Дмитрий Левицкий


ЛЕНА


Лена

Маша – младшая сестра Лены.(Постоянно находится возле Лены).

Вера – Мать Лены

Виктор – Отец Лены.

Руслан

Вадим – отец Руслана

Оксана – мать Руслана.

Максим.

Надя – Мать Максима.

 

*В пьесе использованы стихотворения Валентины Петровой.

 

Действие происходит в доме семьи Лены. Дом одиноко стоит на краю деревни возле дороги.

 

1

Комната Лены. Она  сидит на диване. К  ней подбегает Маша.

Маша: Лена, я видела! Я видела, ты писала! Прочитай мне. Ну, пожалуйста, прочитай! (Пауза).Я же тебя очень прошу…(Пауза.) Пожалуйста, прочитай мне…

Лена: В этой вязкой, похожей на речной ил, траве, в которой сложно бежать и сложно идти шагом. В этом густом, похожем на песок, тумане, в котором сложно двигаться и сложно видеть. В этом не по размеру, похожем на воспоминание из детства, свитере, в котором сложно бежать и сложно идти шагом. В этом липком, похожем на пот ночных кошмаров, тумане, в котором сложно говорить и сложно слышать. В этом давящем, похоже, на грудь и на плечи свитере, в  котором сложно двигаться и сложно видеть. В этой ноющей, похожей на зубную боль, тишине, в которой сложно бежать и сложно идти шагом. В этой острой, не иначе как стебли осоки, траве, в которой сложно дышать и сложно думать. В этом холодном, похожем на утреннее дрожание, тумане, в котором сложно бежать и сложно идти шагом. В этой пугающей, похожей на всё последнее, тишине, в которой сложно двигаться и сложно видеть.

 

2

Вера, Виктор, Вадим, Оксана и Руслан сидят за накрытым столом, кушают. Лена снимает происходящее на видеокамеру. 

Виктор: Нет, ну, давай разберемся! Вторая мировая война началась в тридцать девятом году, закончилась в сентябре сорок пятого. Великая отечественная война началась в сорок первом и закончилась в мае сорок пятого.  Мы празднуем девятого мая, они в сентябре.

Вадим: Они тоже в мае.

Виктор: Да?

Вадим: Не, подожди. Я же не о том. Я говорю, что, сколько я себя помню,  - и родители, и я, - мы всегда знали, что это называется Великая отечественная война.

Вера: Да.

Вадим: Ну, правда, ведь?! А теперь нам навязают, что мы должны называть это Второй мировой войной. Почему? Вот скажи мне, почему? Я уважаю французов, англичан,  американцев – молодцы,  они тоже воевали.

Виктор: Ну, американцы так воевали…

Вадим: Это другой вопрос... Просто у них одно, а у нас другое. Вот и всё. Мы же им не указываем, как они должны у себя там называть эту войну.

Вера: А десятки миллионов погибших!

Вадим:  Ну тут тоже непонятно, я вам скажу. Неизвестно еще как и, самое главное, кто считал.

Вера:(Обращаясь к Руслану) Что, дорогой? Картошки передать?! Вот, держи. Лена, ну прекрати, ну я тебя прошу. (Лена продолжает снимать на видео).

Виктор: Ялтинская конференция, сорок пятый год. Рузвельт и Черчилль просят Сталина отдать Крым, а взамен СССР получает часть Германии. Сталин говорит: «Хорошо, только надо загадку отгадать». Иосиф Виссарионович показывает три пальца: большой, средний и указательный и говорит: «Кто скажет, какой из этих пальцев сэрэдний, тот получит Крым». Ну, Черчилль, без раздумья хватается за указательный палец: «Вот средний!». «Нэправильно, товарищ Черчилль», - говорит Сталин. Рузвельт думает, что Сталин решил схитрить и надо выбирать из всех пальцев руки. Хватается за средний палец: «Вот средний палец». «Нэправильно, товарищ Рузвельт», - улыбается Сталин. После чего складывает кукиш и показывает Черчиллю и Рузвельту: «Вот сэрэдний палэц».

Вадим: Я вот, на самом деле, Сталина не люблю, он много горя сделал людям, это правда. Но вот с другой стороны, я смотрю на наших нынешних царьков, и думаю: это что правители?!  Люди, которые умеют управлять?..

Вера: Только грабить умеют.

Вадим: Нет, ну разве я не прав?! Они же ничего не умеют! Дорвались до корыта и всё.

