Время маленьких людей19 марта 2008

Без хребта.

Текст Марыси Никитюк

Фотографии Андрея Божка

«Я хочу новый позвоночник, я хочу ходить прямо»

Крецкий

Пьеса: «Бесхребетность. Вечер для людей с нарушенной осанкой

Автор: Ингрид Лаузунд. Немка

Режиссер: Влад Троицкий. Свой

Место постановки: ДАХ

В Германии живет и работает Ингрид Лаузунд. Она драматург, она пишет пьесы. Она написала «Бесхребетность. Вечер для людей с нарушенной осанкой». Исполненный иронии прозрачный и легкий текст. Это одновременно и комедия, и негероическая драма о мелких людях в системе офисного быта.

Пьеса Лаузунд — образец постинформационного мышления. В ней можно увидеть развлекательную и остроумную комедию для массового зрителя, лирическую комедию или едкий сарказм на новый бюрократический строй. А можно обнаружить без меры обмельчавших людей, наедине повторяющих себе, что они хотят новый позвоночник, чтобы ходить прямо, и тут же добавляющих: «малость замахнулся».

Это один из самых дорогих спектаклей театра ДАХ. Холодный high-tech отсылает к точности кибергеометрии. Интимная сцена ДАХа оббита стальными пластинами: неуютно и жестко. На сцене пять полукруглых кабинок соединены с потолком железными трубками. Влад Троицкий сделал акцент на отчуждении: актеры статичны, они сидят на своих рабочих местах, к которым прикреплены видео-камеры, снимающие каждого из персонажей и транслирующие изображении на металлический экран в глубине сцены.

Шмит (Даша Бондарева) сидит за своим рабочим местом Шмит (Даша Бондарева) сидит за своим рабочим местом

Система жесткого контроля, почти клинической иерархии, где каждого назвали, умыли, расфасовали, упаковали и разложили — это система служебной, офисной жизни, упраздняющей личность. Сегодня легко быть ровным, быть как все, глубоко пряча собственное мнение и в итоге просто потерять его.

Привычного театрального действия в постановке почти нет, актеры сидят на своих рабочих местах, лицо и руки — это их единственные выразительные средства. Пять человек, общаясь друг с другом с помощью камер, изображают современный офис. Здесь каждый сидит в Гугл-токе, межличностное общение прервано, а коммуникация через машины искривлена ложью, двусмысленностью и паранойей. Вот Хуфшмит и Шмит, которые друг друга ненавидят, обговаривают совместную работу: «меня от тебя тошнит», «меня от тебя уже стошнило», «я тебя урою, сначала тебя, а потом тебя».

Готовясь войти в дверь к шефу, сотрудники репетируют движения, чтобы лучше выглядеть. А выходят от него просто без лица — вместо него — кусок теста, или с ножом в спине, или с собственной головой под мышкой.

После «плодотворного» разговора с ШЕФОМ Кристенсен (Вишня) разгуливает с ножом в спине После «плодотворного» разговора с ШЕФОМ Кристенсен (Вишня) разгуливает с ножом в спине

Сотрудники:

— Крецки, красив, одет небрежно, местный шут и плут

— Хувшмит, офисный лидер, агрессор

— Шмит, железная леди, на лицо жесткий феминизм

— Кристенсен, самый добрый человек офиса

— Крузе, неудачник, «как бы не был ты сам низко, он всегда будет ниже»

Особенным образом выставлен свет, освещая актеров, либо снизу, либо сверху — лица поглощаются полумраком, очерчивая глубокие тени под глазами и впалость щек. На экране движется аватарка каждого в черно-белом цвете. Актеры работают на камеру, осваивая новый тип игры.

Наташа Беда, ведущий-суфлер-надсмотрщик, то и дело железным тоном лагерной фурии чеканит команды рабочим и названия глав, из которых состоит спектакль. Озвучивает на пару с Игорем Постоловым — шепелявящим компьютерщиком — объяснительные куски, читает ремарки, придавая порядку офисной жизни лагерного оттенка.

