Алексей ДОРИЧЕВСКИЙ. «БАРСУКИ»22 марта 2015

 

 

Действие происходит в промышленном городе

Персонажи:

Глава фирмы (Главный)

Ефим

Славик

Татьяна

Священник

Чувак

Соседка Татьяны

 

 

1 сцена

Главный и Татьяна едут в машине

Главный: Сейчас я одно дело сделаю, и дальше поедем гулять.

Татьяна: Хорошо. (Пауза) Куда мы едем?

Главный: В лес.

(Пауза)

Татьяна: Зачем?

(Пауза)

Татьяна: Зачем!? Урод! А! А! Зачем ты тащишь меня в лес? Почему мы остановились?

Главный: (смотрит в зеркало) Да не урод я, Таня.

Татьяна: А-а!

Главный: Таня, не кричи.

Татьяна: Сука, сука, выпусти меня!

Главный: Попустись – сейчас я порешаю, и поедем.

Татьяна: Нет, пожалуйста, я не хочу в лес. Пожалуйста, не в лес.

Главный: Танечка.

Татьяна: Пожалуйста, прошу тебя, давай вернемся назад, посмотрим кино, мне не нравиться в лесу… Почему ты съехал с дороги?

Главный: Да попустись ты.

Татьяна: Нет, нет…

Главный: Блять, хотел сюрприз сделать… Вот, цветы тебе приготовил… (достает с заднего сиденья цветы)

Татьяна: (обреченно) Цветы…

2 сцена

Лес. Ефим и Славик стоят с лопатами. Главный выходит из машины. Татьяна сидит в машине.

Главный: Та не кричи ты.

Ефим: Че она плачет?

Славик: Тебе какое дело?

Главный: Да шо вы все зарядились!?

Татьяна: Блять!

Главный: Так, бегом забирайте.

(Главный открывает багажник. Ефим и Славик достают оттуда набитые мусорные пакеты)

Славик: Деньги?

Татьяна: Нет! Только не они!

Главный: Сука! Держите. (Дает по 50 грн)

Славик: Может, нам отойти пока?

Главный: Копай давай! Да не здесь прямо. Дай сюда, вот здесь, да.

(Татьяна пользуется моментом, когда мужчины отошли от машины, и пролазит через салон к открытой задней двери. Выскакивает, убегает в лес.)

Главный: Танечка, звездочка моя, куда ты? (садится в машину) Танюша, Танечка!..

Ефим: Копать?

Славик: Давай сначала вытянем.

Вытрушивают органы из пакетов.

Славик: Прикольно. В этот раз шото ног много.

Ефим: Эх, ноги.

3 сцена

Больница, где Татьяна работает медсестрой. Она убегает от Главного коридорами.

Главный: Таня! Таня, стоять. Блядь. Ой, извини, это не тебе.

Татьяна: А кому?

Главный: Остановись. Я же с сердцем к тебе.

Татьяна: Выкинь его.

Главный: Да не с тем.

Татьяна: Уйди.

Главный: Не кричи. (загоняет ее в угол, берет за плечи) Сейчас я буду все объяснять (закидывает ее в комнату анализов)

В комнате анализов

Главный: У тебя нет влажной салфетки? … Я вроде в говно влез. Оно по запаху и не поймешь…

Татьяна: Да потому что это ты сам говном воняешь.

Главный: Не – говно. (моет руки в умывальнике) Значит, слушай. Я говорю это только тебе, потому что … Щас – это сложный момент для мужика, но я решил с тобой быть всецело искренним. Потому что  я вас, Татьяна, люблю. Во. И говорю тебе, что я занимаюсь тем, что пизжу органы…

Татьяна: Господи...

Главный: Помолчи. Я забираю органы из вашей больнички и везу их в крематорий. Но туда я их не довожу, поняла? А в лесу, чик-чик, ребятишки, оп-оп. А денюжка для крематория сюда – фыр-фыр.

Татьяна: Какая денюжка?

Главный: Ох, Таня. Прорубил бы, но люблю тебя. В больнице делают операции : ампутации там, аборты всякие. Остатки надо сжигать. А я это собираю и свожу в лес. А то, что в крематорий надо заплатить – себе забираю. Отсюда у меня деньги. А деньги мне для чего? Чтобы делать Татьяну счастливой. А Татьяна здесь кто? Ты. Значит что? Я приглашаю тебя сегодня вечером в кино. На боевик. Пойдем?