Вера: Чтоб они там передохли все в этом Киеве!

Вадим: В каком Киеве, я вас прошу?! У них же у всех дома за границей!  Нет, ну может быть они там и живут в Киеве, но так просто ты их там не увидишь.

Оксана: Так, Вадим, ну перестань уже. Ну, ей-богу.

Виктор: Ну что там, у всех налито? Руслан?

Руслан: Да, но чуть-чуть совсем. Мне еще сегодня за руль.

Вадим: Я хочу сказать тост. Мы вот говорим-говорим о войне, а вот наши дети смотрят на нас, слушают,  и думают совсем по-другому. И слава богу!  Может быть, это и к лучшему. Но я хочу выпить за то, чтоб они никогда не знали войны:что бы там ни случилось, но главное, чтобы не было крови. Это самое главное. (Чокаются и выпивают все, кроме Лены и Маши).

Руслан: Дядь Вить, а вы ведь в Афгане были?

Виктор: Да.

Руслан: И как оно?

Оксана: Руслан, ну что за вопрос? Я не понимаю. Ну что значит «как оно»?!

Виктор: Нет-нет, всё нормально.  Могу ответить.

Лена: Пап, а расскажи ему про барбухайку. Пожалуйста, расскажи.

Руслан: Что такое барбухайка?

Виктор: Небольшой афганский грузовик. 

Лена: Только расскажи так, как мне рассказывал. Пожалуйста.

Виктор: Я водитель.  Уже неделю в Афгане.  Четыреста сорок девятый отдельный автомобильный батальон. Тысяча сорок вторая колонна. Размещение в Пули-Хумри. Всё только начинается, но в любой момент может закончится. Третье ноября тысяча девятьсот восемьдесят второго года. Колонна должна была отправиться в Кабул в восемь часов утра, но отправляется в десять часов. Почему -  не знаю. Я везу продовольствие. Вместе со мной в кабине рядовой Рыков. Он уже год в Афгане. Рыков спрашивает меня, сколько раз я переходил Саланг, я говорю: ни разу. У Рыкова это уже двадцать второй раз. Я говорю, расскажи мне про Саланг. Рыков говорит, сам увидишь. Мы едем. Я спрашиваю, что это за кусты вдоль дороги? Рыков говорит, что это тутовые деревья. Из них можно делать самогон. Он пил. Поднимаемся до отметки три тысячи метров над уровнем моря, которого в Афганистане нет. Рыков жалуется на сердце - трудно дышать. Температура воздуха минус двадцать, шапки снега достигают пяти метров. Сильный ветер. Колонна двигается очень медленно. Метр за метром. Мы останавливаемся в метрах ста от тоннеля. Дальше ехать запрещают. Рыков выходит из кабины и идет узнавать, в чем проблема. Я вижу, что из тоннеля идет черный дым. Бегают солдаты. Рыков возвращается и говорит, что в тоннеле произошла авария: наливник, то есть Камаз наливной роты столкнулся с афганской барбухайкой.  Образовалась пробка. Водители не глушили двигатели, потому что иначе машину не заведешь. В результате люди задохнулись выхлопными газами. Вентиляция не справилась. Я спрашиваю, сколько людей погибло? Рыков говорит:«не знаю, но можешь идти посмотреть». Я иду к тоннелю и вижу около двадцати синих трупов, лежачих на снегу на высоте четыре тысячи метров. Из тоннеля валит дым. Потом я вижу, как из тоннеля БТР тянет барбухайку. В ней афганцы. Все мертвы. Это мой первый переход через Саланг. Если бы не два часа разницы, то может быть, я был бы уже мертв. А  барбухайка переводится, как «В добрый путь».

 

3

Вера на кухне делает бутерброды. В кухню заходит Оксана.

Оксана: Давайте я, может, помогу.

Вера: Ой, да не надо, спасибо.  Тут нечего помогать.

Оксана: Я, собственно, хотела поговорить с вами.

Вера: Можно на ты.

В кухню заходит Лена.

Вера: Так, отнеси бутерброды на стол. И знаешь что? Сходи, наверное, в сарай и достань еще банку огурцов, а то там уже всё съели. А потом придешь уже сюда, заберешь салат.

Лена уходит.

Оксана: Я хотела поговорить о Лене и Руслане. Тебе не кажется, что это как-то очень быстро всё происходит? 