Наташа Беда, стальная девочка (в глубине), за всем следит, все контролирует Наташа Беда, стальная девочка (в глубине), за всем следит, все контролирует

Спектакль движется в рваном ритме, постоянно наступая на паузы. Даже когда герои наедине, в любой момент может прозвучать свисток, а потом команда «Пауза». Перед зрителем рождается и умирает ежесекундно онлайн-фильм: театр по законам кинокадра или кино в нефиксируемом режиме быстротечности.

Влад Троицкий создал прообраз веб-спектакля. Но как бы ни была компьютеризирована постановка, она не теряет человеческого характера. Возможно, это один из самых человечных спектаклей. Человек — создание самое благородное. Человек — создание самое низкое. Он волен творить изумительные вещи, но ему никогда не выйти из повторяемого хода собственной мелочной и пустой жизни.

Ингрид Лаузунд говорит о том, что боль другого недоступна, что люди друг другу непонятны, что жизнь унифицирует всех. И, чтобы сохранить человеческое лицо, нужно каждую минуту бороться за себя… в первую очередь с самим собой. Потому что может оказаться, что уже слишком поздно: пароль утрачен, операционная система — обыватель.

Монолог Крузе «Обыватель»
Загрузите флеш-плеер.
Монолог Крузе «Обыватель»

Крецки (Владимир Миненко) и Крузе (Дмитрий Ярошенко) битых пятнадцать минут пытаются «почитай что уйти далеко-далеко», то есть уволиться Крецки (Владимир Миненко) и Крузе (Дмитрий Ярошенко) битых пятнадцать минут пытаются «почитай что уйти далеко-далеко», то есть уволиться

Постановка обнажает конфликт современности, обнаруживая вечные темы: о патологической иерархии в коллективе, о низменности людей, о невозможности взаимопонимания. У Влада Троицкого получилось доброе техногенное высказывание на тему «люди должны оставаться людьми» с горьким привкусом разочарования в человеческой природе.

P.S:

Хувшмит (Дмитрий Костюминский) о приступах «катарсиса»
Загрузите флеш-плеер.
Хувшмит (Дмитрий Костюминский) о приступах «катарсиса»


Другие статьи из этого раздела
  • Скіфське каміння: мати-дочки

    «Скіфське каміння» — остання вистава Ніни Матвієнко, яку поставила американська режисерка українського походження Вірляна Ткач (до 20-ліття свого нью-йоркського колективу «Яра», що грає в театрі «Ля Мама»). Востаннє в Києві цей спектакль показували в рамках ГогольFestу 2010.
  • «Римини Протокол». Театр новых форм

    «Римини Протокол» — это театральная группа, созданная в 2000-ом году тремя артистами-экспериментаторами: Хельгардом Хаугом, Даниэлем Ветцелем и Штефаном Каэги. Они известны в Европе своими нестандартными и, на первый взгляд, не театральными постановками. К примеру, одна из их робот заключается в том, что зритель заходит в телефонную кабину и связывается с оператором из Дели. На биеннале в Венеции «Римини Протокол» показали свою новую работу — документальный спектакль об эмигрантах из Казахстана, а также специально для фестиваля в короткий срок создали театральный квест с айподами «Видео-прогулка по Венеции».
  • Помийна яма

    В Молодому театрі поставили класичну повість про проституцію
  • Испорченный Чехов

    Прочитанная в Киеве пьеса Павла Демирского «Бриллианты — это уголь, который хорошо над собой поработал» — не самая удачная работа драматурга. Текст, который якобы является продолжением «Дяди Вани» А.П. Чехова, на самом деле — его унылая осовремененная карикатура. Сквозь уже знакомые судьбы чеховских героев проходят чисто авторские социальные клише о  «гражданском обществе», «социальной справедливости», «корзине потребителя» и т.п.
  • Самый русский латыш

    18 и 19 марта в киевском Театре русской драмы им. Леси Украинки покажут один из лучших московских спектаклей последних лет. Предыстория его создания такова. Весной 2008 года фестиваль NET организовал в Москве гастроли латвийской театральной звезды Алвиса Херманиса и его Нового рижского театра

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?