..По кругу..11 февраля 2015

 

 Монопьеса

 

Я девочка, я маленькая девочка, я лежу в кровате в саду. У нас тихий час. Я лежу и хочу в туалет. Но в тихий час в туалет нельзя, в тихий час можно только спать, руки на одеяле. Или руки под головой. Я хочу в туалет. Я слышу как в группе помыли пол. Как воспитатели пьют пиво.  В туалет нельзя. За это отведут к Заведующей. Я не знаю кто это, но наверно, что-то очень страшное. Может быть Заведующая меня украдет, заведет в лес и там бросит. У меня болит живот.. Я писаю в кровать. Лежать в мокрой кровати невозможно и я встаю и иду к двери спальни. У меня мокрые колготки. Я открываю двери и стою смотрю как воспитатели пьют пиво.  Они замечают меня и начинают орать. Я не слышу их, яне слышу.. Меня раздевают, вешают мои колготы и майку на батарею и ставят на окно. Мне очень холодно. Все дети просыпаются от крика и смеются надомною.. Мне холодно.. Я плачу.

 

Я первоклассница. Я хожу в первый класс одна.  У меня тяжелый ранец, новая форма и ботинки. Мои ботинки очень неудобные, так как у меня искривление на пальцах и мама говорит, что будем вставлять мне в ноги спицы. Я боюсь, так как это наверно очень больно. Я выше всех в классе и сижу одна. Вовка постоянно поворачивается ко мне и плюет в тетрадь. За это мама меня бьет по голове дома, так как ей нужно будет покупать новую тетрадь, а денег нет. Со мною никто не хочет сидеть, все говорят, что я отсталая и мне нужно не в 1-Б , а в 1-Г. Там учатся отсталые. Я не хочу быть отсталой, я умею читать и мыть младшего брата, так, чтобы не уронить.  В конце урока мы все строимся парами. Со мною никто не хочет стоять. Все говорят – она воняет, у нее грязные трусы.  Я воняю. Я воняю, потому, что мама говорит, что мыться нужно не чаще раза в неделю. Я иду сама в конце строя.  Я сижу в столовой одна, а потом доедаю все котлеты, которые оставили и выпиваю весь компот он вкусный. Когда я выросту, то вонять не буду.

 

Я в третьем классе.  Я учусь лучше всех. Потому, что я читаю на параграф больше и всегда знаю новую тему за ранее.  Но учителя говорят, что я выскочка.  Пацаны называют меня «Совок для мусора», хотя у меня есть нормальное имя.  Я пишу в тетради а в это время в меня стреляют жеванной бумагой.  Она вся в слюнях и запутывается у меня в волосах. Я поднимаю руку и прошусь выйти. Все ржут что у меня недержание. Но я выхожу выпутать бумагу, а когда возвращаюсь, то вижу что моей тетради нет. И пенала и линейки тоже нет. Я плачу. Учитель говорит мне выйти из класса и успокоится.  Я плачу и говорю, что нет тетради. Потом вижу, что она лежит на полу в конце класса. Она раскрыта и в ней жвачка и сопля.. Я не хочу ходить в школу.

 

Я в седьмом классе. Я сижу на первой парте. У меня жирные волосы, прыщи и растет грудь. Это называется половое созревание. Я его ненавижу.  Я сижу и пытаюсь слушать учителя.  Но думаю только о том, что происходит за спиной.  Мне передают записку. Там написано – «Ты ешь свою перхоть?» Я краснею, сворачиваю ее и передаю дальше.  На перемене я вскакиваю, что бы выйти побыстрее из класса, но Петя кладет свой дипломат мне под ноги и я падаю. Все ржут как кони.  Моя сумка  падает и Зюзя толкает ее ногой к доске, я встаю и бегу за ней, но Петя бьет по сумке, та взлетает вверх и из нее все высыпается.  И прокладки тоже. Все орут «затычки, затычки, смотрите у нее затычки» Я вся красная, я собираю свои вещи на глазах у всего класса. Девочки выходят будто ничего не видели, пацаны начинают пинать мои прокладки. Я не иду на геометрию. Я иду домой. Так прогуливаю школу первый раз. Маме сказала, что болит голова.