Вера: Да, наверное. Приходит, говорит: «В Киеве познакомилась с парнем, зовут Руслан». Что за Руслан, откуда, чем занимается, ничего не ясно. Ну, а потом я узнаю, что вы едите…

Оксана: Вера, а расскажи мне про дочь.

Вера: Ну, хорошая девушка, что, умная, работящая. Иногда, правда, вредничает -  не без того.

Оксана: А почему вредничает?

Вера: Она упрямая. Что взбредет в голову, то и будет делать. Доказать ей что-то бесполезно.

Оксана: Я так понимаю, она сейчас не учится?

Вера: Она год в Киеве проучилась, потом бросила,там причины были... Ну а что я заставлять буду?! Не хочешь, ну, будешь по дому помогать. Тут работы всегда найдется. Тем более, сейчас такие институты, что банкоматы: деньги сожрал - квитанцию выдал, диплом то бишь. А толку?

Оксана: Просто, я боюсь что…

Вера: Я понимаю, чего ты боишься. Лена иногда ведет себя действительно странно, но это из-за того, что мы живем в таких условиях!  Вокруг ни души, вот она и нелюдима, что ли. Но это пройдет. Руслан – хороший парень, я же вижу. Почему нет?.. (Пауза)Ну, Оксана, я же не настаиваю, никто силой тянуть не будет.

Оксана: Да нет-нет, всё нормально, я просто… Тебе не кажется, что Лене это всё не нужно? Она красивая, умная, замечательная девушка, но, Вера, извини, я вот смотрю на неё, и понимаю, что свадьба, муж, дети, ответственность за семью, - это рано для неё еще. Она не готова.

Заходит Лена. Вера дает ей подготовленные уже тарелки с салатом.

Вера: Отнеси, пожалуйста.

Лена забирает тарелки и уходит.

Вера: Мы из Киева переехали сюда три года назад -так надо было. Начали обустраиваться потихоньку среди этого всего. Как-то я решила полезть на чердак, посмотреть, что там делается. Полезла. А перед этим дождь прошел, и лестница была еще мокрая, скользкая. Я упала. В результате, закрытый перелом левой бедренной кости. Операция мне была противопоказана, поэтому врачи сделали скелетное вытяжение. Это перпендикулярно кости проводят спицу, закрепляют на скобе и подвешивают груз. Сначала десять килограмм, а потом уменьшали, и так семь недель. Так вот, я к чему это всё говорю. Всё это время, пока я лежала с этой спицей, Лена стирала, готовила, убирала. Не чуралась ничего: и в туалет меня водила, и белье моё грязное меняла, и мыла меня. Это я к ответственности за семью, как ты понимаешь.

Оксана: Да, я понимаю.

Вера: Поэтому не надо говорить, что она не готова. Но опять же, Оксана. Если у тебя есть сомнения, поговори с сыном, может быть, и он сомневается. Никто ведь никуда не торопится.

Заходит Лена.

Вера: Всё, дочя, мы уже идем.

Лена: Я беременна.

Вера: Что?

Лена: Я беременна.

 

4

Всё те же сидят за столом.

Вадим: Тридцатые годы, фашистская Германия. Евреи еще могут свободно ходить по городу. Ну, и вот идет Шмуль по улице, вдруг возле него останавливается машина, из неё выходит Гитлер, наставляет пистолет и приказывает Шмулю жрать собачье говно. Шмуль жрет говно, Гитлер безудержно смеется. Гитлер начинает так ржать, что у него падает пистолет. Шмуль мигом подхватывает оружие, наставляет на Гитлера и приказывает тому доедать говно. Пока тот доедает говно, Шмуль садится в машину Гитлера и едет к себе домой.  Приходит к жене и говорит: «Ой, Сара, если б ты знала, с кем я сегодня обедал!»

Вадим, Руслан и Виктор заливаются смехом. Постепенно смех затухает, мужчины видят, что женщинам не очень весело.

Руслан: Теть Вер, а из чего этот салат вы делаете? Очень вкусно.

Вадим, потом Виктор с новой силой начинают смеяться. Руслан не выдерживает, и сам начинает смеяться.

Руслан: Нет, я серьезно.

Вера: Лук, морковь, капуста, яблоко и корень сельдерея. Майонезом заправила.

Виктор: Мент поступает на литературный факультет. Билет по «Анне Карениной»…

Оксана: А какой у тебя срок?

