Горький сахар05 ноября 2012

Автор: Ирина Гарец

Действующие лица:

Дмитрий — 35 лет

Надежда (жена Дмитрия) — 33

Вор (Юрий) — 50 лет

Тоха — 26 лет

Женщина в очереди — 35 лет

Пациент — писатель — 32 года

Люся (жена писателя) — 24 года

Пациентка — 56 лет

Пациент — 55 лет

Старушка — 79 лет

Дембель (Василий Васильевич) — 20 лет

Женщина в поезде — 40 лет

Девочка-подросток (Валя) — 14 лет

1 действие

Темная комната, включено только бра над диваном. Диван застелен постельным бельем, но видно, что никто не ложился на него. Окно и дверь в комнату приоткрыты. Современный диван контрастирует со старыми советскими креслом и «стенкой». Возле кресла с одной стороны шкаф, с другой маленький столик. В кресле сидит молодой мужчина, он рукой нащупывает стол, находит там вазу с печеньем, берет одно, откусывает. На том же столе стоят часы. Мужчина нащупывает их, нажимает кнопочку, раздается голос: «Четыре часа пять минут». Мужчина вздыхает, откидывается на спинку кресла. Проходит минута, он поднимается, и, выставив руки вперед и нащупывая преграды, медленно выходит из комнаты.

В это время в окно влезает вор. Это мужчина лет пятидесяти. Видно, что забраться сюда ему стоило усилий, он пытается сдержать отдышку, но иногда громкие вздохи вырываются наружу. Тогда он напряженно оглядывается и прикрывает рот ладонью. За дверью слышится шум, хозяин возвращается. Вор спешно прячется за занавеской, предварительно вынув из кармана маску — чулок и с отвращением натянув ее на лицо. Дмитрий нащупывает диван, ложится на простыни и одеяло сверху. Проходят минуты и он говорит:

Дмитрий (иронично): Конечно. Размечтался. (Потом успокаивающе самого себя) Ладно, может, днем.

Дмитрий поднимается, садится в кресло. Нащупывает часы. Те говорят: «Четыре часа пятнадцать минут». Тишина.

Вор бесшумно выходит из-за занавески, подходит к Дмитрию и машет у него перед глазами рукой. Тот никак не реагирует. Тогда вор пытается выйти из комнаты, но на полпути слышит.

Дмитрий: Не спится?

Вор замирает на месте.

Дмитрий: Стырить что-то хочешь? Могу тапочки подарить.

Вор: Сам жри свои тапочки. Деньги где?

Дмитрий смеется

Вор: Чего ржешь. Сейчас пальцы в двери, и бабло у меня.

Дмитрий: Пальцы в двери. Мелко как-то.

Вор: Зато эффективно.

Дмитрий (устало): Как знаешь.

Вор: Харэ. Заначка где?

Дмитрий (безразлично): Ищи.

Вор крадясь выходит из комнаты. В это время Дмитрий нащупывает бейсбольную биту за шкафом, но не вытягивает ее, а там и оставляет. Вор возвращается.

Вор: Так ты один дома, крот?

Дмитрий молчит.

Вор: Так ты еще и разговаривать не хочешь, паскуда?

Подходит и несильно бьет его по голове.

Дмитрий: Герой.

Вор: Что ты тявкнул?

Дмитрий: Герой ты, говорю, богатырь, Алеша Попович.

Вор подходит и опять бьет его в живот.

Вор: Ты припух? Я из тебя котлету сделаю, но деньги найду.

Дмитрий (смеясь): Придурок. Ищи.

Вор начинает заглядывать в шкафы, тумбочки, все вытряхивает, находит женское белье, удивленно смотрит на Дмитрия.

Вор: О! Труселя женские. Так ты еще и этот, извращенец, как это, забыл, слово такое есть.

Дмитрий смеется. Вор находит фото, смотрит.

Вор (разочаровано): А… у тебя баба есть.

Дмитрий опять рассмеялся.

Вор: Че ржешь? Все проржал поди. Сам вон сидишь, бабы нет.

Дмитрий замолчал. Слышен скрежет поворачиваемого ключа в двери. Вор прячется за занавеску. В комнату заходит маленькая очень худая женщина.

Дмитрий: Надя? Ты без предупреждения. Беги от сюда! Быстро! К соседям милицию вызывай!

Надя: Что с тобой?

Дмитрий: Надюха, беги, у нас вор за занавеской.

Надежда поворачивается уйти, но вор выскакивает и хватает ее за волосы.

Вор: Тихо будь. Успеется. Не надо никуда бежать. Присядем. Поговорим.

Надя (жалобно): Отпустите меня, мне больно.

Вор: Все страдают, дорогая.

Надя (растеряно): Дима? Что он хочет?

Вор: Дима знает, что я хочу. Он мне тут рассказывал, что пальцы в двери это мелко. А если тебе пальчики вставить? Или например… В общем женщины у меня тоже давно не было.

Дима: Отпусти ее.

Вор: Деньги.

Дима: У нас немного отложено. Отпусти ее, подойди ко мне я покажу где.

Вор: Как ты мне покажешь, слепундяра? Пусть она покажет.

Дима: Она не знает, это моя заначка.

Вор отпускает девушку подходит к Дмитрию.

Дмитрий: Если стать спиной ко мне, то слева будет буфет, видишь? Внизу справа дверца.

Вор, ухмыляясь, стает спиной к слепому. Тот с необычайной быстротой достает бейсбольную биту и бьет вора по голове. Вор падает навзничь.

Надежда кричит. Сползает на пол и закрывает голову руками.

Дима идет на ее голос, успокаивающе приговаривая: «Все, все, не бойся», спотыкается об тело вора, падает, ползет, поднимается и подходит к ней.

