«Мелочь» Елена АСТАСЬЕВА11 февраля 2015

 

Пьеса  

 

Действие происходит в магазине. Средних размеров зал, вдоль него стоят стеллажи с товаром. Недалеко от входной двери и окна расположены 2 кассы. 

 

В зале работают 4 продавщицы. 2 из них должны работать на кассе, 2 – в зале: раскладывать товар и смотреть за покупателями, что бы те ничего не украли. 

 

В конце зала, напротив касс 2 двери: одна ведет в кабинет директора, другая – в подсобку, где хранится товар и обедают продавщицы.

 

Что за товар продается в магазине, в общем-то, неважно. Это может быть что угодно: бытовая химия, игрушки, посуда.

 

Действующие лица:

 

Надя  – продавщица

 

Вера – продавщица

 

Ира – продавщица

 

Ольга Викторовна – директор магазина

 

Нина – новенькая

 

Игорь – психолог, друг Нины. 

 

Сцена 1. Магазин.

 

Три продавщицы стоят в углу возле стеллажей, о чем то разговаривают. За кассой сидит Нина, обслуживает покупателя. Покупатель уходит, магазин пуст.

 

Продавщицы подходят к Нине.

 

НАДЯ: Ну что, рассказывай.

 

НИНА:  Что рассказывать?

 

НАДЯ:   О себе рассказывай. Живешь с кем-нибудь?

 

НИНА: Да… То есть нет… Вроде нет, одна живу…

 

ВЕРА: Ну, мужчина у тебя есть?

 

НИНА: Нет. Сейчас нет.

 

НАДЯ: А что, раньше был?

 

НИНА: Ну…

 

НАДЯ: А почему расстались?

 

ИРА: Ну что ты к девушке пристала? Захочет, потом расскажет. Да? Она ведь только третий день у нас работает.

 

НАДЯ: И мы до сих пор ничего о ней не знаем.

 

НИНА: Да нечего рассказывать. Жили, разошлись.

 

ВЕРА: Почему?

 

НИНА: Да так… Долго рассказывать…

 

НАДЯ: А дети?

 

НИНА: Детей нет.

 

ИРА: Мы и так знаем, что нет. Нам Ольга Викторовна рассказала. Мы ее спрашиваем: А что к нам за девочка придет? А сколько ей лет? А есть ли дети? А она нам…

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА: (входит в зал): Так, девчонки, что за сбор? В зале люди! 

 

НАДЯ: Это нам новенькая про себя рассказывала. Как она с мужем развелась.

 

НИНА: Ну, вообще-то он не совсем был муж…

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА Нина Витальевна, личные дела обсуждают у нас после работы. А на работе у нас работают. Это понятно?

 

 

Сцена 2.

 

За кассой Нина. В кассу большая очередь. За окном стоят три продавщицы, курят.  Наконец очередь рассасывается. Продавщицы входят в магазин.

 

НАДЯ:  Ну что, девчонки, сходим в наш любимый фитнесс-клуб? Кто со мной?

 

ВЕРА: Я схожу. Ирусик, тебе что-то взять?

 

ИРА: Я вообще-то на диете…

 

НАДЯ: А кто не на диете? Я вот тоже щас 2 слоечки из Робин-Бобина сожру, и буду снова на диете. Так что тебе? Не отрывайся от коллектива!

 

ИРА: Ну ладно, возьми мне 200 грамм Наполеона. У них Наполеон вкусный.

 

ВЕРА: Нина, может, тебе тоже что-то купить?

 

НАДЯ: Она же у нас салатами питается. Из коробочки. Что ты ей предлагаешь.

 

ВЕРА: Не понимаю, и так кости торчат, почему не поесть нормально?

 

НАДЯ: А ей жирного нельзя! Боится стать такой же жирной, как мы, девчонки.  Да, Нина?

 

НИНА: Нет, я…

 

НАДЯ: Не якай, у тебя вон люди в зале, смотри! Мы за тебя недостачу платить не будем. Пошли, Верусик. 

 

Уходят.