Лена: Шесть недель. 

Оксана: Это с момента последних месячных?

Лена: Да.

Пауза

Руслан: Подожди, ты что, беременна?

Лена: Да.

Руслан встает из-за стола. Идет курить на улицу. Вслед за ним идет Оксана.

Вадим: Ты куда?

Оксана: Сиди. Сейчас вернусь.

Виктор встает из-за стола. Идет курить на улицу.

Молчание прерывает Вадим.

Вадим: Значит, беременна?

Лена: Да.

Вадим: Шесть недель.

Лена: Да.

Вадим: Ну, это серьезно. Даже не знаю, что…

Лена: А вы кушали в детстве гречневую кашу с сахаром?

Вадим: Что?

Лена: Вы кушали гречневую кашу с сахаром?

Вадим: Нет.

Лена: Мне папа в детстве готовил. По-моему, было вкусно. А мама делала сладкую колбаску,это была самая лучшая сладость. А вам что вкусного готовили родители?

Вадим: Да, я даже не знаю. Всё вкусное было.

Лена: Вы просто не хотите вспоминать. Наверняка, что-то было особенное.

Заходит Виктор.

Виктор: Ты знала?

Вера: Нет. Она буквально только что нам на кухне рассказала.

Виктор: Да, весело получается. А...(хочет что-то спросить) Ну ладно. Ты пьешь?

Вадим: Да, наливай.

Виктор: Вера?

Вера: Нет, я не буду.

Выпивают. Заходит Оксана.

Вадим: Ну что там?

Оксана: Да всё нормально. Лена, ты бы не могла выйти к Руслану, он тебе хочет что-то сказать.

Лена выходит.

Оксана: В общем, Руслан хочет свадьбу.

Вера: А ты?

Оксана: Что я? Вера, я не хочу ссориться…

Вера: Ты, как считаешь, нужно им жениться?

Оксана: Я тебе уже сказала, что я думаю! Но, если Руслан и Лена хотят, пусть женятся. Тем более, если она беременна.

Вера: Что значит «если»?

Виктор: Так, всё, Вера, перестань.

Вера: Нет, мне просто…(Виктор перебивает) 

Виктор: Перестань, говорю.

(Пауза)

Оксана: Нам пора уже ехать.

 

 

5

Руслан и Лена сидят на веранде. К дому на мотоцикле подъезжает Максим.

Лена: Смотри, это Максим идет.

Руслан: Кто такой Максим?

Лена: Максим, заходи-заходи. (Максим заходит во двор)

Лена: (Шепотом Руслану) Обрати внимание, как он разговаривает. Привет.

Максим: Привет.

Лена: Познакомься, это Руслан.

Максим: Привет. (Жмут друг другу руки)

Лена: Максим, я сегодня никуда не смогу поехать.

Максим: Да не, я просто… По дороге. Мне мать попросила мешок картошки отвезти тетке. По дороге просто. Всё нормально?

Лена: Всё нормально.

Максим: Хорошо. (Отходит на несколько метров, потом возвращается).

Максим: (Обращаясь к Максиму)Ктоты  такой?

Руслан: Руслан…

Максим: Ты что тут делаешь?

Руслан: Подожди, почему я тебе должен… (Лена перебивает).

Лена: Максим, это Руслан. Приехал из Киева. Хочет на мне жениться.

Максим: Угу

Лена: В доме находятся его родители, они тоже приехали. У нас всё хорошо.

Максим: Угу. Ты можешь уйти?

Руслан: Куда уйти?

Максим: Туда.

Руслан: Не могу. Лена, кто это?

Максим: (Берет за воротник Руслана)Идёмвыйдем, идём выйдем, выйдем идём!

Руслан: Никуда я не пойду.(Пытается вырваться)

Максим бросает Руслана на землю, тот больно падает на плечо. На крыльцо выходит Виктор.

Виктор: Э, ты что творишь!

Максим отходит в сторону. Виктор помогает встать Руслану.

Виктор: Всё нормально, цел?

Руслан: Плечо…

Из дома выходят  Оксана, Вера и Вадим.

Вера: Лена, что случилось?

Виктор: Э, герой, ну иди объяснись, в чем проблема. (Максим стоит на том же месте)

Руслан: Да псих какой-то!  Что тебе надо?

Лена: Пап, не трогай его, пожалуйста.

Вера: Лена, что случилось?