Дима: Не бойся, моя девочка, напугал скотина, не бойся. Все будет хорошо, Я не сильно его, просто оглушил. Не плачь, моя хорошая.

Надежда (всхлипывая): Я сюрприз тебе сделать хотела, приехала первым рейсом, думала пораньше. Что бы ты обрадовался.

Дима: А я и обрадовался, мне даже спать не хотелось, я так ждал твоего приезда. Только не думал, что ты так рано. Все хорошо. Только сейчас нужно милицию вызвать, а этого связать. А то вдруг очухается раньше, чем нужно. Поможешь?

Надежда (растеряно): Я не умею.

Дима: Я помогу. Там в коридоре веревка бельевая. Ты ведь знаешь где. Я тоже знаю, но ты быстрее найдешь.

Надежда поднимается и выходит. Дмитрий подходит к вору, складывает ему руки за спиной. Надежда приносит веревку. Они связывают вору руки и ноги.

Дмитрий: Вот и все, теперь нужно убрать этого к окну, что бы мы не спотыкались.

Тянут тело к окну.

Дмитрий: Беги, Надюш, вызывай.

Надежда: А куда бежать? Зачем? Что, дома телефон не работает?

Дмитрий: Отключили за неуплату.

Надежда: А мобильный? Давай я с мобильного вызову?

Дмитрий: Вызывай. (Дмитрий тяжело дышит, идет к креслу, садится).

Надежда: Тебе плохо?

Дмитрий: Да, по-моему давление скакнуло. Сейчас.

Протягивает руку к коробке на шкафу, перебирает лекарства.

Надежда: Погоди, я найду.

Идет к коробке, каждую пластинку она пересматривает под лупу, лежащую рядом с коробкой. Наконец находит.

Надежда: Вот. Бери. Я за водой.

Уходит. Дмитрий поднимается, идет и ложится на диван. Надежда приходит, аккуратно обходя стулья. Видно, что у нее тоже плохое зрение. Вкладывает Дмитрию в руку стакан воды. Дима благодарно кивает, кладет таблетку в рот, запивает.

Надежда: А родители где?

Дмитрий: В церковь пошли, на всенощную.

Надежда: Понятно. Ты тоже бодрствовал?

Дмитрий: Да уж.

Надежда присаживается рядом кладет голову Дмитрию на грудь. Он гладит ее по волосам.

Надежда: Я так соскучилась.

Дмитрий: Я тоже.

Надежда: Я раньше не могла, затянули с перекомиссией.

Дмитрий: Я знаю, все позади.

Надежда целует его, поднимается, смотрит на вора. Вор, открыв глаза, смотрит на нее. Указывает ей на окно. Она кивает.

Дмитрий: Как он там.

Надежда: Лежит.

Дмитрий: Звони, а то очухается, не дай Бог. Мне так не повезет во второй раз.

Надежда: Что-то мне тоже плохо.

Пошатываясь, пересаживается на кресло. Дмитрий озабоченно поднимается, идет к ней.

Дмитрий: Надюш, что?

Надя: Голова. Все поплыло-поплыло.

Дмитрий: Воды? Какую-нибудь таблетку?

Надя: Воды.

Дмитрий уверенно выходит из комнаты. Надежда быстро развязывает вора. Он показывает ей на свою голову и порицательно качает головой. Девушка извиняясь пожимает плечами. Вор махает рукой, типа «Ладно, уж» и выпрыгивает из окна Надежда занимает место в кресле и кричит: «Дима! Он развязался. Он убегает». Слышится стук падающей посуды. В комнату спотыкаясь, натыкаясь на предметы заходит Дмитрий.

Дмитрий: Он тебя не тронул?

Надежда: Нет, Дим, он как-то быстро развязался и в окно сиганул.

Дмитрий идет к креслу, Надежда встает. Дмитрий садиться, она забирается к нему на колени.

Дмитрий: Вот гаденыш. Надо решетки на окна. Первый этаж — опасно, оказывается. Кто бы мог подумать, что меня обворовывать будут. Идиот… к слепому инвалиду в квартиру забраться.

Надежда: Слушай, а может, он перепутал. А? Через одно окно Арсен живет. Помнишь, мама говорила, что у него и посуда из золота.

Дмитрий: Может. И все равно идиот. Ну, залез, ошибся. Какого лешего у нас тут брать?

Надежда (смеется): Сам нарвался.

Дмитрий: Не понял.

Надежда: Он бы никогда не подумал, что слепой ему такой отпор даст.

Дмитрий (польщено улыбается): Я и сам не ожидал, честно говоря. Мне так все равно было, пока ты не зашла и он тебе угрожать стал. Силу я почуял недюжую (смеется). Да и повезло. Мог бы попасть… не туда. И все, прощай Дима.

Надежда: Не мог бы ты попасть не туда. Ты ведь меня защищал. (Смотрит на него. У него на лице появляется просветление, гордость за себя, радость. Надя тоже улыбнулась). И защитил.

Дмитрий (гордо-шутливо): Я муж или не муж. У меня работа такая.

Надежда: Конечно, муж. Спать будешь? Ночка выдалась веселая.

Дмитрий: Нет, не буду. Пойдем чай пить. Скоро родители придут. Рассказывать будем?

Надежда: Конечно, будем. Обязательно.

Дмитрий: Подкормим мамину паранойю. Она и так на четыре замка, двери закрывает, плюс веник, для страховки, ну ты в курсе.

Надежда (смеется): Это точно.

Дмитрий: Слушай, Надюша, у меня ведь и правда заначка есть. Я копил на крайний случай. Совсем крайний, понимаешь?

Надежда (вздохнув и опустив глаза): Понимаю, опять ты за свое.

Дмитрий: Все под Богом ходим, тем более мы. Но я не о том. Надюш, а давай ту собаку купим. Забот, правда, с ней, но ничего.

Надежда удивленно радостно смотрит на мужа.