4 сцена

Лес. Славик и Ефим с лопатами

Славик: Опять вот это копать.

Ефим: Главный быстро свалил.

Славик: Из-за Татьяны этой.

Ефим: Да, суетится, говорит, Татьяна ждет.

Славик: Да с этими бабами всегда проблемы. У меня малая пожирнела за зиму. В джинсы не влезает. Теперь успокаивай ее.  А я, дурак, еще решил принести ей торт, шоб как-то побаловать. Пиздец. Ушел к маме на три дня, потому шо, шо потом началось, это выдержать было невозможно.

Ефим: Да, проблемы. А у меня от, не могу решить. Собаку или ноутбук. Денег подкопил, но ни то, ни то…

Славик: А ты собаку во дворе возьми. (Выбрасывает из пакета содержимое). А комп покупай.

Ефим: А если она меня не полюбит? Я щенка возьму, он то сю-сю-сю, а потом вырастет, а у него порода окажется злая? Не, я думал. Мне порода нужна.

Славик: И комп нужен!

Ефим: И комп. Я б там смотрел, как дрессировать. А так, как я посмотрю? А она обижаться станет, что я ее не дрессирую.

Славик: Без компа тяжело щас. Я он у малой беру.

Ефим: А у меня нету…

Славик: Блин, у меня от лопаты этой мозоли. Малой не нравится. Я уже и кремом мажу…

Ефим: А ты перчатки.

Славик: Та да.

Ефим: Ого. Седня шото «этих» много.

Славик: Ну да. А как еще? Мы с малой тоже так решили. Ну куда ей щас пузо носить? Она, кароче, неделю там таблеточки пожевала. Живот болел, все болело. Помнишь, я неделю тогда не приходил? Вот это все с ней сидел, вместе переживал. Ну ниче, все прошло.

Ефим: Смотри, рука. Волосатая. Толстая. Пальцы опухшие, грубые. По ногтям видно – старая. Но кожа еще так, видно, ничего. Человек, видно, хорошо жил. Питался. И жирный же. Наверное, счастливый был, с детьми. Все для них делал, не жалел себя. Смотри, какая ладошка грубая. Трудился. И вот – одной фаланги нет. Наверное, на работе и потерял. Всего себя отдавал. Все для них, не оставлял для себя. Даже пальца не оставил.

Славик: Та это я только шо. Лопатой случайно рубанул. (берет руку) Вот, сотри здесь. Оно ж тогда зарастает.

Ефим: А где палец? Может, ты другой отрубил?

Славик: Да этот я отрубил. Где-то здесь валяется… Смотри! (замечает барсука, который грызет палец) Сука, палец отдай!

Боится подойти к барсуку. Машет над ним лопатой.

Ефим: Тихо, дай я с ним поговорю. Маленький, дай палец. Он грызет его. Не грызи, мы проверим и отдадим тебе.

Славик: Хай грызет.

Ефим: Нам же проверить надо.

Славик: Да хай хоть все сгрызет! Стоп. А реально, если он все сгрызет?

Ефим: Нет, не влезет.

Славик: А мы его растянем.

Ефим: Ну, лучше тогда взять несколько барсуков.

Славик: Точно! Несколько барсуков.

Ефим: Это дорого будет.

Славик: И копать не надо: посадили барсука и все.

Ефим: Слушай, ты думаешь, он будет, как пиранья, до костей все разгрызать?

Славик: Да, наверное, пираньи лучше.

Ефим: Ну они ж без воды умрут.

Славик: Да. Тогда барсуков.

5 сцена

Площадь. Митинг. Флаги, плакаты. Мужики носят песок в мешках. Бабушки танцуют под военные песни.

Татьяна: Зачем ты меня сюда привел?

Главный: Татьяна, нельзя же весь день сидеть в больнице на калек смотреть. Выйди вон к людям. Смотри, как здесь хорошо – флаги, там выпивают. Вон бабушки танцуют. А теплоход…

Татьяна: Хоть ты не танцуй.

Главный: А что мне с теми чуваками мешки носить? Хе-х. Я не могу, у меня потоизделение, а я с мадам…

Татьяна: Да ты и так воняешь!..

Главный: Мороженого хочешь?