Лена идет к Максиму. Они о чем-то говорят.

Вера: У тебя, наверное, вывих. Пошли в дом я тебе лед приложу.

Руслан: Да нет-нет, я постою здесь.

Вадим: Лед в холодильнике?

Вера: Да.

Вадим: Я сейчас принесу.
Вадим идет в дом за льдом. Поговорив с
Леной, Максим уезжает на мотоцикле.

Лена: Это Максим, мой друг. Он подумал, что Руслан может причинить мне вред. Я ему объяснила, что он не прав, и Руслан не может этого сделать. Он со мной согласился. Максим просил передать слова извинения.

Оксана: Тебе не кажется, что это уже чересчур?

Лена: Нет.

 

6

Темнеет. Вадим колет лед на столе. Заходит Оксана.

Оксана: Собирайся, мы едем. Я больше здесь находиться не собираюсь.

Вадим: А кто поведёт машину?

Оксана: Твою дивизию! Думаешь, Руслан не сможет? Ну да… Черт! И что? Я не хочу ночевать в этом доме.

Вадим собирает лед в полотенце.

Вадим: Оксан, давай не устраивать здесь скандалов. Вернемся домой, спокойно, нормально поговорим с Русланом. Что там этот архаровец? Стоит еще?

Оксана: Да уехал уже. Она ему что-то сказала, он сел на свой драндулет и укатил. Вот скажи мне, как так можно? И, что я должна сейчас чувствовать к этой Лене?! А вообще, а ребенок! А ребенок, чей тогда?

Вадим: Слушай, ну вот не накручивай, а?

В комнату заходит Виктор и Вера.

Вадим:  А Руслан где?

Виктор: Они еще на  дворе стоят разговаривают.

Вадим: Пойду отнесу ему лёд.

Вадим выходит из комнаты. Вера начинает убирать со стола грязную посуду.

Вера: Это можно уже забирать? Или ты еще будешь кушать?

Оксана: Нет, уже не буду, спасибо.

Вера относит грязную посуду на кухню.

Оксана: Вить, ну наливай что ли. Вера!  (Вера выходит из кухни). Бросай уже эту посуду, давай выпьем.

Виктор: Может, Вадима позвать?

Оксана: Да он сейчас вернется. А вот он идет. (Заходит Вадим). Всё как-то резко так происходит… В общем, я хочу выпить за то, чтоб мы всегда любили, ценили, уважали  своих детей и себя. Прислушивались к советам умных людей  - и к себе тоже. Помнили о других людях  - и о себе. Вот это «и о себе, и себя» - очень важно. Как-то мы иногда забываем о себе, да? Хороший тост? Вот давайте за это выпьем.

Все пьют.

Вера: А мне почему-то кажется, что мы никогда не забываем о себе.

Оксана: Вера, а скажи мне, кто этот Максим для Лены? Друг, товарищ …

Вера: Любовник ты хотела сказать?

Оксана: Я ничего не хотела сказать, я тебя спрашиваю.

Вера: Оксана, между ними ничего нет. Он живет неподалеку, иногда подвозит на мотоцикле – всё. Тут не о чем говорить.

Оксана: А, если не о чем говорить, ну тогда хорошо-хорошо. Вадим, ну что, мы, наверное, уже поедем, да?

Вадим: Оксана, я тебе уже сказал, Руслан не может, я выпил…

Оксана: Заплатишь штраф, ничего страшного. Ну, а что делать?!

Виктор: Так оставайтесь у нас, в чем проблема? Завтра поедите.

Оксана: Нет, я думаю, нам лучше уехать отсюда.

Вадим: Оксана…

Виктор: Да, перестань, у нас есть место! Все поместятся.

Оксана: Да нет, все нормально, мы поедем. Никому мешать не будем.

Вадим: Оксана, успокойся.

Оксана: Не, ну что, я не права?!

Вадим: Успокойся.

Вера: Оксана, извини, я не хотела…

Оксана: Да всё хорошо, не переживай. Ну, просто уже поздно, надо ехать. Спасибо, всё…

Вадим: Оксана, мы сегодня уже не поедем.

Оксана: А о чем ты еще хочешь поговорить? О войне?! О Сталине?! Гитлере?! О чем, ты еще хочешь поговорить?!