Надежда: Собаку-поводыря, как я мечтала.

Дмитрий: Да, что бы помогала, стерегла. И вообще. Это такой был бы друг.

Надежда вскакивает с кресла и начинает кружиться.

Дмитрий: Ты что делаешь?

Надежда: Танцую.

Дмитрий: Танцуешь?

Надежда: Да.

Дмитрий: Это хорошо. Танцуй

Играет музыка, сцена движется, комната уезжает, слышится радостный собачий лай, смех Надежды.

2 действие

Кабинет врача с одной стороны сцены. Очередь с другой стороны. В очереди сидят Дмитрий и Надежда, девушка с трехлетним ребенком, молодая женщина, молодой человек в глубоком похмелье. Когда происходит сцена в кабинете в очереди беззвучно беседуют, или молчат, иногда проходит медперсонал, кого-то везут на кресле-каталке. Когда сцена в очереди, доктор что-то пишет, беззвучно обследует пациента.

Очередь.

Надежда: Интересно, сколько лет мы провели в больничных очередях?

Дмитрий: До фига.

Надежда: Ты тоже с детства?

Дмитрий: С трех лет. А ты?

Надежда: С четырнадцати. Пауза. А тебя сразу на отечественный инсулин посадили?

Дмитрий утвердительно кивает.

Надежда: Вот потому ты и разваливаешься. Надо было настаивать, чтобы импортный.

Дмитрий: Надо было, но я в три еще разговаривал плохо.

Надежда (не замечая шутки): Каждый раз себе импортный отстаиваю. А врачи. Как будто одолжение мне делают.

Дмитрий: Надь, нам долго еще.

Надежда: Мы третьи.

Дмитрий: Недолго.

Надежда: Давай в слова поиграем.

Дмитрий: Не хочу.

Надежда: Давай камень ножницы бумага.

Дмитрий: Не хочу, ты мухлюешь.

Надежда: Это поклеп, я не мухлюю. Зачем обижаешь?

Дмитрий: Ни в коем. Я просто предположил.

Надежда (обиженно): Предположил.

Дмитрий (примирительно): Ладно, давай, поиграем.

Надежда: Не хочу.

Дмитрий: Вредина.

Надежда сидит надутая, Дмитрий примирительно гладит ее по руке.

Тоха (Надежде): Давай я с тобой поиграю.

Дмитрий напрягся, Надежда растерянно смотрит на молодого человека.

Надежда: Не надо, спасибо.

Тоха: Если не хочешь, зачем мужика своего дергаешь?

Дмитрий: Спасибо, конечно, за поддержку, но вы мою жену не пугайте.

Тоха: А я ее пугаю? Тю. Я такой страшный? А. (будто только догадался) Ты слепой! Ты не видишь! Я вполне симпатичный.

Подходит пошатываясь к Дмитрию, берет его за руку.

Тоха: Тоха, ой!

Заваливается на Надежду. Надежда пищит. Дмитрий подхватывает его и поднимает на ноги.

Дмитрий: Тоха… аккуратней, давай. Я — Дима.

Тоха: Димася. Приятно.

Покачиваясь, усаживается на место.

Тоха (Надежде): Классный мужик.

Надежда: Спасибо.

Тоха: Жизнь, дерьмо. Правда? Димася. (не дожидаясь ответа) страна дерьмо, медицина дерьмо. Люди вокруг, дерьмовые. Только встретишь кого-то нормального, так он бац — слепой. Димась? Хреново быть слепым?

Дмитрий: Плохо.

Тоха: Хреново. Спать хочется … и выпить. Димась, а давай после больницы выпьем.

Дмитрий: Спасибо за приглашение, но я пас.

Тоха: Пас. А зря. Забудешь, что слепой

Женщина: Молодой человек, прекратите. Сами не живете и другим не даете.

Тоха: Почему не живу. Живу, а как выпью — живу-у-у-у. А когда нет — существую. А насчет, другим не даю, так это как сказать.

Женщина: Разве это жизнь?

Тоха: Это жизнь. А вот когда не пьешь, вот тогда сдохнуть можно. Работы — нет, а если находится, то такие копейки. Вот у вас есть работа? (к женщине)

Женщина: Есть

Тоха: А тебе денег хватает? Небось, училка какая-то.

Женщина: Учитель. И работу люблю. И детей.

Тоха: Детей. Тебе платят копейки, отчеты, тетради, бумаги сверхнормы, дети — дебилы, родители не лучше. Общественная нагрузка. А главное коллектив — серпентарий, (изображает) О! Людочка сегодня плохо выглядит. Заметили? Точно, ночь не спала. А где спала? А с кем спала? Точно точно, вчера она такая радостная была, наверное, любовника завела. И что-то не сложилось. (перестает кривляться) Получилось? У меня первая жена была училкой. Сначала очень не нравилось, жаловалась, а потом, ничего, привыкла и тоже зашипела.

Женщина (не злобно): И такое есть. Нужно просто оставаться человеком. А с таким счастьем как ты поживешь, не только зашипишь, завоешь.

Тоха: Прям, завоешь. (с досадой) А. дерьмо. Что вы обо мне знаете. Я раньше за любую работу хватался и учился. Учился, учился, только никому это не нужно, в результате. Нужно сразу принца на лексусе. А до принца — честно никогда не заработаешь. Нужно только украсть. А красть не научили. Противно. Лучше пить.

Надежда: Не правда.

Тоха (кричит): Правда.

Люся (Девушка с ребенком на руках): Тихо не кричите, разбудите.

Тоха (сникнув): Пардон, мадам.

Прислоняется к стене, закрывает глаза, засыпает

Дмитрий (Надежде, шутливо): Страшный какой. Напугал тебя?

Надежда: Нет. Не переживай. Печально. Проблемы у него… Попробовал бы он как мы.

