Золотой Лев04 ноября 2008

Текст Анны Слеш

Фото Максима Казарина

Вот уже девятый раз Львов принимает гостей на своем международном фестивале «Золотой Лев». В этом году программа фестиваля включала около 30 спектаклей, привезенных преимущественно из ближнего зарубежья.

Сейчас, когда впечатления от увиденного улеглись, можно с одинаковой беспристрастностью говорить о том, что же было лучшим. Учитывая то, что добрую половину современных спектаклей, строящихся по формуле: «классика глазами эксперимента», можно смело выбросить за борт репертуарного листа фестиваля, мы исходим из того, что нам предложили. А предложили не только спектакли, но, например, бардовскую песню в исполнении москвички Аси Рудниченко, выставку работ львовских театральных художников в театре «Воскресіння», мастер-класс литовского режиссера Саулюса Варнаса.

Предыстория фестиваля

Еще в конце восьмидесятых, когда открылись глаза на европейский театр, его тенденции и новаторство, в Украине тоже стали появляться модные театры-студии, начали свой художественный путь многие режиссеры. В преддверии близкого и неминуемого краха социалистических утопий и ценностей искусство становится чуть ли не единственным путем спасения в поиске новых надежд. В это время во Львове открылся театр «Воскресіння», позиционирующего себя как духовный театр-студия. Его директор, художественный руководитель и единственный режиссер Ярослав Федоришин, оказался очень успешным театральным продюсером, и театр сразу начал гастролировать за границей.

Увидев европейский опыт и зная, что ничего подобного на территории Украины не существует, он создал «Золотого Льва», фестиваль, который проводится не каждый год, но, чередуя уличные представления и традиционные театральные постановки, каждый раз предлагает новый калейдоскоп впечатлений. Фестиваль «Золотой Лев» существует с 1990-го года, когда у Ярослава Федоришина возникла идея организовать в родной стране праздник театра с карнавалами и уличными спектаклями.

Четыре лучших спектакля:

Если уподобиться судьям спортивных соревнований, то можно попытаться определить лучшее из представленного на «Золотом Льве».

«Три сестры»

Постановка Атиллы Виднянского, венгерского режиссера, работающего в своем театре-студии в Украине в городе Берегово.

«Три сестры» Атиллы Виднянского «Три сестры» Атиллы Виднянского

Играя на фоне пустого и облезлого задника Львовского ТЮЗа, герои окружены книгами, которые служат подставками, подвесками, сиденьями, столами — всем, кроме своего настоящего предназначения. Тоже происходит с главными героинями, их смысл — в большем, но их жизнь в плену быта, реальности и мелкой суеты, лишена энергии и возможности поступка.

«Три сестры» — классический чеховский минор, за мелочными разговорами о быте угадывается развернутая тема обреченных людей.

«Медея»

Постановку по произведениям Еврипида, Сенеки, Гофмана и Разумовской привезли из узбекского города Карши. Спектакль был соткан из восточных мотивов и пропетых фрагментов текста, скорее, постановка-ритуал, нежели постановка-текст. Гипнотические песнопения и круговые движения актеров, с намеком на античный театр — все роли исполнили мужчины.

«Медея» «Медея»

Режиссер Овлякули Ходжакулиев перед спектаклем вышел на сцену, чтобы в очень непосредственной манере обозначить, кто из мужчин-актеров кого играет, и напомнить зрителям сюжет о несчастной Медее, женщине, чьи мечты оказываются фатальными и разрушительными, суть ─ неразгаданной, а судьба ─ типичной.

«Медея» «Медея»

«Арка»

Об участии «Театра 8-го дня» мечтают многие фестивали. Театр существует с 1964-го года, сейчас известен новой формой пластических уличных спектаклей, одним из которых поразили львовян в день открытия фестиваля. Спектакль «Арка» играли на площади перед Оперным театром, фоном перформенса был старинный фасад и подсвеченные фонтаны. Выглядело так, словно все было создано именно под такие уличные декорации.

Театральное повествование о бренности бытия и ненужности быта: дымящие чемоданы, горящие книги и окна, металлические лестницы, по которым то и дело кто-то взбирается ввысь ─ перед нами метафоры движения, необходимого и бесполезного.

«Чувства»

Яркая и впечатляющая постановка чеховской «Верочки» прибалтийским режиссером Линасом Зайкаускасом (питерская театральнаяшкола).

Как всегда, у Зайкаускаса четко выстроена партитура спектакля, на высокой технической ноте играют сложный эмоциональный материал новосибирские актеры театра «Старый Дом». Линас продолжает работать с так называемой «Брехтовской системой» эпического театра.

«Чувства» Линаса Зайкаускаса «Чувства» Линаса Зайкаускаса

Кульминацией служит монолог Нины Заречной из «Чайки», вложенный в уста главной героини постановки Верочки. Символическая сценография, минимум слов и непрерывное движение, качественно воссоздают чеховское состояние тревоги и неопределенности.