 

ИРА: Ты на Надю не обижайся, она просто человек такой. Мы ей вчера говорим: ты чего новенькую обижаешь? А она – я говорит, девчонки, если ни с кем за день не поссорюсь, считай, день даром прошел.

 

НИНА: Ничего себе.

 

ИРА: Ты вообще чего такая тихая? Молчишь все.  Будь проще, и люди к тебе потянутся. Ты в каком раньше магазине работала?

 

НИНА: Я раньше в газете работала …  Корректором.

 

ИРА: Кем?

 

НИНА: ошибки в статьях исправляла. Потом газету закрыли, другой работы не нашла, а мне за квартиру съемную платить. Раньше муж платил… Ну то есть гражданский муж. А потом мы расстались…

 

ИРА: А почему расстались?

 

НИНА: Да так… Другую нашел.

 

ИРА: Ну ничего. Не расстраивайся. Надо нам тебе кого-нибудь найти. Может, здесь познакомишься. Я со своим Вовой здесь познакомилась, кстати. Помню, в первый раз его увидела, думаю: что за придурок? А  он мне говорит…

 

В зал выходит директриса.

 

О. В.:  Девочки, что за разговоры на рабочем месте?!  У вас люди в зале!

 

Обед.

 

В подсобке магазина за столом обедают Надя, Вера, Ира и Нина.

 

ВЕРА: Я вчера готовила окорочка по новому рецепту. Сделала такой соус, из меда и горчицы… и еще чесночка туда…

 

НАДЯ.: И как? Не сладко было?

 

ВЕРА: Не-а. Ничего не сладко. Получилась такая корочка… мм. Мой Санек умял четыре штуки.

 

НАДЯ: А я вчера пекла слоеный пирог с мясом. Мой Мишуня его обожает. Все время просит: мам, ну когда ты опять испечешь мой любимый пирог? А еще он любит чебуреки. И беляши, и пельмени. И котлеты. И вообще все что с мясом.  Растущий организм – ему надо питаться. В 16 лет уже метр 80.

 

ИРА: Ой девочки, какие же вы молодцы!  И когда вы только успеваете готовить? Я вот с работы прихожу, с ног валюсь. Хорошо что мамулька моя мне готовит.

 

ВЕРА: Ничего, замуж за своего Вовчика выйдешь, ребенка родишь, будешь как миленькая готовить. И после работы, и перед работой. Я в 5 утра всегда встаю, чтобы своим борщ сварить.

 

ИРА: Ой, я так ребеночка хочу… Все таки мне 23 уже скоро.

 

НАДЯ: (Нине): а ты чего молчишь? Рассказывай тоже, что готовила?!

 

НИНА: Да так, ничего особенного…

 

ВЕРА: Так она одна живет, для кого ей стараться? Пельмени в пачке купила и готово!

 

НАДЯ (глядя в упор на Нину):  Вот не понимаю я людей, которые детей не рожают! Зачем они вообще живут на свете?!  Я без своего Мишуни вообще жизнь не представляю!  Мы с мужем только для него и живем!

 

Нина молчит, и, опустив голову, ковыряется вилкой в своей миске с салатом.

 

В дверь магазина стучит покупатель. Пытается заглянуть в окно подсобки.

 

НАДЯ: ну что ты стучишь, что ты стучишь! По голове себе постучи! Совсем оборзели. Русским языком же написано: обед.

 

НИНА: Я пойду обслужу. Все равно я уже поела.

 

Вскакивает, уходит. 

 

НАДЯ: Больная на всю голову.

 

ВЕРА: Выпендривается.  Как будто ей больше всех надо.

 

НАДЯ: На работу приходит раньше всех. За полчаса придет и давай товар на полках ровнять. Ждет, наверное, что Ольга Викторовна ее похвалит.

 

ИРА:  Я ей говорю: ты чего так рано приходишь? А она мне: я жаворонок, встаю в 5 утра, мне дома все равно заняться нечем.

 

НАДЯ: Я ж говорю, больная. Директрисе жопу лижет, хочет показать, что она тут лучше всех.

 

ВЕРА: Ну да, она же в газете работала, типа умная.

