Золотой Лев04 ноября 2008

Текст Анны Слеш

Фото Максима Казарина

Вот уже девятый раз Львов принимает гостей на своем международном фестивале «Золотой Лев». В этом году программа фестиваля включала около 30 спектаклей, привезенных преимущественно из ближнего зарубежья.

Сейчас, когда впечатления от увиденного улеглись, можно с одинаковой беспристрастностью говорить о том, что же было лучшим. Учитывая то, что добрую половину современных спектаклей, строящихся по формуле: «классика глазами эксперимента», можно смело выбросить за борт репертуарного листа фестиваля, мы исходим из того, что нам предложили. А предложили не только спектакли, но, например, бардовскую песню в исполнении москвички Аси Рудниченко, выставку работ львовских театральных художников в театре «Воскресіння», мастер-класс литовского режиссера Саулюса Варнаса.

Предыстория фестиваля

Еще в конце восьмидесятых, когда открылись глаза на европейский театр, его тенденции и новаторство, в Украине тоже стали появляться модные театры-студии, начали свой художественный путь многие режиссеры. В преддверии близкого и неминуемого краха социалистических утопий и ценностей искусство становится чуть ли не единственным путем спасения в поиске новых надежд. В это время во Львове открылся театр «Воскресіння», позиционирующего себя как духовный театр-студия. Его директор, художественный руководитель и единственный режиссер Ярослав Федоришин, оказался очень успешным театральным продюсером, и театр сразу начал гастролировать за границей.

Увидев европейский опыт и зная, что ничего подобного на территории Украины не существует, он создал «Золотого Льва», фестиваль, который проводится не каждый год, но, чередуя уличные представления и традиционные театральные постановки, каждый раз предлагает новый калейдоскоп впечатлений. Фестиваль «Золотой Лев» существует с 1990-го года, когда у Ярослава Федоришина возникла идея организовать в родной стране праздник театра с карнавалами и уличными спектаклями.

Четыре лучших спектакля:

Если уподобиться судьям спортивных соревнований, то можно попытаться определить лучшее из представленного на «Золотом Льве».

«Три сестры»

Постановка Атиллы Виднянского, венгерского режиссера, работающего в своем театре-студии в Украине в городе Берегово.

«Три сестры» Атиллы Виднянского «Три сестры» Атиллы Виднянского

Играя на фоне пустого и облезлого задника Львовского ТЮЗа, герои окружены книгами, которые служат подставками, подвесками, сиденьями, столами — всем, кроме своего настоящего предназначения. Тоже происходит с главными героинями, их смысл — в большем, но их жизнь в плену быта, реальности и мелкой суеты, лишена энергии и возможности поступка.

«Три сестры» — классический чеховский минор, за мелочными разговорами о быте угадывается развернутая тема обреченных людей.

«Медея»

Постановку по произведениям Еврипида, Сенеки, Гофмана и Разумовской привезли из узбекского города Карши. Спектакль был соткан из восточных мотивов и пропетых фрагментов текста, скорее, постановка-ритуал, нежели постановка-текст. Гипнотические песнопения и круговые движения актеров, с намеком на античный театр — все роли исполнили мужчины.

«Медея» «Медея»

Режиссер Овлякули Ходжакулиев перед спектаклем вышел на сцену, чтобы в очень непосредственной манере обозначить, кто из мужчин-актеров кого играет, и напомнить зрителям сюжет о несчастной Медее, женщине, чьи мечты оказываются фатальными и разрушительными, суть ─ неразгаданной, а судьба ─ типичной.

«Медея» «Медея»

«Арка»

Об участии «Театра 8-го дня» мечтают многие фестивали. Театр существует с 1964-го года, сейчас известен новой формой пластических уличных спектаклей, одним из которых поразили львовян в день открытия фестиваля. Спектакль «Арка» играли на площади перед Оперным театром, фоном перформенса был старинный фасад и подсвеченные фонтаны. Выглядело так, словно все было создано именно под такие уличные декорации.

Театральное повествование о бренности бытия и ненужности быта: дымящие чемоданы, горящие книги и окна, металлические лестницы, по которым то и дело кто-то взбирается ввысь ─ перед нами метафоры движения, необходимого и бесполезного.

«Чувства»

Яркая и впечатляющая постановка чеховской «Верочки» прибалтийским режиссером Линасом Зайкаускасом (питерская театральнаяшкола).

Как всегда, у Зайкаускаса четко выстроена партитура спектакля, на высокой технической ноте играют сложный эмоциональный материал новосибирские актеры театра «Старый Дом». Линас продолжает работать с так называемой «Брехтовской системой» эпического театра.