Дмитрий: А у нас все классно.

Надежда: А я что сказала? Я и говорю, пусть завидует.

Смеются.

Дмитрий: А про украсть. Он где-то прав.

Кабинет врача:

За столом врач перебирает бумаги. Напротив него сидит молодой человек.

Пациент: Доктор, вы можете говорить мне всю правду. Я внимательно слушаю.

Доктор долго внимательно смотрит на молодого человека. Еще раз перебирает бумаги. Пациент нервно мнет руки, то поднимает, то опускает глаза на доктора.

Пациент: Я сильный, я все выдержу.

Доктор молчит, раздумывая. На пациента он уже не смотрит.

Пациент: Не молчите, пожалуйста, пусть горькая правда обнажится. Это лучше, чем сладкая ложь. Мне всегда врачи врут. Им кажется, что они этим оберегают меня, жалеют. Но мне это не нужно. Мне нужна правда. Я задыхаюсь по ночам, у меня болит вот тут (показывает область почек), вот тут (хватается за живот). Постоянная слабость, обмороки. Год назад у меня нашли гастрит. Я сел на суровую диету. Но мне все хуже и хуже. Может у меня язва?

Доктор с интересом смотрит на пациента.

Доктор: вы сами пришли, или с сопровождением.

Пациент: Конечно, с сопровождением. Я ведь говорил, у меня голова кружится. Я упасть могу.

Доктор: Позовите вашего спутника.

Пациент: ЧТО? Все так серьезно? Я так и думал. Ну что ж. Такая судьба.

Встает, обреченно идет к двери, зовет: «Люся! Тебя доктор зовет». В кабинет заходит женщина с трехлетним ребенком на руках. Малышка спит. У женщины вид уставший.

Пациент: Проходи, любимая. Доктор тебе огласит мой приговор. Но ты мужайся. Я все выдержу.

Женщина проходит и садиться напротив доктора.

Доктор: Скажите, а какие жалобы у вашего мужа?

Пациент: К чему это? Я вам все рассказал.

Доктор движением руки останавливает речь пациента. Тот недовольно пожимает плечами и замолкает.

Люся: Понимаете, доктор. Я не знаю есть ли у моего мужа хотя бы один здоровый орган. Он неспокойно спит ночами, постоянно жалуется на боли в сердце, иногда он задыхается. И это только цветочки.

Доктор(показывая на ребенка): Устали?

Люся (удивленно): С ней? ( нежно прижимает малышку к себе, целуя ее в лобик). Нет, ну что вы. Она у меня спокойная, ласковая девочка. Нам бы папу вылечить. Что у него, доктор? Неужели все так плохо?

Доктор ( пациенту): У вас тяжелая работа?

Пациент (задумывается): В каком-то смысле да.

Доктор: Большая физическая нагрузка?

Люся (обиженно): Ну что вы, доктор. Ему нельзя перенапрягаться. Я даже сумки из магазина сама. к ребенку ночью сама. Я не загружаю его. Однажды, развешивая белье на балконе, он чуть не задохнулся. Нельзя нам рисковать.

Доктор (листая историю болезни): Тут не написано где вы работаете.

Пациент: Я не имею постоянного места роботы, я то там, то там.

Люся (гордо шепотом): Он очень талантливый писатель.

Доктор: Вот как. Где можно приобрести вашу книгу?

Пациент: Понимаете, доктор, у меня все в разработке, но в ближайшее время. А впрочем, к чему все эти расспросы. Вы вызвали мою жену, что бы сказать что-то важное. ЧТО? Я не успею написать свою книгу?

Пациент и Люся тревожно смотрят на доктора.

Доктор (смотрит на Любу): ваш муж физически полностью здоров.

Учиняется скандал, но без слов, как в немом кино. Пациент выхватывает карточку болезни, угрожающе машет перед лицом доктора. Люся молча выходит. Пациент хватается за сердце и с гордым и презрительным выражением на лице выходит из кабинета. Они выходят в коридор, пациент кричит «За сало купил». Уходят.

Очередь.

Потревоженный Тоха просыпается. Женщина указывает ему на дверь.

Женщина: ваша очередь, молодой человек.

Тоха обводит безумным взглядом очередь, потом у него появляется какая-то мысль в глазах. Он хлопает по лбу рукой.

Тоха: Точно, к врачу. Большое мерси, мадам.

Заходит в кабинет.

Дмитрий: Он, что, забыл?

Надежда: Угу. Магнолия.

Дмитрий: Магнолия?

Надежда: Анекдот такой есть. Сидит студент биофака под деревом и гадает: Могу ли я? Хочу ли я? Люблю ли я? А потом хлопает себя по лбу и произносит: Вспомнил! Магнолия.

Дмитрий усмехнулся.

Надежда: Я не все рассказала. Он когда вопросы задавал, он там неприличное слово вставил.

Дмитрий: Какое?

Надежда: Очень пошлое, я такое вслух не скажу. Вместо, люблю ли я.

Дмитрий задумался, потом еще раз усмехнулся.

Дмитрий: Пошлячка.

Надежда: И не говори.

Сидят, улыбаются.

Надежда: Давай собаку заведем.

Дмитрий: Точно, я думал, что моим родителям кроме нас с тобой не хватает. Теперь знаю. Собаки.

Надежда: Она помощником будет. Когда у меня зрение. ну, ухудшится еще. Она нас водить гулять будет.

Дмитрий: Она дорогая. Плюс обучение, мы по деньгам не потянем. Потом опять же, кормление, выгул, ответственность. Маму жалко.

Надежда: Тебе только маму и жалко. А обо мне ты и не думаешь.

Дмитрий: Неправда. О тебе я только и думаю. А потом, зачем тебе собака? Ты меня вот завела.