 

НАДЯ: Вот именно что типа. Ума тут особенного не видно. 30 лет – ни мужа, ни детей.

 

ИРА: Ну, у нее ведь был там кто-то…

 

НАДЯ:  Вот именно, что кто-то. Пять лет прожили, а в ЗАГС затащить ума не хватило. 

 

ВЕРА:  Да, а теперь тридцатник стукнул – кому она нужна.

 

НАДЯ: У меня в ее возрасте Мишуне уже 12 лет было. Мы ж с моим Сережей познакомились, когда мне было 18. Это, кстати, здесь и было, на Суворовской. Мы с подружкой на лавочке сидели, а он тоже с другом. Пьяный был… вдробадан. Я, правда, тоже, не слишком трезвая была. (хихикает). Залетела почти сразу. Так и поженились.

 

Входит О. В. : Девочки, в чем дело? Почему Нина опять одна в зале? Перерыв полчаса назад закончился! 

 

Психолог.

 

Квартира. Нина и Игорь сидят за столом, пьют чай и разговаривают.

 

НИНА: Я себя чувствую так, как будто снова попала в детство. Я не думала, что мне придется с этим когда-нибудь столкнуться во взрослой жизни. Я не могу им ответить, я не знаю, как с ними разговаривать, вообще.

 

Игорь, ты же психолог. Скажи, что мне делать? Почему они меня не принимают?

 

ПСИХОЛОГ: Ты просто очень конфликтная личность. В тебе много агрессии.

 

НИНА: Я конфликтная?! Я ведь, наоборот, всегда избегаю конфликтов. Я с ними всеми очень вежливо разговариваю. Всегда им улыбаюсь.

 

ПСИХОЛОГ: Вот именно!  А в душе ты их презираешь. Ты, как типичный представитель интеллигенции, смотришь на простых людей свысока, и они это чувствуют. И сколько не улыбайся и вежливо с ними не разговаривай, они тебя все равно будут ненавидеть. 

 

НИНА: Я их не презираю, я их боюсь. Каждый день на работу иду, как на каторгу.  Я не могу оттуда уволиться, мне жить не на что будет. Мне надо хотя бы полгода там проработать, тогда я смогу оформить пособие по безработице.

 

ПСИХОЛОГ: Попробуй с ними подружиться.

 

НИНА: Я не хочу с ними дружить. Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое.

 

 Магазин. Сцена 3.  

 

Надя и Нина на кассе. Вера стоит возле Надиной кассы.

 

ВЕРА: Он себе лежит на диване, а я ползаю по квартире на карачках, полы мою. А он мне: что-то ты плохо моешь, смотри, пыль под стулом пропустила. А ведь вчера 8 Марта! Мне так обидно! Ни подарка, ничего! У меня просто на глазах слезы были, вот честно.

 

НАДЯ: Да козел он, твой Саня. 

 

ВЕРА: Он мне говорит: 8 Марта – день проституток!  По телевизору сказали. Нет, ты такое слышала, а?

 

Вера отходит к покупателю.

 

Надя заглядывает в кассу к Нине. Молча выгребает у нее из кассы мелочь, кладет купюру.

 

НАДЯ (Нине):  Ну у тебя в кассе и бардак! Ирусик, посмотри как у нее купюры лежат! Все как попало, черти что твориться!  Купюры должны лежать ровненько, от меньшей купюры к большей, сверху мелкие гривны, снизу крупные. Все купюры должны смотреть в одну сторону, лицом вверх.

 

НИНА: (тихо): Надь, зачем ты у меня всю мелочь выгребла? Мне сдачу давать будет нечем.

 

НАДЯ: Ничего, банк через дорогу, сходишь разменяешь. 

 

ВЕРА (подходит к кассам): Нин, а ты чего маникюр не делаешь?

 

НИНА: мне не нравятся накрашенные ногти.

 

НАДЯ: На тебя с такими ногтями ни  один нормальный мужик не посмотрит.

 

ВЕРА: Если тебе дома нечем заняться, занялась бы собой любимой.  Брови бы выщипала…

 

НАДЯ: Ноги побрила.

 

ВЕРА: Глядишь, и замуж бы, может, вышла.