«Чувства» Линаса Зайкаускаса «Чувства» Линаса Зайкаускаса

Кульминацией служит монолог Нины Заречной из «Чайки», вложенный в уста главной героини постановки Верочки. Символическая сценография, минимум слов и непрерывное движение, качественно воссоздают чеховское состояние тревоги и неопределенности.

Феномен Молодого театра

Киевский Молодой театр привез два не самых лучших спектакля, но во Львове они приобрели некое новое звучание и качество. Неимоверный успех «Четвертой сестры» был обусловлен… тем, что режиссер посвятил его памяти недавно умершей Светлане Веселке, одной из самых интересных украинских театральных критиков. В свое время она поддерживала необычные театральные коллективы и многих молодых режиссеров. А моноспектакль «Эмили» в исполнении Лидии Вовкун, в стенах Театра имени Курбаса получился необычайно теплым и уютным.

Послесловие фестиваля

Помимо упомянутых постановок, на фестивале было представлено еще двадцать один спектакль.

Стоит отметить постановку «Вечер» Брестского театра — невзирая на соцреалистическую традицию, честный, сильный и энергетически наполненный спектакль. Достаточно хорошей была и постановка «Амнезия, или маленькие супружеские преступления» львовского Театра имени Леся Курбаса.

И напоследок. Официальное

Не секрет, что в этом году впервые к финансовым делам фестиваля присоединилось Министерство культуры и туризма Украины. Несмотря на то, что государственная поддержка составила всего лишь 30% бюджета праздника, рекламировалась она более, чем широко. Не поэтому ли открывали фестиваль оперным спектаклем, поставленным, к слову, нынешним Министром культуры Василем Вовкуном? Ведь раньше в программу никогда не включали оперное искусство, но министр лично посетил открытие, а заодно и полюбовался полным залом на своем детище — «Бале-маскараде» Верди. Василь Вовкун любитель массовых действ и многолюдных праздников, неслучайно берется за постановки «большого стиля».

Уличный «Вишневый сад» Ярослава Федоришина Уличный «Вишневый сад» Ярослава Федоришина

Закрыли фестиваль спектаклем еще одного не менее важного на фестивале лица — Ярослава Федоришина — его уличным «Вишневым садом», где Раневская с Лопахиным бегали друг за другом на ходулях, выказывая свое презрение выливанием воды из ведер.


Другие статьи из этого раздела
  • «Идиот» Някрошюса

    «Идиот» — последняя премьера литовского режиссера Эймунтаса Някрошюса, которую показали в Литве, в Италии и в России. После Петербуржского театрального фестиваля «Балтийский дом»«Идиота» увидели и в Москве 14, 15, 16 ноября в Малом театре на фестивале «Сезоны Станиславского». «Идиот»«Някрошюса» удивительным образом передает надрыв Ф. Достоевского, который в романе нагнетается стремительным наплывом персонажей самого разного толка, обычно маргинального, и срывающимся голосом автора. Повествование Достоевского построено по ним же и описанному принципу эпилептического припадка: ускоряющийся лихорадочный тон событий, все на пике своей нервозности, потом невероятный всплеск неожиданного безумия/припадка, минутное просветление и мрачное забвение. В спектакле же этот ненормальный мир передан обострением и даже излишним гротеском персонажей
  • Дощ, панки, «Депеш мод»

    В Молодому театрі показали німецько-харківську виставу за романом Сергія Жадана
  • Приговор Медея

    Поставленная в 2009 году Кама Гинкасом «Медея» в Московском ТЮЗе однозначно является образцом сложного и высокого искусства. Русская режиссерская школа учитывает все: текст, игру актеров, их тональность, ритм, мизансцены, декорации. Ни одного пустого звука, ни одного холостого движения — в  «Медее» все работает на укрупненную Гинкасом идею — Права на трагедию. Это спектакль противопоставлений и контрастов
  • «Анна Каренина»: опиумная страсть

    Эйфмановская «Анна Каренина» открыла зрителю темную бездну обреченной женской души и хаос настоящей, сокрушающей страсти. Умышленно отказавшись от побочных линий, режиссёр аккумулировал все драматическое напряжение романа в треугольнике: Каренина — Вронский — Каренин
  • Черное сердце тоже болит

    Говоря о любви, о долге, о роке, о власти ─ обо все том, что будет грызть человеческое сердце до скончания мира, шекспировская драматургия действительно никогда не утратит своей актуальности. Чем дальше мы уходим от «золотого века Англии», тем ближе и понятнее нам становятся ее неумирающие страсти. Сколько бы ни было написано прекрасных новых текстов, шекспировские навсегда останутся объектом вожделения для театральных режиссеров, они же будут их испытанием на зрелость. Андрей Билоус в постановке «Ричарда» сделал ставку на психологический анализ первоисточника и неожиданно гуманистическое прочтение характеров.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?