Татьяна: … Ты все время воняешь! От тебя говном, гнилью твоей тянет. Я у тебя в машине чуть не облевала все. Из-за трупов твоих. Нет, мне здесь невесело. Здесь, как и в больнице: всех лечить надо. Понимаешь, я из больницы в небольницу хочу. И с тобой не хочу вонючим. Не тяни меня больше никуда.

Главный: Татьяна.

Татьяна: Оставайся здесь, маши флагом. (Уходит)

Главный: Татьяна, нет, не уходи. Татьяна. Танечка.

(Застывает на месте. Плачет. Тут к нему подходит камера, начинает снимать. Снимает снизу, так, что видно как капают слезы, за спиной развевается флаг и на фоне чистого голубого неба)

6 сцена

Лес. Славик и Ефим перед кучей органов. По ним лазят барсуки.

Ефим: Красивые такие. Где ты столько взял?

Славик: Пацаны подсказала. Смотри, как грызнул.

Ефим: Я бы тоже так хотел, чтоб у меня так волосы по телу росли. Здесь черные, а здесь белые.

Славик: О, ступню потянул. Маленькая. Это женская?

Ефим: Та не, вроде.

Славик: Маленькая. Ну взрослый вроде. Узкая какая-то. Может, не ту обувь носил?

Ефим: Может, недоразвитый?

Славик: А что, если и правда не ту обувь? У него денег не хватало на хорошую обувь, а носил он ту, что ему на работе выдавали. Узкую.

Ефим: А денег не было, потому что ему зарплату обувью выдавали.

Славик: Не, тогда бы он жлоб б был: ношу то, шо есть. А это денег не хватало, потому шо много ел.

Ефим: Но не того. Потому что тело не развивалось.

Славик: А вот как раз и ел хорошо. Только обувь узкая. Видишь, стопа вверх пошла. Высокая. Значит, развивалась. С телом все хорошо. Точно обувь. Все растет, а нога узкая. Мучился вот так. Это все масоны.

Ефим: Ну да.

Славик: Они специально делают такую обувь. Чтобы люди мучились. Чтоб неудобно жить было.

Ефим: Смотри, они все полезли к конечностям, а только один к органам.

Славик: Это что, легкое? Ой, фу. Бля. Как он к нему лезет вообще? Ты, барсук, сука?

Ефим: Молодой, наверное, был.

Славик: Какой молодой? Посмотри, он блядюга, всю жизнь курил и скурил нахуй. Еще и бухал точно. Фу. С этого легкого и капает шото.

Ефим: А представь, если это молодой.  У него работа в офисе. Даже не на заводе. А офис этот – это бывший швейный цех. И огромную площадь поделили на такие маленькие комнатки. И у каждого типа свой офис же. Но вентиляцию не провели. Поставили только кондиционеры. Еще и, которые не ионизируют воздух, а простые. И они сушат так. Он выдыхает, выдыхает, а вдохнуть нечем. Кондиционер высасывает, а всосать – нет. И легкое у человечка за день сжимается, сжимается – дышать же нечем – а потом выходит на улицу – и бах! Разрыв – много воздуха. Легкое  резко расходится! Дряпается о ребра. Потом уже в маршрутке успокаивается. Ночью вообще хорошо ему. А потом днем опять. И выходит, и снова. И так каждый день. Приколи? И оно за какие-нибудь два года к е… И вот так человечек остается без легкого. И живет теперь, и продолжает жить. А отчего без легкого теперь, и не знает. И за что ему теперь кредит за операцию платить? И врачи не знают. Только мы с тобой можем…

Славик: Сотри, он уже ногтем срет. Ухты. Круто, как быстро у них все там проходит. Ой, а это шо? Смотри, тупо кожи кусок и все. Со смятками. Смотри, аж морщины прямо. Это шо? Это или бок, или жопа. Или нога. На ноге морщины?

Ефим: Ну похудел человек, обрезали…

Славик: Да, что-то мы засиделись тут с тобой. Давай пойдем, эти и сами все сделают. Нам-то копать уже не надо.

Ефим: Куда пойдем?

Славик: В церковь. Там говорили какой-то прикол должен быть сегодня.

Ефим: Ночью?

Славик: Ну пацаны сказали. Че б им пиздеть? Пойдем. Все равно здесь эти уже свой движ устроили.