Вадим: О Хрущове…

Оксана: Зачем мы сюда приехали? Чтоб про войну говорить? Вадим, вот скажи мне, зачем? Ответь мне, мы приехали анекдоты друг другу рассказать? Ну, чего молчишь?  «Не устраивай скандалов»… Я не устраиваю скандалов!  Просто не могу находиться в доме, где меня… Дорогой! (передразнивает Веру)Как будто это только мне надо?! Да пропади это всё пропадом! Пусть делают, что хотят. Уже взрослые люди, в конце-то концов. Как я устала. Вадим, поехали домой. Вадим… Вадим…

7

Ночь. Лена и Руслан находятся в комнате Лены. Рядом Маша. Лена с помощью проектора выводит на стену видепортреты  своих родных.

Лена: Это мой папа. Видишь, как он выглядит, как он двигается, говорит, шутит, шутит. И остановиться не может, и осмотреться вокруг. Всё делает так, чтобы никто не заметил его, как будто от кого-то прячется. Может он до сих пор на войне? Как ты думаешь, Руслан?

Руслан: Я не знаю.

Лена: Может, война не закончилась? Я видела, как он бил человека, как будто врага, как будто, так и надо.У него сильные руки, он может бить человека. А вот смотри, а теперь он замирает: только тогда, когда папа вспоминает Афганистан,  - когда он действительно это вспоминает, - он перестает бояться, перестает прятаться. Он  замирает, вот это очень точное слово – замирает. Он в эти минуты очень красив. А теперь он молчит.

На стене появляется видео с Верой.

Лена: А это моя мама. Понимаешь, я, когда смотрю на своих родителей, я смотрю, как будто на чужих людей. Вот я вижу эту женщину, и понимаю, что это чужой человек. Или даже не так. Я, глядя на это видео, могу увидеть мать, а могу увидеть - чужого человека. Видео мне в этом помогает. Понимаешь?

Руслан:  Да, я думаю, я понимаю.

Лена: Хорошо. Она моя мать… И ты смотришь сейчас на мою мать. Обрати внимание, она старается предугадать, что будет в следующую минуту. Видишь? Это несложно заметить, - по ее взгляду, движениям, как она слушает, слушает. У неё всё хорошо, просто она хочет узнать, что скажут в следующую минуту. У неё всё хорошо, просто ей обязательно надо первой отреагировать на происходящее. У неё всё хорошо, просто она так живет. Она моя мать сейчас.

На стене появляется видео с Машей.

Лена: Это Маша - моя сестра.  Видишь, как она четко выражает своё желание, - её можно понять без слов – она, словно животное: мягкое, плавное, плавное.  Она сейчас может делать что угодно, тело ей позволяет,  я ей позволяю. Она может даже танцевать. Видишь? Она сейчас танцует. Это Маша - моя сестра. Я умею смотреть на неё, умею видеть её. Ты видишь её?

Руслан: Да, вижу.

Лена: Мне очень хочется жить, мне чудовищно хочется жить. Веришь мне?

Руслан: Верю.(Маша танцует, танцует.)Ты не говорила, что у тебя есть сестра.

Лена: Потому что у неё был рак, и она умерла, вот и не говорила. Моя мама и мой папа продали квартиру, в которой мы жили, чтобы можно было оплатить операцию. Но это не помогло, она умерла, а мы теперь живем здесь. И я смотрю на неё сейчас.

На видео Маша танцует. 

8

Глубокая ночь. Руслан вышел покурить на улицу. На диване сидят Лена и Маша. Отдаленно слышен звук мотоцикла.

Маша: Лена, прочитай мне. Я видела, ты писала. Прочитай мне, пожалуйста.

Лена: Птица летит. Смотри, птица летит. Возьми мою руку, птица летит. Не упадет, нет, не упадет. Не станет мертвой и весной, когда потянет теплый ветер, буду стоять, смотреть. Буду любить.

Руслан возвращается в дом.

Руслан: Там Максим на мотоцикле вокруг дома катается.

Лена: Я знаю. Он говорил, что приедет ночью. Будет кружится, словно птица. Пусть катается, я к нему не пойду.

Руслан: Когда ты попросила обратить внимание на то, как он говорит, что ты имела в виду? Тебе нравится, как он разговаривает?

Лена: Нет.

Руслан: Тогда почему?

Лена: Мне кажется, он немного сумасшедший.

Руслан: Да, я заметил. И всё?

Лена: Речь выдает в нем безумца. Я хотела, чтобы ты обратил на это внимание. И всё. Давай и я задам тебе вопрос.

