Испорченный Чехов13 сентября 2011

Текст Марысы Никитюк

Фото Евгения Рахно

9 сентября в театре Киево-Могилянской академии в рамках польского проекта «Лагер Солидарность» прошла читка одного из самых интересных драматургов Польши Павла Демирского. Организовывал читку с украинскими актерами польский центр Komuna Otwock),

Досье:

Остроумный и гротескный Павел Демирский, будучи апологетом «Политического театра», демонстрирует спектакли преимущественно лево-радикального толка. Чтобы создать один из своих спектаклей — «Радужная Трибуна 2012» — о праве гомосексуальных фанатов футбола иметь отдельную трибуну на стадионе во время «Евро 2012», им было создано целое движение вне театра. В театре шахтерского городка Валбжих с успехом идет его провокационная пьеса «Был себе Анджей, Анджей и Анджей», повествующая о просовковых культурных элитах Польши. Там же создан спектакль «Пусть всегда будет война» — фарсовая постановка, повествующая о гипертрофированной любви поляков к сериалу «Четыре танкиста и собака». Павел Демирский пишет острые, смешные, политизированные и страстные тексты, активно включенные в современность

«Бриллианты — это уголь, который хорошо над собой поработал». Читка

Прочитанная в Киеве пьеса Павла Демирского «Бриллианты — это уголь, который хорошо над собой поработал» — не самая удачная работа драматурга. Текст, который якобы является продолжением «Дяди Вани» А.П. Чехова, на самом деле — его унылая осовремененная карикатура. Сквозь уже знакомые судьбы чеховских героев проходят чисто авторские социальные клише о «гражданском обществе», «социальной справедливости», «корзине потребителя» и т.п. Вместо глубоко психологичного и утонченного Чехова — социальная маска и левый пафос Павла Демирского, чрезвычайно проигрывающего от сравнения. Для проповедуемого Демирским «политического театра», театра крайней социальной заангажированности — Чехов самый неудачный фундамент, ведь куда остроумнее выглядят абсурдистские фельетоны автора по оригинальным сюжетам, чем «Диаманты». Это тот случай, когда ради идеи жертвуют искусством.

Демирский «подкроил» пьесу «Дядя Ваня» под простейший социалистический постулат: большой капитал становится все больше, маленький — меньше. Коммунистический догмат стал клеткой для чуткого и тонкого «Дяди Вани», замысловатый смысловой рисунок которого далеко выходит за рамки какой-либо идеологии.

Сама читка не только не улучшила текст, но, можно сказать, уничтожила его. Отсутствие ритма и динамики, вялость актеров, технические неполадки аппаратуры (читали с тормозящих мониторов, а лучше бы по старинке — с листочков), — все было не в пользу драматургии. Демонстрируя достижения техники, поляки забыли продемонстрировать достижения актерского мастерства.


Другие статьи из этого раздела
  • Непорозуміння

    Завжди приємно отримати привід звернутися до витонченої філософської літератури, наприклад, до творчості Альбера Камю ─ висока трагедійність ідей, точність образів і довершеність форми. Наче холодною ковдрою огортає самотність його героїв і його самого, екзистенційної людини, що живе в переддень своєї смерті, повсякчас тримаючи її у пам’яті. Вдвічі приємніше, коли до Камю звертаються вітчизняні режисери, в антагоністичному спротиві всетеатральному шароварному «гоп-ця-ця» в обгортках кайдашевих сімей та наталок полтавок в камерному, затишному театрі «Вільна сцена» з найхимернішим і майже найцікавішим репертуаром в усьому Києві нам пропонують Альбера Камю і його п’єсу «Непорозуміння».
  • Кристоф Фетрие о французском театре

    12, 13 февраля в Молодом театре состоится премьера спектакля «Пока мама не пришла». Французский режиссер Кристофа Фетрие в стремительном темпе (за 4 недели!) поставил философскую комедию, где поставлена под сомнение сама возможность любви, с элементами черного юмора по пьесе известного французского драматурга Реми Де Воса
  • Последние крохи тепла: «Калека с острова Инишмаан»

    «Калеку из острова Инишмаан» пришел посмотреть неполный зал — заядлый театрал и рисковый киевский зритель, которому паника ни по чем. Нужно сказать, что театральный зритель наверное самый смелый зритель, в преддверии паники те, кто осмелился прийти, увидели лучший спектакль из ирландской серии «Театра У Моста», а заодно чуть ли не самый красивый и стоящий спектакль, показанный в Киеве с начала сезона. К тому же «Калека» — это лучшая пьеса Мартина МакДонаха на сегодняшний день
  • Хто боїться Михайла Гурмана?

    Як український режисер Стас Жирков зробив виставу в Німеччині
  • «Кориолан». Еще одна империя, в которой что-то «прогнило»

    Спектакль театра «Донмар» остается одним из самых популярных проектов, показанных Theatre HD

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?