Надежда: Глупая шутка. Я вот слышала, в Днепре, слепая супружеская пара взяла на воспитание собак, они их обучают, а потом таким как мы отдают.

Дмитрий: Молодцы. Понимаешь, одно дело когда только слепой.

Надежда: Вечно мне мечту испортишь.

Дмитрий: Ты когда домой в свою тьму-таракань соберешься, ты собаку с собой возьмешь? В поезд?

Надежда: Нет, наверное.

Дмитрий: Вот, а уезжаешь ты иногда на месяц, а то и больше. Я выгуливать не смогу, остается мама. Значит, кто ухаживать за собакой будет?

Надежда: Я с собой собаку брать буду.

Молчат.

Надежда: Давай, этим, из Днепропетровска с пенсии немного денег отсылать будем. Им ведь тоже … Пусть занимаются. Хорошее дело.

Дмитрий: Давай.

Надежда: А ко мне домой поедешь?

Дмитрий: Не знаю. Дорога. Потом тут темень и там.

Надежда: Все равно, смена обстановки.

Дмитрий: Надюха, а инсулин кто в шприц набирать будет? Ни ты ни я не видим делений.

Надежда: Шприц-ручка есть, по звуку определим.

Дмитрий (молчит, потом с досадой): Зря я операцию сделал. Столько денег отвезли. Может, хоть чуть-чуть бы еще видел. Ты не делай себе.

Надежда: Это лотерея. Но я не буду. Я решила. (смотрит на него, потом прижимается к его плечу). Ты не унывай.

Дмитрий: Я стараюсь.

Подходят еще пациенты

Пациент: Кто крайний?

Надежда (поднимает руку): Мы.

Пациент: Сколько перед вами.

Надежда: Один человек.

Пациент: Хорошо как.

(Присаживается на топчан. Принюхивается. Морщится.)

Пациент: Какая вонь. Фу.

Надежда (указывает на дверь кабинета): Фу, уже там… пахнет.

Пациент: Бедный Василий Петрович.

Надежда: Дима, так доктора зовут?

Дмитрий: Все никак не выучишь, ты со мной уже пятый раз приходишь.

Надежда: Память, девичья, бедный доктор.

Подходит женщина со старушкой. Сажает ее аккуратно на топчан. Слышит последний диалог.

Пациентка: Кто бедный? Доктор. Он богатый. Видела на каких машинах ездят?. Ничего, пусть потерпит, они с нас денег в три шкуры дерут. Пусть отрабатывает. Кто крайний?

Пациент поднимает руку, она садиться рядом. Принюхивается, отодвигается от пациента.

Пациент: Это не я. Не нужно на меня так смотреть. «Это» в кабинете у врача

Пациентка демонстративно пересаживается на соседний топчан, тянет за собой старушку.

Дмитрий (Надежде): Ничего он не берет, я имею в виду Василия Петровича. Мама еле коробку конфет всунула к Новому году. А вообще, конечно, другим только и успевай деньги отлистывать, берут по-черному. Не стесняясь. Привыкли. Мы сами и приучили. Сами бегаем, суем, что бы отношение было другим. А им от фонаря. Берут, а все остается на своих местах. Мы дураки, а не они.

Надежда: А попробуй не дай. Страшно. Вообще смешают с какашками.

Дмитрий: Вот вот, этим и руководствуемся. Давай вечером напьемся, как Тоха.

Надежда: Ты что, дурак, не выживем.

Дмитрий: Риск, конечно есть. Но так хочется.

Надежда: Не разлагай обстановку.

Дмитрий: Слушаюсь, моя белая госпожа.

Кабинет доктора.

Тоха лежит на топчане. Доктор пальпирует живот. Тоха постанывает. Доктор недовольно кивает головой, встает моет руки, садится за стол.

Молодой человек заправляет рубаху, садится напротив доктора.

Доктор: Сколько вам лет?

Тоха: Двадцать шесть.

Доктор: А состояние организма на семьдесят.

Тоха наиграно равнодушно пожимает плечами.

Доктор: У вас начальная стадия цирроза печени.

Тоха: Это серьезно?

Доктор: Да.

Тоха: Вылечиться можно

Доктор: Еще да, но при условии. Бросить пить. Судя по перегару, мешкам под глазами. Да и мышца воли вокруг рта, вяленькая. Причина болезни ясна.

Тоха: Как же вы меня достали все. Долбите как дятлы. Мать клюет, бывшая клюет. Скоро дупло на голове будет.

Доктор: Я функции дятла не исполняю, я беру на себя функции доктора. Будете пить — будет вместо дупла гроб, а долбить его будут гвозди.

Тоха: Напугали. Знаете, сколько раз меня пугали? Не счесть. Особенно кодировщики. Вот где бабаи. Как в фильмах ужасов: «Выпьешь — умрешь». И что? Сразу же после кодирования шел и пил. Не хватало еще меня ограничивать. Слушайте (прищуривает глаза) вас мать подговорила. Точно. Что бы меня попугать. Типа солидно, врач пророчит смерть.

Доктор: Не ломайте комедию

Тоха: Так это вы, господин артист. Сколько она вам всунула? Мама щедро их тратит, особенно на экстрасенсов и шарлатанов. Теперь она серьезно подошла к делу. А вот от меня деньги прячет.

Доктор: Я думаю, от вас тяжело что-то спрятать.

Тоха: Смеетесь, да?

Доктор: Плачу. Вот вам направление в стационар.

Тоха: Знаю я ваши стационары. Не имеете права, без моего согласия. А согласия моего вы никогда не получите. Никогда. Так маме и передайте.

Встает, направляется к двери, поворачивается к доктору.

Тоха: Ариведече, бабайка.

Выходит.

Очередь.

Тоха: Пока, Димасик, не слушай там сильно доктора. Он деньги зарабатывает.

Уходит. В кабинет заходит женщина.