 

ИРА:  А я вот маникюр поддерживаю постоянно... И за руками ухаживаю: то ванночки с солью, то масочки из масла какао, то лимонный сок. Кутикулы возле корня ногтя просто отодвигаю, по бокам - режу щипчиками. Полирую часто. Узорчики рисую разными лаками.

 

НАДЯ: А обувь почему нормальную не носишь? Ходишь на работу в каких-то  кедах.

 

ВЕРА: У нас тут дресс-код вообще-то. Спортивная одежда запрещена.

 

НИНА (оправдываясь): Мне на каблуках неудобно.

 

НАДЯ:  У меня вообще вены вылезли на ногах и болят, ну так что!

 

ИРА: Я на каблуках лет с 13 хожу.  У меня и тапочки домашние на каблуках, и сапоги.  А на лето вообще шпили высоченные.  Не представляю себе жизнь без каблуков!

 

Входит Ольга Викторовна.

 

О. В.: Девочки, что опять за сбор? У вас люди в зале!

 

НАДЯ:  Это нам Нина свои туфли новые показывала.

 

О.В.: Нина Витальевна, зайдите, пожалуйста, ко мне.

 

У директора

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА Нина Витальевна, скажите, вам у нас нравится работать?

 

НИНА: Ну да… В принципе.

 

О.В: Потому что, если не нравится, то никто вас держать не будет.

 

НИНА: Мне нравится.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА А вот у меня складывается впечатление, что вы работать не хотите.

 

НИНА: Почему?

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА На вас поступают жалобы. (Заглядывает в листок у себя на столе). Вот, например.  22 марта вы опоздали на работу.

 

НИНА: Я только на 2 минуты опоздала. Троллейбус сломался. Маршрутки  все были забиты… Я пешком шла.

 

О.В: Так, еще и огрызаетесь.

 

НИНА: вы же  знаете, я всегда на полчаса раньше прихожу. Просто троллейбус сломался.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА Я ничего не знаю, пишите объяснительную.

 

Нина берет листок, хочет что-то писать, О.В ее останавливает.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА Подождите, это еще не все.  25 марта вы ушли домой, не закрыв роллеты.

 

НИНА: Только на одном окне, не до конца… Там заело.

 

О.В. :  30 марта в 11.02 вы вышли из магазина и вас не было полчаса.

 

НИНА: Разве полчаса? Минут 10 всего. Я мелочь бегала менять… Мелочь кончилась.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА: Нина, объясни мне, что происходит. Почему мне на тебя постоянно жалуются? Я же вижу, ты вроде стараешься. Но я должна реагировать. У тебя проблемы с коллективом? Если так, скажи мне, я с ними поговорю.

 

НИНА: Нет. У меня нет проблем с коллективом.

 

О.В. : Тогда пишите объяснительные. (придвигает к ней несколько листков).

 

Проводы

 

Магазин. В зале НАДЯ и НИНА.

 

НАДЯ. : Все нормальные люди сегодня на кладбище едут, а мы с тобой вдвоем работаем, как больные. Да, Нинусик?  Провода – большой праздник! Могли бы в магазине и выходной сделать, правда? Ну кто сюда в такой день припрется?

 

Нина молчит.

 

НАДЯ: Представляешь, сегодня в маршрутке еду, рядом пара сидит – лет по 40 обоим, не меньше. Он ее за ручку нежно держит, в глаза заглядывает, боком о нее трется. Хоть бы постыдились! Взрослые люди!

 

Нина молчит.

 

НАДЯ  (смотрит в окно): О, покупатель к нам идет! Ну куда ты прешься, ну что тебе надо? У тебя что, никто не умер?! Не дадут отдохнуть на работе спокойно.

 

Нина молчит.

 

НАДЯ: А на прошлых выходных мой Мишуня  в дом привел какую-то шлюху. Познакомься, мама, это Вера. А этой Вере 18 лет, представляешь? Она же старая для него!  Не знаю, что я буду делать, когда он женится. Я его жену заранее ненавижу. 

 

Нина молчит.