Руслан: Давай.

Лена: Когда твой отец и мой отец спорили о начале войны, кто из них был прав?

Руслан: Ну…

Лена: Без «ну», сразу отвечай.

Руслан: Я думаю, если они говорили о…

Лена: Или даже не так!.. Извини… Даже не так. Как ты думаешь, с чего начинается война и чем заканчивается?

Руслан: Ты имеешь в виду Вторую мировую?

Лена: Я имею в виду… Я имею в виду, что очень трудно сказать, где начало, а где конец. Вот у нас с тобой, судя по сегодняшнему дню, должно быть, - начало отношений, а может  оказаться, что это уже конец. Судя по сегодняшнему дню…

Руслан: Это ты сейчас так шутишь?

Лена: Шучу.

Руслан: Нет, я серьезно. Ты шутишь?

Лена: Шучу.

Руслан: Я тебя не понимаю.

Лена достает видеокамеру и начинает снимать Руслана.

Руслан: Лена, перестань, не снимай меня. (Лена продолжает снимать.)Ну, пожалуйста, не надо. Я не хочу.

Лена еще какое-то время снимает, потом выключает камеру.

Лена: Память закончилась.

 

9.

Раннее утро. Вера, Оксана, Вадим и Виктор сидят за столом на веранде. Во дворе лежит труп Максима, он разбился на мотоцикле.

Оксана: Какое сегодня число?

Вадим: Пятнадцатое.

Оксана: А вчера четырнадцатое?

Вадим: Да.

Оксана: То есть, мы приехали четырнадцатого?

Вадим: Да.

Оксана: Хорошо.

Заходит Руслан.

Руслан: Она позвонит его матери.

Оксана: У неё есть её номер?

Руслан: Да.

Оксана: Хорошо.

Вера встает и идет к трупу Максима. Проверяет пульс, трогает его  лицо.

Виктор: Вер, это уже труп, всё.

Вера идет в дом.

Руслан: Ты машину посмотрел?  Всё нормально?

Вадим: Да, мы уже можем ехать.

Руслан: Давай Лена сделает этот звонок, и тогда поедем. Ладно?

Вадим: Как скажешь.

Оксана: Может, Лена хочет нам что-то сообщить?

Вера возвращается с мужской рубашкой.

Вера: Переоденься, ты весь в крови.

Виктор переодевает рубашку.

Виктор: Я бы на вашем месте дождался милиции.

Вадим: Вить, мы к этому парню не имеем никакого отношения. Тем более к его смерти. Поэтому я не думаю, что нам обязательно здесь находиться.

Вера: Вы собираетесь уезжать?

Виктор: Как хотите. Просто будет странно, что вы не дождавшись милиции, уехали.

Вадим: Через сколько они приедут?

Виктор: Из района ехать минут тридцать. Думаю, через тридцать-сорок минут будут.

Оксана: Витя, он разбился на мотоцикле. Всё. Мы здесь не при чем. Что могли, сделали. Если его можно было спасти, довезли и в район, и в Киев, и куда угодно. Но он мертв. И я не собираюсь ничего подписывать и заявлять в милицию. Нам нужно домой. Точка. Как говорит Вера:тут не о чем говорить.

Вера: Руслан, ты признаешь ребенка?

Оксана: Вера, по-моему, сейчас неподходящее  время об этом говорить.

Вера: А когда будет подходящее? Когда она родит?

Руслан: Да, я признаю.

Вера: Ты знаешь, что это твой ребенок?

Руслан: Да.

Вера: Ты уверен в этом?

Руслан: Да, я уверен.

Вера: Вот и отлично.

Руслан: Только я не уверен, что Лена хочет этого ребенка.

 

10.

Маша  играет с Леной в украинскую забаву «Печу, печухлібчик».

Маша: (Берет в ладонь голову Лены и слегка перекидывает с руки на руку, словно тесто) Печу, печухлібчик, діткамнаобідчик. (Наклоняет голову то вперед, то назад). Шур в пічку, шур в пічку. (Крутит голову)Починаєм знов.

Маша проделывает так несколько раз, пока у Лены не начинает звонить телефон. Мы видим на сцене Надю, которая звонит.

Лена: Алло.

Надя: Лена, привет. Я тебя не разбудила?

Лена: Доброе утро, тетя Надя. Нет, вы меня не разбудили.