Дмитрий: Надя. Я давно хотел спросить. А ты на сайте инвалидов давно висела?

Надежда: Пока тебя не нашла. А что?

Дмитрий: Ничего.

Надежда: Ты ревнуешь?

Дмитрий: Не придумывай там себе.

Надежда: Ревнуешь. Ты вон тоже сейчас в своих чатах с барышнями заигрываешь.

Дмитрий: Не правда. Я честно написал, что женат. (пауза) Классно, что мы ноутбук купили.

Надежда: Вот видишь, оценил, а то продал свой комп, когда ослеп и сидел как пень.

Дмитрий: Я ведь не знал, что программы всякие есть, что можно так.

Надежда: И что бы ты без меня делал.

Дмитрий: Не знаю.

Надежда: А еще мы спортом начнем заниматься, пойдем в фитнес клуб. Вот сейчас выясним, почему тебя тошнит, подлечим и пойдем. Мы ведь еще молодые, мы будем в живую общаться, не только по интернету.

Дмитрий (вяло сопротивляясь): Как-то в фитнес клуб дороговато.

Надежда: А мы не часто, тогда хватит. И обязательно на море в этом году. Слышишь?

Дмитрий: Слышу. Не глухой.

Надежда: Вот и слава Богу.

Дмитрий: Там народу тьма.

Надежда: У тебя есть одно преимущество, ты эту тьму не увидишь.

Дмитрий: Услышу.

Надежда: А воздух морской, а море. Классно. Поедем

Дмитрий (обреченно): Попробуем.

Надежда (радостно обнимает его): Правильно, нужно пробовать. Нужно дергаться.

Дмитрий (тихо): Дергаться. Почему когда мы были здоровы, ну, относительно здоровы, у нас были друзья, компания. А сейчас.

Надежда: Не грусти. Сейчас я у тебя есть. А ты у меня. Это много.

Надежда сидит и улыбается своим мечтам. Видно, что их масштабы достигли космоса.

Сидящей пациентке становиться скучно, ей неудобно перед соседом, которого она заподозрила в распространении ароматов. Она улыбается ему и заводит разговор.

Пациентка (пациенту напротив): Слышали, цену на коммуналку подняли.

Пациент: Слышал.

Пациентка: Как жить дальше?

Пациент: Как-то проживем.

Пациентка: Надоело как-то. Хочется хоть несколько дней не думать, где деньги брать. А то только научишься выкручиваться из мизерной зарплаты, а тут бац! Подорожание.

Пациент: И не говорите.

Пациентка: А самое обидное, что только я начала человеком себя чувствовать, частное предпринимательство открыла, деньги зарабатывала — раз и кризис.
Это как же наверху не любят, когда у простого народа деньги появляются.

Пациент: вы о Боге?

Пациентка рассмеялась, прыснули Дмитрий и Надежда.

Пациент (непонимающе): А наши тут причем? Это все Америка. Или Россия виновата. Нет, Китайцы. Точно, китайцы.

Дмитрий, Надежда и Пациентка смеются

Дмитрий: Гондурас.

Надежда: Нет, Уругвай.

Смеются. Пациентка довольно кивает головою.

Пациент: Кризис во всем мире, нужно просто это пережить.

Пациентка: Переживем ли. Вот у вас, ребятки пенсия? Или вы работаете?

Надежда: Пенсия.

Пациентка: И как вы выживаете?

Надежда: Точно, что выживаем.

Дмитрий: Родители.

Пациентка: Родители. Ну, дай Бог им здоровья. Мама пока жива была…

Надежда: Извините, а это кто? (указывает на старушку)

Пациентка: Это (смотрит на старуху, кричит ей на ухо). Мама, как вы?

Старушка (удивленно смотрит на пациентку): А, это ты? Опять ко мне приперлась?

Пациентка: не обращайте внимание (крутит пальцем у виска).

Старушка: Голодом меня морит. Сашеньку окрутила, курва.

Пациентка: Свекровь моя. Вот так всю жизнь меня кляла, выгоняла. А теперь у меня на руках осталась. Последнее время кричит, что я ее не кормлю. Хотя ест, как слон.

Надежда: Это булемия, у моего деда была. Ничего вы уже не сделаете. Маразм.

Старушка: Хоть бы чаю дала.

Женщина: Понятно. До этого весело было, а сейчас так вообще, хоть на работу не ходи. И температура у нее почему-то (заботливо прикладывает ко лбу старушки руку. Так гневно откидывает ее.) Ну-ну, спокойно, мама. Сейчас зайдем к доктору, он посмотрит вас, а потом я дам вам булочку. Хотите булочку. (Старушка успокаивается, согласно кивает и замолкает). Только денежку зайдем возьмем. На карточке есть немного.

Пациентка задумалась, потом лицо приобретает злобное выражение.

Пациентка: Перестрелять этих гадов. Всех. Человек ни во что не ставится. Как мусор, вот он есть, а вот его и нет, и шут с ним. Только деньги и власть, гребут, гребут, когда уже насытятся. Надо как в Грузии всех снять и выбрать заново. Тогда, может что-то и изменится.

Дмитрий: У нас мозги не такие. Мы будем терпеть и думать, авось попустит. Никто не встанет. Рабская кровь. А кто встанет, того не поддержат. Забояться.

Пациентка: Вот, вот, рабы. Подайте, барин.

Пациент: Я не раб, я — личность.

Пациентка (иронично): Точно.

Молчание. Из кабинета врача выходит женщина. Надежда берет под руку Дмитрия и заводит в кабинет.

Кабинет врача.

Врач: Приветствую вас, господа наркоманы.

Надежда: Не обобщайте.

Дмитрий (улыбаясь): Василий Петрович, сколько можно.

Доктор: Не могу забыть, извини. Как только твою личность созерцаю, так и вспоминаю о семи таблетках клофелина.