Ефим: Да, вот так барсуки выживают людей.

7 сцена

Лестничная площадка хрущевки. Стоит Главный. Дверь закрыта.

Голос соседки Татьяны: Здравствуйте. Вы к кому?

Главный: Татьяне.

(Слышны шаги за дверью. Татьяна открывает дверь.)

Главный: Татьяна, привет. Это тебе. (Дает цветы)

Татьяна: Спасибо.

Главный: Можно зайти?

Татьяна: Нет, у меня соседки.

Главный: Хорошо, поговорим с тобой здесь.

Татьяна: А…

Главный: Таня, ты же знаешь, я человек деловой, я не люблю, когда меня перебивают. Я ради тебя вон новую рубашку купил. Чтоб не воняла. А то я уже не чувствую. Все, что заработал вчера, все… Татьяна, я, наверное, не смогу в вашей больнице бывать. Я поругался с заведующим. Я искал твой адрес, он меня застукал. В его кабинете, там бумаги… Ну кароче, скорее всего, я уже не смогу от вас органы увозить. Он сказал, что уйдет к конкурентам. Но это неважно. Это все неважно. Я уже стихами говорю. Татьяна, я даже маникюр сделал, чтобы руки не воняли, чтобы сегодня этими руками трогать тебя. Поэтому, возьми эти цветы, да, и прошу, пошли где-то погуляем сейчас.

Татьяна: Спасибо, цвету я приму. Ты о вони не думай. Это я так сказала. Да, оно воняет от тебя, но мне это совсем все равно. Я это тебе тогда со зла сказала. Я на себя тогда разозлилась, что, что это я с тобой таскаюсь и на все поддаюсь? Зачем это все? Ведь он не нравится мне. Зачем я с ним иду? Потому что он мне так говорит? Да, вот так я ходила. Ты прав, ты человек деловой – прямой, настойчивый. Но, извини, мне ты неинтересен. Хорошо, что ты сегодня не воняешь. Спасибо за цветы. И, знаешь, хорошо, что ты не сможешь больше к нам приходить. Пока.

Заходит в квартиру. Закрывает дверь

Главный: Та…

Садится рядом с дверью, опирается спиной о стену, ноги ставит на ступеньки. Достает телефон, вставляет наушники. Включает грустную песню. Сидит, слушает.

8 сцена

Церковь. Двери выбиты. Посреди церкви стоит танк Т-34 с красной звездой. Вокруг стоят дячки с кадилами, машут ими. По церкви стоят мужики. Некоторые в камуфляже. С автоматами и гранатометами. Смотрят на алтарь. Священник читает молитву, повернувшись к алтарю. Его речь не слышно, частично из-за того, что танк глушит звук, частично из-за монотонности священника. Свечи стоят в нескольких углах. До лиц людей свет не доходит. На танке сидят две вороны.

Священник: увнмнм…мнмн
анмвмвнмнвая
адееганнл
ныевымыманияошна
нвнвпааааасннн
нннвнвнвнвн
нивнвнвнвн
ниииавмнмнма
ниивмвмновмвнии
ннмнмнмнаниисминаанана…

Ефим: А почему свет не включат?

Чувак: Отключили.

Ефим: Зачем?

(Священник поворачивается к танку)

Ефим: Слав, а у священника это рожа опухшая?

Славик: Наверное, опять забухал.

Чувак: Не, это мы ему ввальнули. У нас танк в дверь не проходил. Пришлось двери ломать.

Ефим: А за что священника?

Чувак: Обидно стало, что дверь сломали.

Славик подходит к Священнику.

Славик: Батюшка, можно?

Священник: У меня служба.

Славик: У меня грех на душе лежит.

Священник: Какой, сын мой?

Славик: Я барсуков украл.

Священник: (поперхнулся. Подкатывает губы) Ну. Сколько?

Славик: Штук двадцать.

Священник: А где ты их столько взял?

Славик: То в зоопарке, то там. В квартиру одну залез, там два было. Интересная история. Там баба в квартире оказалась.

Священник: Кричала?

Славик: Нет. Она в инстаграме сидела. Я спросил, где барсуки. Она махнула рукой, туда, где они сидели. Я забрал. Я подсмотрел потом ее инстаграм. Написал ей, что у нее барсуков забрал. Она ответила грустным смайлом.