Феномен Молодого театра

Киевский Молодой театр привез два не самых лучших спектакля, но во Львове они приобрели некое новое звучание и качество. Неимоверный успех «Четвертой сестры» был обусловлен… тем, что режиссер посвятил его памяти недавно умершей Светлане Веселке, одной из самых интересных украинских театральных критиков. В свое время она поддерживала необычные театральные коллективы и многих молодых режиссеров. А моноспектакль «Эмили» в исполнении Лидии Вовкун, в стенах Театра имени Курбаса получился необычайно теплым и уютным.

Послесловие фестиваля

Помимо упомянутых постановок, на фестивале было представлено еще двадцать один спектакль.

Стоит отметить постановку «Вечер» Брестского театра — невзирая на соцреалистическую традицию, честный, сильный и энергетически наполненный спектакль. Достаточно хорошей была и постановка «Амнезия, или маленькие супружеские преступления» львовского Театра имени Леся Курбаса.

И напоследок. Официальное

Не секрет, что в этом году впервые к финансовым делам фестиваля присоединилось Министерство культуры и туризма Украины. Несмотря на то, что государственная поддержка составила всего лишь 30% бюджета праздника, рекламировалась она более, чем широко. Не поэтому ли открывали фестиваль оперным спектаклем, поставленным, к слову, нынешним Министром культуры Василем Вовкуном? Ведь раньше в программу никогда не включали оперное искусство, но министр лично посетил открытие, а заодно и полюбовался полным залом на своем детище — «Бале-маскараде» Верди. Василь Вовкун любитель массовых действ и многолюдных праздников, неслучайно берется за постановки «большого стиля».

Уличный «Вишневый сад» Ярослава Федоришина Уличный «Вишневый сад» Ярослава Федоришина

Закрыли фестиваль спектаклем еще одного не менее важного на фестивале лица — Ярослава Федоришина — его уличным «Вишневым садом», где Раневская с Лопахиным бегали друг за другом на ходулях, выказывая свое презрение выливанием воды из ведер.


Другие статьи из этого раздела
  • Как играли Чонкина В театре на Левом берегу Днепра

    Октябрьской премьеры «Играем Чонкина» в театре на Левом берегу Днепра ждали. Во-первых, на режиссерском нашем скудо-бедном поле вырисовались новые игроки: актеры с режиссерскими амбициями — Александр Кобзарь и Андрей Саминин, которые в своего «первенца» вложили все свои чаяния. Во-вторых, выбранный материал — вдруг «Иван Чонкин» Владимира Войновича — произведение, мягко говоря, неоднозначное. Узнаваемость автора и его «Чонкина» имеет ярко выраженный возрастной ценз: люди младше тридцати стыдливо переспрашивают, мол «не слышали, не знаем», а тем, кому за тридцать — растягиваются в неопределенных улыбках, мол, знают что-то свое.
  • Истина в пиве, радость — в кабаке

    Смешной и остроумный балет In pivo veritas, свою последнюю премьеру, Киев модерн-балет показал под занавес сезона 25-го мая, оставив многих, не попавших на спектакль, в интриге аж до осени. «Истина в пиве» — под таким забавным перифразом остроумного изречения древнеримского историка Плиния Старшего: «истина в вине», Раду Поклитару создал разудалое интеллектуальное зрелище на мотивы ирландского фолька и музыки эпохи Ренессанса
  • Цнотливий апельсин

    В Українському культурному просторі надміру перебродивший роман Берджеса «Механічний апельсин» отримав своє сценічне вираження в постановці молодого режисера Максима Голенка на сцені Свободного театру. Першоваріант цієї постановки був показаний ще в НАУКМА, в більш адекватній для нього камерній обстановці. Тепер же спектакль є репертуарним у Свободному театрі, і побачити його можна двічі на місяць на Межигірській, 2
  • Сабуро Тешигавара

    Премьера обновленного «Дах-Дах-Ско-Дах-Дах» по поэме Кенджи Миадзавы в постановке Сабуро Тишигавары прошла на  «Токи/Фестиваль» в Токийском Метрополитен Театре в конце ноября. Начав свою карьеру в 1980-х годах в Токио, Сабуро Тешигавара очень быстро стал одним из самых востребованных хореографов современного танца в Японии и в Европе
  • Херсон и Театр

    Театр как искусство идеологическое, публичное, затратное и респектабельное в основном развивается там, где есть достаточная концентрация людей, денег, промышленности, мыслей, идей, и, вероятно, интеллектуальных снобов, то есть ─ в городах. В особых случаях понимания театра как Пути театральные труппы и их идеологи (Ежи Гротовский, Питер Брук, Шанти) уходят из городов в поисках едва уловимых вибраций вселенной, устремляются в пустыни, туда, где в тишине отчетливее слышен голос Бога.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?