 

НАДЯ: Вот ты. Как ты живешь одна? Не понимаю. Я бы с ума сошла, честно. Я как подумаю, что Мишуня закончит школу и уедет… Мужу не до меня, он с работы придет – и в компьютер. Он со мной даже спать не хочет, спит на диване. Говорит, что я своим храпом ему мешаю. Он даже к кошке, и то относится лучше, чем ко мне!

 

Я как представлю, что останусь одна… Так сразу хочется сдохнуть.

 

НИНА: Ну чего ты так, не надо… Можешь еще одного ребенка родить.

 

НАДЯ: Да ну, опять эти вонючие памперсы, горшки, опять недосыпать ночами… Не хочу.

 

(Заглядывает в кассу)

 

Мелочь опять закончилась… Слушай, будь другом, сбегай, разменяй, а? (Протягивает Нине деньги).

 

НИНА: Ладно, я и себе заодно разменяю. Скажешь О.В. что я в банке?

 

НАДЯ: Конечно-конечно. Давай-давай, иди, Нинусик, можешь не торопиться.

 

Нина уходит. В зал входит О.В.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА:  Ты что, одна, Надя? А где Нина?

 

НАДЯ: опять ушла куда-то. Она мне не докладывает.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА:   Как ушла?! И давно?

 

НАДЯ: Да уже минут 40. Но ничего, Ольга Викторовна, людей сегодня мало, я и одна справляюсь.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА:  Нет, это непорядок. Она совсем распоясалась.

 

Входит Нина.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА:   Нина Витальевна, где вы были?

 

НИНА: Я? Мелочь бегала менять. (Ссыпает в кассу мелочь).

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА: 40 минут? Нина, я тебя предупреждала.

 

НИНА: Какие 40 минут? Меня 5 минут всего не было, меня Надя попросила… Мелочь…

 

НАДЯ:  Я тебе ничего не просила, нечего на меня сваливать. Я за тебя одна работать не обязана вообще-то.

 

НИНА (Наде, тихо): Ну ты и сука.

 

НАДЯ (Ольге Викторовне): Я же вам говорила.

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА: Нина, зайди ко мне в кабинет.

 

НИНА (Наде): За что ты меня так ненавидишь?

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА (повышая голос): Нина Витальевна, успокойтесь. Зайдите ко мне, нам надо поговорить.

 

НИНА: Да не нужна мне ваша сраная работа!  Да я вас тут всех ненавижу! Меня от вас тошнит!

 

ОЛЬГА ВИКТОРОВНА (берет Нину за руку): Нина!

 

НИНА: Да иди на хуй!  (Отталкивает О.В., и выбегает из магазина, громко хлопнув дверью).

 

 

Магазин. Сцена 4, последняя.

 

 

Надя, Ира и Вера  

 

ВЕРА: Жаль меня не было. Вечно все интересное пропускаю. Неужели она ее прямо так взяла и послала?!

 

НАДЯ: А ты думала. Тихоня наша.

 

ИРА (с глубокомысленным видом): В тихом омуте черти водятся.

 

НАДЯ: Кто ее знает, может быть она вообще психически больная. У меня соседка снизу, с пятого, тоже тихая такая. Ходит, даже не здоровается. Каждую весну в Степановку увозят.  У них весною обострение.

 

ВЕРА:  Не понимаю, почему ее по статье не уволить. Она же бросила зал, кассу, ушла с рабочего места.

 

НАДЯ:  Ольга Викторовна просто не хочет возиться. По статье уволить – это сложно. Легче по собственному. 

 

ИРА:  В понедельник новенькая должна прийти. Интересно, какая она?

 

НАДЯ: Надеюсь, в этот раз будет кто-то нормальный.

 

Конец.


Другие статьи из этого раздела
  • «Супермаркет» Пётра Армяновски

    Воскресное утро начиналось чудесно - прекрасная погода, мы с женой и внучкой едем на дачу. Киев ещё... полусонный, автомобилей мало, дороги чистые, солнышко светит - красота! Но мы ещё не знали, что судьба и несколько распоясавшихся молодчиков в форме охранников ТРЦ "Караван" нам уготовили другой "праздник".

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?