Дмитрий: Все ж обошлось.

Доктор: Все равно не могу понять?! Лошадиная доза, которая б свалила румяного тракториста, у тебя прошла мелким пшиком.

Дмитрий: Нет, не мелким, меня хорошенько потрепало. Я свои вертолеты и американские горки отлетал.

Доктор (смеется): Потрепало. Радостно то как, что жив остался. Не хотят тебя там, наверху.

Надежда и Дмитрий улыбаются, присаживаются на топчан. Надежда снимает сумку, ставит рядом.

Доктор: Что привело ко мне? Вы планово? Или что-то не так?

Надежда: Что-то не так.

Улыбка доктора погасла он берет карточку, переворачивает страницы.

Доктор: Анализы когда сдавали. А! Вижу, вчера. А где кровь? Надюша, сходите тут рядом лаборатория. Найдете где?

Надежда: 111 кабинет?

Доктор: Да

Надежда: Найду.

Выходит из кабинета.

Доктор: Ну, как ты, вообще, поживаешь?

Дмитрий: Верите, Василий Петрович, нечего не хочу. Разваливаюсь.

Доктор: Ну-ну, прям таки разваливаетесь.

Дмитрий: Она еще что-то хочет, куда-то меня тянет. А я в этих драшпаных очках. Тросточка эта. Обо все спотыкаюсь. Тошнит постоянно. Ноги вот, ели в туфли одел сегодня. Она настаивает, я боюсь обидеть. А с другой стороны, зачем я ей нужен. Муж называется. Объелся груш.

Доктор: Ты сгущаешь краски. Сколько людей слепых живут полноценной жизнью. Нужно просто научиться. К тому же у тебя такой стимул рядом.

Дмитрий: Стимул. Этот стимул теряет зрение с каждым днем.

Доктор: Вот видишь, кто ее тогда поддержит, кто научит с этим жить.

Дмитрий: Вот именно кто? Иногда мне кажется, что зря я ее встретил. Нашла бы себе здорового, он бы ее и поддержал и сопровождал. Я чувствую, что мне хуже с каждым днем. Я ей такая обуза.

Доктор: Прекрати. В конце концов, ты ей муж. Веди себя как муж.

Дмитрий молчит.

Дмитрий: Я пытаюсь.

Доктор (уже мягче): Я понимаю, что ты болен, и зрение — это не самый тяжелый недуг. Сейчас принесут анализ, посмотрим, что с почками. Но ты либо оставляй ее возле себя и находи силы подать руку, либо расставайся и кисни дальше сам.

Надежда заходит выставив руку с бумажкой вперед.

Надежда: Вот, принесла.

Доктор: Молодец. Давай сюда.

Смотрит.

Доктор: Да, Дима. Лечимся. Сейчас пойдете на УЗИ и на консультацию нефролога. Потом Надя принесет результаты и распишем лечение. Все. На УЗИ

Надежда и Дмитрий выходят. В коридоре Надежда засуетилась, что-то ищет.

Надежда: Дим, а сумка моя у тебя?

Дмитрий: Нет.

Надежда: Я в кабинете забыла. Присядь. Я быстро.

Сажает его на топчан, заходит в кабинет

Надежда: Извините, сумку оставила.

Доктор: Вот она, указывает на топчан.

Надежда: Спасибо.

Поворачивается уходить. Передумывает, подходит к доктору.

Надежда: Что делать, Василий Петрович? Он совсем ничего не хочет. Ему совсем плохо?

Доктор долго смотрит на нее.

Доктор: Конечно, ему не сладко. Но вы молодец, что не даете ему расслабиться.

Надежда: Это так тяжело. Что мне еще придумать? Мне ведь тоже. все с трудом дается.

Доктор: вы умница. (обнимает ее за плечи ) Надо что-то придумать, что бы немножко поднять его самооценку. Что бы он почувствовал себя нужным. Вам женщинам от природы это так легко дается, придумывать всякие уловки. Подумайте.

Надежда кивает и выходит из кабинета.

3 действие

Плацкартный вагон. Сидит Надежда на нижней полке, напротив нее сидит женщина с дочкой-подростком. На верхней полке над местом Нади лежит тело в военной форме. Рядом на боковой полочке сидит мужчина. Место возле него не занято.

Женщина: Валюша, давай спать ложиться

Валя: Рано еще, мама, ну кто сейчас спит.

Женщина: Полвагона.

Валя: Я не хочу. Я музыку буду слушать.

Женщина: Забирайся на полочку и слушай.

Валя: Не хочу, мне тут удобно.

С верхней полки сваливается тело в военной форме. Обводит всех пьяно-безумным взглядом. Останавливает его на Надежде.

Дембель: О, выходи за меня замуж.

Надежда недоуменно смотрит на парня.

Дембель: Не нравлюсь?

Надежда: Нравитесь, но я замужем.

Дембель (разочарованно): Жаль. Ой (хватается за низ живота). Скрутило как. (Надежде) Ты никуда не уходи, я мигом.

Бежит в тамбур.

Юрий (мужчина с боковой полки Надежде): Не бойтесь, он не тронет. Я сел рано в вагон, он тут уже лежал. Жаловался, что домой из армии едет, а девушка не дождалась. Плакал даже. Но это пьяные слезы. Он неплохой. Мне так показалось.

Надежда: Спасибо, я не боюсь.

Юра: Вот и хорошо. Вы домой едете?

Надежда задумалась. Внимательно смотрит на Юрия.

Юра: Я пристал? Да? Больше не буду.

Надежда: Нет, нет. Я не знаю как ответить. Я из дома и домой. Тут мама, а там муж.

Юра: Здорово. Два дома.

Надежда: Да, наверное. А вы? Домой?

Юра: Нет. По работе.

Надежда: Понятно.

