Злой рок. «Гамлет»25 апреля 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Ярославы Кравченко

Одесский украинский театр им. В. Васылько

Режиссер: Дмитрий Богомазов

Переводчик: Юрий Андрухович

Художник сцены: Александр Друганов

Режиссер пластических решений: Лариса Венедиктова

Музыкальное решение: Александр Курий

Роли исполнили: Яков Кучеревский, Валерий Швец, Евгений Юхновец, Александр Станкевич и др.

Премьера: 15 апреля 2009

Общие детали

Учитывая имена создателей «Гамлета», эта постановка обещала быть захватывающей, подлинной и неповторимой. Режиссер-постановщикДмитрий Богомазов ─ единственный самобытный режиссер в Украине, работающий на территории условного метафорического театра, замыслы которого завораживают интеллектуальной утонченностью, жестким математическим расчетом и красотой.

В Одесском украинском театре уже есть три богомазовских спектакля: «Эдип» по Софоклу, «Что им Гекуба?» по одиозной пьесе Саксаганского «Шантропа» и по «Гамлету» Шекспира, «Счастье рядом» по «Украденному счастью» И. Франко. И после трехлетнего перерыва Дмитрий Богомазов взялся поставить здесь «Гамлета».

Для любого режиссера «Гамлет» ─ одна из самых желанных шекспировских пьес, проверяющих на зрелость, на масштаб мировоззрения, на художественность и оригинальность. Чтобы поставить «Гамлета», необходимо иметь высокий уровень профессионализма.

«Гамлет» в Одесском украинском театре им. В. Васылько «Гамлет» в Одесском украинском театре им. В. Васылько

Все самое-самое

К постановке трагедии Богомазов привлек лучших мастеров украинской сцены. Текстовая основа постановки ─ украинский перевод «Гамлета» Юрия Андруховича, осуществленный некогда для Молодого театра. Текст Ю. Андруховича стилистически раскрепощен, свободен от купюр советской цензуры и, безусловно, отмечен поэтикой самого писателя. К постановке привлечен лучший в Украине художник сцены, автор оригинальных сценографических решений ─ А. Друганов. Над музыкальным сопровождением работал А. Курий — главный режиссер по музыке в Театре на Левом берегу, всегда предельно точный в подборе звукового решения. Л. Венедиктова — чуть ли не единственный хореограф в Украине, работающий с пластическим выражением психологического рисунка образа, осуществляла хореографическое решение постановки в тональности физического театра.

С этой творческой группой Богомазов работает в Киеве уже достаточно давно и в просторном Театре на Левом берегу Днепра и у себя в театре «Вільна сцена». Но в Одесском украинском театре объединились два наилучших качества этих киевских площадок. Во-первых, Одесский театр достаточно большой, он с лихвой восполняет потребность Д. Богомазова в большой сцене. А во-вторых, здесь киевским художникам предоставили полную свободу действий.

Полоний — Евгений Юхновец Полоний — Евгений Юхновец

Атмосферный Гамлет

Все говорило о том, что постановка будет очень сильной. Но, несмотря на потенциал создателей, на проработанность деталей, на декоративно-образную эффектность действия в целом, как бы ни хотелось, невозможно говорить о его содержательном совершенстве. Центральная идея «Гамлета» Д. Богомазова ─ идея фатума: события трагедии попросту выстроились, как в пасьянсе, по воле судьбы, и никто из участников ее ни в чем не виноват. Наиболее объемно эта идея выражена в образе пяти мойр-плакальщиц, которые появляются во втором акте и убивают в заключительной сцене Гамлета, Лаэрта, Гертруду и Клавдия. Но, к сожалению, образ этот затерялся в декоративных изысках первого акта и в незаконченности второго, что так и не позволило всей постановке собраться вокруг единого, сильного семантического ядра.

Однако некую содержательную недосказанность (которая, возможно, будет устранена в дальнейшем) искупает неповторимая, густая, подлинная атмосфера гамлетовского мира зла, которая стала главным действующим лицом и точкой отсчета постановки. Первый акт решен в белоснежных тонах, зловещей стерильностью веет от светящейся белой плитки пола, от костюмов Офелии, Полония, Клавдия и Гертруды. На белых испещренных графикой декорациях неотчетливо проступают коричневые пятна — застиранная кровь. Атмосферой преступления, греха пропитан схематичный Эльсинор (замок Гамлета).

Мрачный, угрюмый фон задает удивительная по своей красоте и функциональности декорация А. Друганова. Сцена поделена на три части. В глубине находится завешенный до второго акта огромный череп, подсвеченный силуэт которого проступает на ширме как знамение неизбежной катастрофы. Середина сцены отдана Эльсинору: здесь живут и передвигаются обитатели замка. Три ряда белоснежных (в едва заметных пятнах крови) занавесей с чудесными графическими изображениями вельмож, садов, орнаментов перекрывают друг друга, меняя место действия. Сменой и движением декоративных занавесей достигается потрясающая внешняя динамика, которая компенсирует монотонность эмоционального рисунка персонажей. Ближняя к зрителю черная занавесь закрывает декорацию, оставляя темную полосу авансцены ─ подсознание Гамлета ─ сюда он входит, чтобы озвучить свои путанные монологи.

