ЖАНР: «БЕЛЛЕТРИСТИЧЕСКАЯ РЕЦЕНЗИЯ» …

Или все что угодно после просмотра «Марат/Сад» в театре Русской драмы им. Леси Украинки28 сентября 2008

Сочиняла Марыся Никитюк

Фотографировал Андрей Божок

18–26 сентября — Киев

4 ноября — Мюнхен

В рамках дней немецкой культуры в Украине Постановка «Марат/Сад» в Театре Русской драмы им. Леси Украинки

Пьеса немецкого драматурга и писателя ХХ ст. Петера Вайса Необъятное название пьесы — «Преследование и убийство Жан-Поля Марата, представленное артистической труппой психиатрической лечебницы в Шарантоне под руководством господина де Сада

Режиссер Катрин Кацубко (Германия) совместно с немецкими актерами Института театроведения (Мюнхен) и актерами Театра Русской драмы

Спектакль на двух языках: немецкий и русский

Соблазнительные картины революции. Ассоциации

Сегодня — год тысяча восемьсот восьмой, Июль, тринадцатое число… Пятнадцать лет, как произошло убийство того, сидящего в ванной

Собственно, вышеизложенное — это и вся информация о спектакле, дальше — размышление и литературное безумство. «Убийство того, сидящего в ванной» — именно эта лаконичная и модерная фраза своим издевательским нигилизмом побуждает к безумству фантазии. Вспомним картину Жака-Луи Давида «Смерть Марата» — кровавого революционера времен Большой французской революции, «друга народа и брата». Времена жуткие: в воздухе пахло кровью и порохом, на баррикадах гавроши рвали грудь свободе Делакруа и мочились на отрубленные головы аристократов и королей. Марат — одно из главных действующих лиц революции, перед смертью, изводя себя мыслями о революции, он томился в ванной, спасаясь от экзем. Эти соблазнительные картины имеют к рецензии весьма отдаленное отношение, но мне всегда хотелось литературно помечтать на тему «революция и я»: подглядеть за бесчинством черни на улицах дымящегося Парижа, где одновременно в одну эпоху собрались все волнительные персонажи: Шарлотта Корде, Бонапарт, Маркиз де Сад, Мария Антуанетта и Марат. И если такой повод, как премьера, позволяет упиться на безопасном расстоянии трехсот с небольшим лет красотой упадка и трагедии, значит, полагаем, была премьера не напрасно. А была ли постановка блистательной, значения не имеет, когда в воображении оживают и пульсируют своей темной жизнью извращенные, омерзительные герои писательницы Габриель Витткоп из ее беспрецедентно жесткого романа «Торговка детьми» …

«Смерть Марата» кисти Жака-Луи Давида «Смерть Марата» кисти Жака-Луи Давида

«Смерть Марата» кисти Катрин Кацубко «Смерть Марата» кисти Катрин Кацубко

Брехтовский театр, подернутый психиатрическим безумием де Сада. Критика.

Марат! Революцию нашу изгадили! Марат! Мы с врагами своими не сладили! Марат! Мы, как прежде, живем в угнетении! К чертовой матери долготерпение!

Пьеса Вайса написана в исключительно оригинальной и «вкусной» форме, именно поэтому и не осталась на задворках драматургии как левацкий фельетончик (Петер Вайс импонировал коммунистам и его творчество соответственно), а стала интересным материалом для смелых театральных экспериментов. Стихотворная форма и «левое» публицистическое содержание. Вайс использовал реальный факт постановок Маркиза де Сада в Шарантоне, чтобы пофантазировать на тему дебатов де Сада и Марата о революциях, о человеческом сообществе и о миропорядке в целом. Действие пьесы происходит во время открытого спектакля де Сада об убийстве Марата, где больные, разыгрывая пьесу о тирании «былых времен», говорят о «дне сегодняшнем». Драматург завернул свои воззрения в брехтовскую форму «Театр в театре». Актеры дистанцированы и удалены от ролей своих персонажей, будто выныривают из-под грубых масок и в водовороте безумства снова с ними незаметно стростаются.

Украинский и немецкий паяцы — ведущие спектакля — много себе позволяют: издеваются, иронизируют, как и подобает шутам Украинский и немецкий паяцы — ведущие спектакля — много себе позволяют: издеваются, иронизируют, как и подобает шутам

Сюжет подернут психиатрическим безумием лечебницы Шарантон, где провел последние годы своей жизни небезызвестный Маркиз де Сад, ставящий спектакли с сумасшедшими, на которые собиралась вся парижская элита. Это немало щекочет воображение — как театральный критик, отдала бы руку и почку, чтобы посмотреть хотя бы одну такую постановочку.