Надя: Максима целую ночь не было дома. Я подумала, может быть, ты знаешь, где он, Лена?

Лена: Знаю. Он у нас дома.

Надя. Слава Всевышнему! Я так переживала.

Лена: Не переживайте.

Надя: Я попросила Максима отвезти мешок картошки тете Наташе, это моя сестра…

Лена: Он отвез.

Надя: …живет в соседней деревне сама. У неё все померли, я одна осталась, да Максим еще вот привезти что-то может.  Надо же помогать. Больше некому.

Лена: Да.

Надя: А почему он трубку не брал? Я ему столько раз звонила.

Лена: Он не мог.

Надя: Ты можешь дать ему трубку?

Лена: Нет.

Надя: Ну ладно, я, может, потом сама позвоню. Как твои дела, Лена? Как мать?

Лена: Ко мне из Киева парень приехал, жениться на мне хочет. Вместе с ним родители его приехали - познакомиться с моими родителями. Наверное, это называется сватовство.

Надя: Ну, а ты что?

Лена: Я им сказала, что я беременна.

Надя: Максим знает?

Лена: Да, Максим всё знает.

Надя: Лена, ты меня немного пугаешь. Давай я сейчас позвоню ему.

Лена: Теть Надь, он не возьмет трубку.

Надя: Почему?

Лена: Расскажите, что любил кушать Максим раньше?

Надя: Почему он не может взять трубку?

Лена: Он мне так мало о себе рассказывал.

Надя: Почему он не может взять трубку, Лена?

Лена: А мне очень интересно, каким он был раньше.

Надя: Лена, перестань! Прошу тебя.

(Пауза)

Надя: Он был всегда спокойным, хорошим мальчиком. Я никогда не видела его пьяным, никогда. Всегда мне помогал, если я попрошу. Всегда воды принесет, мусор вынесет, если попрошу, всё сделает. Максим – хороший, спокойный мальчик… Не пьющий, не гулящий… Он у меня золото, настоящий сын…

Лена: Теть Надь…

Надя: Помню, в детстве он очень любил кушать хот-доги. Он специально со мной ездил на базар в район, зная, что я ему куплю.

Лена: Он умер.

Надя: Для него хот-доги – это была лучшая еда. Корейская морковка, хот-доги – вот это то, что он любил.Лучшая еда.

Лена: Теть Надь, он умер.

 

11.

Лена сидит на диване. К ней подходит Маша.

Маша: Какой сегодня длинный день, какой длинный день, какой длинный день. И ночь, и день. И ночь, и день. Какой длинный день. Я видела - ты писала, прочитай мне. Ну, пожалуйста, прочитай. (Пауза) Я тебя очень прошу, прочитай мне. 

Лена: Что было, то прошло. Что было, то прошло. Что было, то прошло. Что было, то прошло. Что было, то прошло. Что было, то прошло. Прошло 17 лет. Я помню, как бежала, подобно зайцу. Как уши прижимала плотно к телу. А ты летела, подобно камню. На краткий миг вокруг все опустело. Я видела твой лик – лишь он один имел значение. Ты ноги прижимала плотно к телу – ты падала, а не летела. Я не бежала, я стояла без движенья. Мне кажется, едва минуло двадцать, я только научилась не бояться. И, выходя с рассветом на тропу, глядела на летящую лису, танцующую в воздухе тебя.  Как ты парила надо всем, покуда не смела волна весеннего,  грозового ветра. 
Как часто ты была окружена сине-сиреневым туманом, и в нем, еще плотнее, разгоряченным песьим лаем. И сколько раз со мной случалось то же. И это то, что нас объединяло. И то, что делало похожими.
Все мое время как одно мгновенье, как день у быстроногого оленя. Я даже не успела глаз сомкнуть и умерла с открытыми глазами. И все хорошее, что было между нами - ушло. Конец всему.

12.

Все сидят на веранде. Труп Максима находится рядом.

Оксана: Сегодня пятнадцатое?

Вадим: Да.

Оксана: Вчера было четырнадцатое, а сегодня пятнадцатое?

Вадим: Да.

Оксана: Хорошо.

 

 

Конец


Другие статьи из этого раздела
  • «Я ХОЧУ ЖЕНИТЬСЯ» Татьяны ГОЦАК

    Действующие лица намеренно детально не представлены автором. По ее задумке воображение читателя само должно подсказать, как выглядят ЛГ

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?