«Гамлет» в Одесском украинском театре им. В. Васылько «Гамлет» в Одесском украинском театре им. В. Васылько

Второй акт на контрасте решен в черных тонах, он менее динамичен и не так декоративен. Огромный череп на голой сцене был бы самодостаточным образом, если бы его как-то вовлекли в действие, но, к сожалению, его появление ничем не было оправдано, и к концу постановки впечатление угрюмого величия было смазано. И тем не менее дыхание трагедии, зла, греха, неотвратимости было прекрасно воплощено режиссером, продумано в деталях, передано в интуитивных оттенках и в ощущениях.

Персонажи

В «Гамлете» Богомазова нет негативных персонажей, все они отстранены от своей реалистической первоначальной сути, что присуще условному режиссерскому театру. Волею режиссера всем, кроме Гамлета, отказано в динамике характера, персонажи, как карточные фигуры застыли в одном характеризующем жесте, в одной эмоциональной тональности речи.

В спектакле четко выделены три круга образов, центральное лицо первого круга ─ Гамлет, наделенный рефлексией умалишенного, характерный герой, обнажающий внутреннюю трагедию сознания. Яков Кучеревский (ведущий актер Одесского украинского театра) в этой роли выглядит убедительно. Его взгляд обращен в себя, он то вдруг вскрикнет, то зашепчет, то прокричит какое-то слово, взъерошивая волосы, угловато и рвано двигаясь. Его тон держится одного эмоционального оттенка, но ярко «говорят» его мимика и жесты, воспроизводя глубокое нервное расстройство принца Датского.

Гамлет-Яков Кучеревский Гамлет-Яков Кучеревский

Ко второму кругу персонажей принадлежат Полоний, Гертруда, Клавдий, Офелия, Гильденстрен и Розенкранц. Они «карточный» персонажи, марионетки в плотоядном Эльсиноре. В первом акте они носят белые платья с изображением мужчин и женщин, вторящих рангу и полу их персонажей. Во втором они ─ в черных одеждах ─ подчеркнуто готические куклы судьбы.

Удачным является решение Гильденстерна и Розенкранца. Они появляются на фоне расписных обоев, в костюмах, сливающихся с их орнаментом, не имея лиц, они не имеют индивидуальности ─ хамелеоны, говорящие хором.

Розенкранц и Гильденстерн замаскированы Розенкранц и Гильденстерн замаскированы

Третий круг ─ силы рока: Горацио, мойры и шуты относятся к вершащим судьбу персонажам. Горацио (Александр Станкевич) ─ кукловод, открывает и задергивает занавеси, меняя действие, тихо комментируя его неумолимый ход. Два шута, копающие могилу Офелии, одеты в средневековые балаганные наряды с бубенчиками, они играют мертвыми, доставая с могил черепа, издеваясь над живыми ─ Гамлетом. Растерянный Лаэрт спрашивает их, все ли было сделано для Офелии, а в ответ ─ безмолвие и тихое позвякивание бубенчиков. В этом образе зловещей тишины есть нечто истинно устрашающее — небеса всегда молчаливы, когда человек в агонии кричит им «за что?!», единственное, что можно услышать в ответ, — издевательское позвякивание шутовских колокольчиков. Вот и весь ответ. В этой мастерски выраженной беззащитности человека перед собственной судьбой ─ леденящий ужас «Гамлета», потрясающе обновленная Дмитрием Богомазовым идея Шекспира.

«Гамлет», акт второй «Гамлет», акт второй

Этот просвечивающий сквозь некоторые недоработки (вялость второго акта, смазанный финал с мойрами-плакальщицами) замысел режиссера все же завораживает и заставляет думать, что перед нами ─ настоящий театр.


Другие статьи из этого раздела
  • Іранське ритуальне дійство тазіе

    Тазіе ─ це суто перська театрально-ритуальна традиція, яка попри всі заборони та численні трансформації дійшла до наших часів. У доісламський період (до сьомого століття нашої ери) в Ірані були поширені видовища іншого типу, пов’язані із траурними церемоніями і вшануванням іранських міфологічних героїв: Сіявуша, Шервіна, Іраджа, Заріра. Коли араби захопили Персію, традиційні видовища було заборонено, оскільки cамі араби не мали театру і, мабуть, мало розуміли його суть. Натомість вони принесли іслам, і персам довелося трансформувати історію про Сіявуша у ісламську релігійну оповідь. Так, виникає тазіе, що в перекладі із арабської означає «співчуття», «жалоба». Тазіе, зазвичай, має один стандартний сюжет про загибель імама Хусейна, який залежно від регіону, де він грається, доповнюється чи видозмінюється
  • Под чужую будку

    ДАХ поставил «Эдипа» про Украину
  • «Территория» польской хореографии

    «Польская танцевальная платформа» показала в Киеве пять лучших танцевальных перформансов и не получила «ответа»
  • Кристоф Фетрие о французском театре

    12, 13 февраля в Молодом театре состоится премьера спектакля «Пока мама не пришла». Французский режиссер Кристофа Фетрие в стремительном темпе (за 4 недели!) поставил философскую комедию, где поставлена под сомнение сама возможность любви, с элементами черного юмора по пьесе известного французского драматурга Реми Де Воса
  • «Город грехов» по-русски

    Русская глубинка в антураже вестерна: народец, изолированный от внешнего мира, от безделья, самогона, импортного героина придумал себе свой Голливуд — играет в стрелков-ковбоев. Схема та же: есть хорошие парни, есть плохие, есть председатель, который следит за тем, чтобы поголовье плохих не превышало хороших, есть фермеры и женщины и есть враги — село каннибалов Акимовка.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?