Постановку же Катрин Кацубко в Русской драме можно было посмотреть за обычные деньги. «Марат/Сад» политического привкуса лишена, и это естественно, потому что его в современном украинском театре никто не ждет, его и без того хватает в наэлектризованном политикой информационном поле. В эпицентре социально-философский антагонизм — идеального общества не существует и надо либо терпеть все нарастающее неравенство среди людей, либо собирать кровавый урожай на полянке, где цветут человеческие головы. Эта неразрешимость в постановке представлена в жестких диалогах де Сада и Марата, первому плевать и на Францию, и мироустройство, второй стремится к идеалу посредством трупов.

Предположительно — голова Шарлотты Корде. С ней по сцене носится озверевшая чернь, показывая, какие зрелища на самом деле нужны народу Предположительно — голова Шарлотты Корде. С ней по сцене носится озверевшая чернь, показывая, какие зрелища на самом деле нужны народу

Впервые пьеса была поставлена в Западном Берлине в 1964-ом году, но истинный успех к ней пришел в легендарной постановке Питера Брука в Лондоне.

В советские 80-е эту пьесу хотел ставить Любимов на легендарной публицистической Таганке, тогда ему не разрешили. А когда он поставил ее уже в постсоветской России, ее политический смысл был никому не нужен, однако фееричность и высокий стиль мастера был в постановке очевиден и вошел в историю постановок. «Марат/Сад» Катрин Кацубко в Театре Русской драме — довольно хорошая двуязычная немецко-украинская постановка, позволяющая на ее фоне помечтать о революционном мраке.

Немецкий Маркиз де Сад и избивающая его Шарлотта Корде Немецкий Маркиз де Сад и избивающая его Шарлотта Корде

История ничему не учит, и театр тоже, театр — это просто красиво, а кто думает иначе, тот обманывается.

Комментарий редакции УТП: некоторые постановки существуют исключительно для того, чтобы разбудить творческую фантазию критика и придумать то, что режиссеру и не представлялось. И есть в этом не только наглость этого критика — не смотреть на сцену, а смотреть В СЕБЯ, — но и определенная ответственность режиссера — показывающего СЕБЕ. Длиннейшие полотна некоторых спектаклей просто влекут рождать критиков «качественные фантазмы», заполняя пустоты «мыслями о своем». А редакция УТП ответственности за режиссерские/актерские/авторские фантазии не несет.

Марат! Революцию нашу изгадили! Марат! Мы с врагами своими не сладили! Марат! Революцию нашу изгадили! Марат! Мы с врагами своими не сладили!


Другие статьи из этого раздела
  • Іспанці у розмірі м3

    Для пересічного київського глядача, який ще як слід не скуштував європейських театральних марципанів, іспанець Фернандо Санчес Кабезудо (Fernando Sбnchez-Cabezudo) aka Mr. KubiK Producciones може стати новим цікавим досвідом. Вистава, яку привезе його театральний колектив на Гогольфест, являє собою постмодерністський мікс із абсурдизму, кафкіанства та лівої критики під соусом чудернацької кубічної форми.
  • «Идиот» Някрошюса

    «Идиот» — последняя премьера литовского режиссера Эймунтаса Някрошюса, которую показали в Литве, в Италии и в России. После Петербуржского театрального фестиваля «Балтийский дом»«Идиота» увидели и в Москве 14, 15, 16 ноября в Малом театре на фестивале «Сезоны Станиславского». «Идиот»«Някрошюса» удивительным образом передает надрыв Ф. Достоевского, который в романе нагнетается стремительным наплывом персонажей самого разного толка, обычно маргинального, и срывающимся голосом автора. Повествование Достоевского построено по ним же и описанному принципу эпилептического припадка: ускоряющийся лихорадочный тон событий, все на пике своей нервозности, потом невероятный всплеск неожиданного безумия/припадка, минутное просветление и мрачное забвение. В спектакле же этот ненормальный мир передан обострением и даже излишним гротеском персонажей
  • Судьба человечества

    Национальная опера Украины, очевидно, входит в новую фазу своего развития. Ряд громких балетных событий (радующих публику в этом сезоне), вдохновлённых новым худруком балетной труппы НОУ Денисом Матвиенко, неожиданно пополнился постановкой, в которой не задействован ни один танцовщик этой труппы. Речь идёт о балете «Перекресток» — копродукции НОУ и театра современной хореографии Киев модерн-балет
  • Эдип. Софокл. Эпизод І

    Эдип задумывался Владом Троицкий как долгоиграющий проект, в конце декабря зрителю были показаны результаты первого этапа работы над тяжеловесным Софокловским текстом «Эдип» в не менее тяжеловесном переводе Франко. Поскольку работа над проектом еще далека от завершения, УТП ограничится фотоотчетом этого события.
  • Дощ, панки, «Депеш мод»

    В Молодому театрі показали німецько-харківську виставу за романом Сергія Жадана

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?