Жертвуя Турандот 13 сентября 2011

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

Самым удачным и неоднозначным спектаклем польской программы в Киеве оказался кровавый опус, воспевающий красоту зла. — «Турандот» neTTeatre, режиссер Павел Пассини

«Турандот» — злая полуоперная сказка о Джакомо Пуччини и о его последних днях жизни. Дории Манфреди — это имя шепчет закадровый голос, приятным немного насмешливым тоном, придающий этой странной истории целостность. Менфреди была служанкой композитора, которую жена Пуччини Эльвира обвинила в любовной связи с ее мужем и преследовала, пока та не покончила жить самоубийством. Этот факт из биографии композитора был сопоставлен авторами спектакля с тем, что в предсмертную оперу «Турандот» Маэстро ввел служанку принца Калафа Лю, и большая часть оперы сконцентрировалась на ней, а не на кровавой китайской принцессе, загадывающей принцам (желающим взять ее в жены) по три загадки.

В спектакле Пассини действие происходит то в Италии, то в Китае, находящемся исключительно в воображении Пуччини, который в муках пишет оперу и готовится к смерти. Выдуманный и реальный мир тесно переплетаются в чарующую страшную сказку, где прекрасную Турандот отождествляют с женой Пуччини, принца — с ним, а Лю — с загнанной и затравленной Дории Манфреди.

Здесь присутствуют все атрибуты декаданса: двухметровый гермафродит, экзотическая китайская стилистика, пытки, кровь и мысли о смерти. Собственно, весь спектакль о смерти, о смерти невинного создания и о смерти гения… под знаком кровавой Турандот, жаждущая поклонения и жертвоприношений.

Отряды верноподданных представлены в спектакле легионами голых Барби, нанизанных на длинные шесты, словно на шампура. Они — женщины-убийцы — легион Турандот, тщательно стерегущих своих мужчин и регулярность их жертвоприношений. Им в противовес — бедная Дории, испугано сидящая под столом, готовая принести себя в жертву любимому.

Пуччини… Его мучила совесть, он испытывал муки творчества… Он был одним из самых богатых и известных людей своего времени и умирал… На сцене было создано прекрасное и завораживающее представление о нем. «Турандот» — несовершенна, рвана в ритме, но это очень красивый, мрачный и яркий спектакль. Секрет его успеха — атмосфера декаданса, черный юмор и захватывающее уродство, присуще бродячему цирку бородатых женщин, гермафродитов и девочек-лангуст.


Другие статьи из этого раздела
  • Далеко не совершенный Чарли

    Если на спектакле вы, запрокинув голову, с интересом изучаете золотистое мерцание пылинок в свете прожекторов, значит, со спектаклем однозначно что-то не так. Пылинки на постановке «Совершенный Чарли» в театре «Сузирья» были обворожительны, чего не скажешь о ней самой
  • «Монологи вагины» в Киеве

    25 и 28 марта в киевском концерт-холле «Фридом» покажут спектакль с пикантным названием «Монологи вагины» в постановке итальянского швейцарца Джулиано ди Капуа, который уже 15 лет проживает в России. «Монологи вагины» были созданы американской писательницей феминисткой Ив Энцлер в 1996-ом году в технике вербатим, набиравшей в 90-е годы обороты популярности.
  • «Песочница» в Черниговском театре

    Режиссер Виктория Филончук, сделав в прошлом году в рамках фестиваля «Тиждень актуальної п’єси» читку текста польского драматурга Михала Вальчака «Песочница», предложила ее для постановки художественному руководителю Черниговского театра им. Шевченко Андрею Бакирову
  • Время маленьких людей. Без хребта

    Влад Троицкий создал прообраз веб-спектакля по пьесе немецкого драматурга Ингрид Лаузунд. Привычного театрального действия в постановке почти нет, актеры сидят на своих рабочих местах, лицо и руки — это их единственные выразительные средства. Пять человек, общаясь друг с другом с помощью камер, изображают современный офис. Здесь каждый сидит в Гугл-токе, межличностное общение прервано, а коммуникация через машины искривлена ложью, двусмысленностью и паранойей. Готовясь войти в дверь к шефу, сотрудники репетируют движения, чтобы лучше выглядеть. А выходят от него просто без лица — вместо него — кусок теста, или с ножом в спине, или с собственной головой под мышкой
  • Сны на воде

    Дождавшись полной темноты, когда ночь жадно поглотила день, на неспокойную гладь Днепра осторожно выплыли чудаковатые персонажи. На средине условной водной сцены было установлено дерево, к нему подъехала желтая машинка, в которой нервничал сгорбленный водитель. Затем появилась дама-пирожное в розовом пышном платье, гротескно сюсюкаясь со своим малышом. Река постепенно превращалась в маленький закоулок конфетно-пирожного Парижа.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?