Священник: А откуда узнал, что у нее барсуки есть?

Славик: У пацанов, во дворе спросил. Остальных мне малая подсказала.

Священник: Каешься?

Славик: Честно, наоборот как-то легче стало. Теперь не надо ишачить и эти руки и ноги закапывать. Но я думаю и барсукам так лучше. В естественной среде обитания. Я их и кормить буду. У нас-то руки, ноги никогда не заканчиваются.

Священник: Иди, сынок мой.

Славик: Куда?

Ефим: Пойдем, может.

Славик: Да. Щас. Отпускаешь?

Священник: Отпускаю, сын мой. Иди.

Чувак: Вы куда? Послушайте еще.

Ефим: Спасибо.

Чувак: Пацаны, а вы умеете танк водить? Может, с нами пойдем?

Ефим и Славик уходят.

Священник: нвнвнмиинаяма

9 сцена

Кафе под тентами во дворе. Главный сидит за столиком, пьет кофе. Подбегает Татьяна, садится за его столик.

Татьяна: Слушай, дело очень серьезное. Тебе надо что-то делать. Все все узнали.

Главный: Ты бежала?

Татьяна: Да слушай же ты. Теперь всем известно, что ты остатки не сжигал, а закапывал. Еще этого не совсем поняли, но скоро поймут.

Главный: Как ты нашла меня?

Татьяна: У соседей спросила.

Главный: А дом?

Татьяна: Твои органы по селам барсуки разнесли. Люди проснулись утром, а у них в огородах руки-ноги валяются, и барсуки рядом себе пуза чешут. Люди смотрят, что органы еще свежие. Кто в милицию побежал, кто в больницу к нам. И сразу к заведующему. Они там базарят сейчас. Пока они ничего не понимают, он ничего не понимает, но рано или поздно он стрелки переведет на тебя.

Главный: Он не знает.

Татьяна: Чего?

Главный: Он не знает, что я закапывал.

Татьяна: Да какая разница. Он все равно за тебя скажет. И на тебя все отроют. Тебе бежать надо, понимаешь? Спасать себя.

Главный: Мне? Для кого? Я лучше в тюрьму пойду.

Татьяна: Нельзя тебе. Ты же эти деньги пиздил. И… Тебя с твоим характером прирежут в тюрячке!

Главный: Пусть режут. Таков мой путь.

Татьяна: Нет, прошу тебя. Молю. Спасай себя. Ты живой нужен. Ты живой нужен. Беги.

Главный: Кому нужен?

Татьяна: Ах ты ж сука. (Падает на него) Беги, пожалуйста, беги.

Главный сидит прямо. Перед ним стоит чашка кофе, с нее подымается пар. Татьяна уткнулась в Главного, держит его за грудки и так лежит. Плачет. Главный смотрит перед собой.

10 сцена

Лес. Ефим и Славик курят, сидят на корточках.

Ефим: Наверное, не приедет уже.

Славик: Наверное, что-то с его Татьяной случилось.

Ефим: Я, знаешь, что про собак прочитал? сегодня в газете. Я прочитал, что желание иметь собаку – это желание научится безответно любить. Собаки они умеют это сами по себе. Они любят, а им не нужно ничего взамен. А люди не все так умеют. И я, выходит, не умею.

Славик: Не знаю. Я люблю свою.

Ефим: А ноут тогда зачем мне нужен?

Славик: Может, тебе нужно научиться заряжаться от сети? И, шо там еще, самого себя охлаждать?

Ефим: Наверное.

Славик: Слушай, а у меня от вчера было желание, чтоб мне священник отпустил грех, что я спиздил барсуков.

Ефим: Снял?

Славик: Та вроде да, но как-то не так. Он так типа, отпускаю и иди. Типа очень просто.

Ефим: Да, грехи должны тяжело караться.

Славик: Во, и я о чем тоже.

Ефим: Человек должен изнывать и через тернии приходить к очищению.

Славик: А он хоть бы брови схмурил. Он токо так, а, и иди. Хоть бы сказал там чего. Я б там две недели не пил, я не знаю. А он, на, и иди. Пиздабол, по-моему.

Ефим: Думаешь?

Славик: Да, я думаю священник пиздабол. Надо было шо-то сделать, а у меня до сих пор на душе паскудно.

Ефим: Да, наверное, пиздабол.


Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?