 

Последний год. Выпускной класс. У меня жопа здоровая, вымя тоже. Нос как картошка, на морде прыщи, волосы цвета жирных мышей.  Я все это знаю. Ноги как бутылки.   Я поднимаюсь по лестнице этими толстыми ногами с сумкой через плечо,  слышу как позади меня разговаривают девки. Они обсуждают как я согнулась мордой вниз и выпятила жопу. Но у меня просто такая походка. Я сижу в классе с самым маленьким мальчиком.  Я в него влюблена. Этот мальчик каждый день жалуется на весь класс, что от меня воняет потом, а моя перхоть сыпется ему на вещи. Я прощаю ему. И даю списывать химию. У меня всегда под мышками круги. Это не отстирывается.  Захожу в класс иду к своему месту. Там почему-то сидит Галя.  Я говорю, что это мое место, но она отвечает, что место такой тупой телки на параше, которую плохо отмыла моя мама. Да моя мама уборщица в школе. Я ее за это ненавижу.  Я говорю Гале, что это мое место, звенит звонок, Галя берет стул и уходит с ним.  Я беру свободный стул тащу его по проходу, потею и краснею еще больше. Сажусь. Весь класс ржет.  Весь урок. Я не понимаю, но на перемене оказывается, что на стуле был нарисован хуй и теперь меня будут звать давалка.

 

 Я взрослый человек.  Я работаю в магазине штор и очень хочу замуж.  Но в магазин со шторами приходят только богатые сучки. Иногда со своими грязными детьми, которые пачкают липкими руками ткань. За это меня штрафуют.  Эти сучки выбирают шторы в свои дома. Оказывается бывают окна по три метра в высоту.. А когда они приходят со своими мужьями я хочу их убить. Я тоже хочу мужа. Один раз такая сучка пошла смотреть и лапать ткани для шторы, а ее муж остался возле меня смотреть каталог. Я подумала, что такой красивый, похожий на Доктора Кто из седьмого сезона муж, слишком хорош для сучки. Я так ему и сказала. И написала на каталоге свой домашний телефон.  Сучка визжала на весь магазин. Долго. Потом меня вызвала заведующая. Она сказала, что подобных дур свет не видывал, что я ем свои бутерброды над дорогими тканями и не соблюдаю дресскод.  Теперь я без работы и без мужа.

 

Мне уже за 30, я все еще хочу мужа. Мама говорит, что это обуза, как и дети. Но я пошла и записалась на встречу невест.  Женихи должны были приехать из Европы и Америки. Я хочу красивого и богатого иностранца.  Нас построили в ряд, а будущие мужья ходили перед нами как при выборе лошадей. Потом нас посадил за столики по 5 человек, а мужей было в пять раз меньше. Мы все должны были быстро рассказать им про себя и заинтересовать. Мужья были старые. Потом были танцы. Я съела все, что поставили на столик. Потом вышла покурить. Там была Ольга.  В коротких шортах и рыжая. Она сказала, что уже 5 лет доит будущих муже и на это живет. Я ей сказала, что так нечестно, потому, что у других нет шанса по-настоящему выйти замуж. В итоге собралось много девушек и все ржали с меня, что я такая наивная.  Оказалось это все лохотрон. 

 

Мне сорок и я родила ребенка. В женской консультации мне сказали, что я идиотка и старорожающая. Что ребенок будет дауном и мне нужно делать аборт с такими доходами. В роддоме на меня орали, что я не тужусь и не рожаю. В итоге я все таки родила под их маты.  Мама сказала, что она не будет сидеть с моим отродьем. Папа ребенка обещал позвонить после первого свидания. Но не позвонил, он не знает, что у него дочь.  Когда я регистрировала Машеньку, тетка в регистрации узнав, что отца нет хмыкнула и позвала еще кого-то. Они смотрели на меня как на насекомое.  Потом эта тетка громко сказала второй «и как такие дуры еще размножаются». Было обидно, но я терпела. Я заказала торжественную регистрацию и стояла одна среди огромного зала в ЗАГСе с Машенькой на руках и слушала бравурную музыку.. Машенька в это время обкакалась.

 

Мне сорок три. Я пришла забирать Машку из детского сада.  Воспитательница сказала, что нужно серьезно поговорить про ее поведение. Оказывается, Машка, не просится в туалет и намочила кровать. Мне сказали, что я не мать, если не могу пояснить ребенку, что надо ходить на горшок. И что Машка еще не хочет есть гороховую кашу. И что будут проблемы. Что в саду и так нет мест и очередь из детей. И что не социализированных детей в сад водить нельзя.  Ее уже наказали, но нужно провести с ней воспитательную беседу дома. А еще мне вручили все белье которое эта дуся обделала и матрас свернутый в рулон. Я перла по грязи этот матрас и пакет с вонючими простынями в одной руке и ревущую Машку в другой. Машка хныкала. У самого дома она еще и навернулась прямо в грязищу. Я наорала на нее и дала ей по жопе.  Какая я злая. Дети это проклятье. Ну ничего, за обоссаный матрас я ей еще дома добавлю.

 

Наталья Блок 11.04.2004


Другие статьи из этого раздела
  • «Я ХОЧУ ЖЕНИТЬСЯ» Татьяны ГОЦАК

    Действующие лица намеренно детально не представлены автором. По ее задумке воображение читателя само должно подсказать, как выглядят ЛГ

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?