих нас, зрителей, этой жестокости ужасаться.

Уже во второй части спектакля режиссер пытается «поднять» современную историю до масштабов трагедии. Действие достигает высшей точки напряжения в седьмой главе – «Божевілля». Здесь богатенькие братья после неудавшегося шантажа помещают Амалию в психушку – вырисовывается «трагический герой», одинокий в своей борьбе против окружающих. Здесь впервые режиссер предлагает зрителю сопереживать. На стенах, параллельно репликам героев, изредка появляется поэтический текст, а доносчик Даня время от времени начинает говорить стихами. Но, гротеск и стёб остаются в силе. В следующей главе – «Вибух» – Анжела, одетая пошло и дешево, корячится на сцене под русский шансон, зачитывая цитаты из Библии, и умирает от яда, оказавшегося на страницах. Все это – рядом с трупом Антона, возлюбленного Амалии, валяющегося под ногами.

Наконец, в «Эпилоге», когда каждый второй герой оказывается мертвым в результате выяснения отношений, доносчик Даня выходит на сцену, нацепив дурацкие бумажные крылья и, окинув взглядом трупы, продолжает играть на баяне.

 

Не смотря на модный и уже знакомый угол зрения, выбранный Максимом Голенко, ни у кого в зрительном зале не возникает сомнений: мир за окном ничуть не лучше средневековых замков.


Другие статьи из этого раздела
  • Корейцы. Войцек. Стулья

    «Садори» — корейская труппа, экспериментирующая в жанре физического театра… Надо сказать, что это и выглядит, как чистый эксперимент: «Войцек» поставлен в духе скупого на экстравагантные па балета со стульями с вкраплениями разговорного театра и с титрами сюжетных выжимок, которые и обозначают происходящее на сцене. Физического театра здесь нет. На протяжении всей полуторачасовой постановки не оставляет ощущение, что спекталкь имеет поразительное сходство с японскими мультиками. Сказывается близость культур и попытка расширить выразительный спектр актерских техник. Актеры-танцоры временами визжат и корчат гримасы, что зачастую выглядит попросту наивно, равно как и заданный структурой пьесы кинематографический монтаж — отдает схематизмом и простоватостью.
  • «Сыроеды»

    Часто смотришь спектакль и вдруг понимаешь, что это никому не нужно. То есть, безусловно, одним необходимо работать, а другим — развлекаться, но не более того. На профессиональной сцене однотонные спектакли отстреливают от зубов профессиональные однотонные актеры. Смотреть же на студенческие работы зачастую страшно — всеми силами стараешься простить инфантилизм. Нет на свете совершенства. Однако, еще не протоптав глубокую тропинку к секрету собственного вдохновения, учащиеся актеры заряжены необузданной энергией, они еще не играли сотый спектакль, и оступаются на сцене, наивно краснея, непосредственно выдавая свое волнение.
  • Немного Бродского в Театре на Подоле

    В Театре на Подоле, в его уютной камерной части, той, что на Андреевском спуске, Игорь Славинский, режиссерствующий актер этого театра, создал красочный эмоциональный спектакль-феерию, соединив стихи Иосифа Бродского и популярные песни о любви.
  • Грузинский театр — Свободный театр

    «Хотите узнать, чем живет современный грузинский народ,  — сказал на пресс-конференции Автандил Варсимашвили,  — посмотрите спектакли Свободного театра»
  • Игровая «Красивая птица»

    О постановке «Чайки» Олега Липцына

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?