Дембель возвращается садиться рядом с Надеждой, смотрит на девочку Валю

Дембель: Ну, так что? Замуж выходишь за меня или нет.

Девочка кокетливо повела глазками, мать налилась праведным гневом

Женщина: Молодой человек! Что вы себе позволяете?

Дембель (испугавшись): Упс, попутал. Прошу так сказать, прощения (начинает икать смотрит на Надежду, как бы извиняясь пожимает плечами) Я знаю хорошее средство от икоты — спеть песню. Затягивает «Чижа» икая в словах, между словами (еду-еду-еду-еду я, реки, степи, горы и моря).

Юра (дембелю): Василек, давай спать.

Дембель(довольно): Хм, Василек, так меня сестренка называла. Маленького. Но я уже Василий Васильевич, мужчина. У меня папа тоже Вася.

Юра: Я понял.

Дембель: Он хотел, что бы сын стал (показывает кулак) Мужиком! Отправил в армию. (Икает). К придуркам. Дебилам, Сссу.

Женщина (возмущенно): Молодой человек!

Юра: Ложись, Василий Васильевич.

Дембель (хватается за живот): Ой, блин, это пирожок на вокзале. Бежит в туалет.

Юра: Бедный пацан.

Женщина: Нет. Это просто невозможно, нужно пойти к проводнику пожаловаться.

Юра: Не надо, все будет хорошо. Дайте пацану домой доехать. Не колотитесь. Все успокоится.

В вагоне тушат свет. Надежда начинает на ощупь убирать со стола в сумку еду, раскладывает постель. Ей не удается найти край одеяла. Совсем ничего не видит.

Юра (наблюдает): Давайте помогу. (берет край одеяла, вкладывает ей в руку).

Надежда (тихо) Спасибо. Пока светло, я хоть чуть-чуть. А в темноте…

Женщина: Валька, наверх, давай, без разговоров и тихо там, как мышка.

Валька: Ну, мама.

Женщина: Бегом.

Девочка неохотно поднимается, залезает на верхнюю полку.

Возвращается Вася плюхается на полку Надежды, задевает девушку, та просто падает рядом. Василий не обращает на нее внимания, смотрит внимательно на женщину-мать девочки-подростка.

Дембель: Решила? Когда расписываемся?

Валя наверху хохотнула.

Женщина (задыхаясь от возмущения): Ах ты! Паразит. Ты?!

Юра (сдерживая смех): Вася! Давай спать.

Дембель (плаксиво): Женится хочу.

Юра (командным голосом): Боец, отбой.

Василий мигом собирается, запрыгивает на верхнюю полку, вытягивается по струнке.

Юра (женщине успокаивающе): Все. Давайте спать. (Надежде, шутливо): Упал боец, не справился с атакой.

Надежда улыбнулась. Женщина бурчит и ложиться спать. Надя нащупывает пакет, достает полотенце, зубную щетку и на ощупь пробирается по вагону. Юра наблюдает как она осторожно двигается. Василий на верхней полке опять говорит «Ой», сваливается и стремглав бежит к туалету. Отталкивает Надю, она ловит рукой за что зацепиться, но не находит. Падает, ударяясь локтем об угол столика одной из боковых полок. Юра подбегает, подхватывает и усаживает рядом с собой.

Юра: Больно? Очень?

Надежда пытается что-то сказать, но у нее не получается, она плачет.

Юра молча гладит по плечу.

Надежда (шепотом): Не могу больше. Как слепые живут?

Юра: Не знаю. А что? Никак нельзя вылечить?

Надежда (отрицательно кивает головой): Сахарный диабет, с детства.

Юра: Плохо. Но вы молодцом держитесь, я бы и не подумал, что так плохо со зрением, пока свет не выключили.

Надежда: Я стараюсь не показывать. И не рассказывать.

Юра: Понимаю.

Надежда: Как все надоело на самом деле. И локоть болит

Юра: Ничего, пройдет. Приедете домой, муж пожалеет, все пройдет.

Надежда: Пожалеет… Конечно, пожалеет. Его бы кто пожалел.

Юра: Что так?

Надежда: Он вообще ничего не видит, вот уже два года. Да и не только не видит. Наша болячка потихоньку разрушает все.

Юра: Да, я бы не знаю что делал. Слава Богу, что не знаю. Говорят, что испытания даются по силам. Я слабый.

Надежда: Он боролся, старался, но сил у него совсем не осталось. Я уже не знаю, что сказать? Как поддержать?. Устаю с ним. Стараюсь быть в форме, излучать оптимизм. Потом удираю к маме на собственную реабилитацию. И опять к нему. Артисткой стала.

Юра: Так мы коллеги, я тоже артист. Приятно встретить родственную душу. Только я в театрах, кино играю.

Надежда: Интересно, наверно?

Юра: Интересно. Но, почему-то мне всегда достаются роли злодеев.

Надежда: Злодеев? (задумываться, потирая ушибленный локоть). Приходит дембель, оценивающе смотрит на Юру. Долго смотрит, раздумывая. Юра шутливо улыбается.

Юра: Замуж не зови, ты мне не нравишься.

Дембель встрепенулся, брезгливо посмотрел на Юру и молча полез на полочку.

Надежда: А вора можете сыграть?

Юра: Могу, конечно.

Надежда: Плохого вора.

Юра (расстроено): Опять плохого.

Надежда: Это займет немного времени. Сегодня утром по приезду.

Юра: Мы в три сорок приезжаем.

Надежда: Это и замечательно. Вы, правда мне поможете. Я заплачу.

Юра: Да, ладно, будем считать, что это репетиция.

Надежда: Только нужно, что бы очень натурально.

Юра: Обижаете, коллега. Что нужно делать?

Надежда наклоняется к уху Юры. Слышен шум удаляющегося поезда.

Май 2012


Другие статьи из этого раздела
  • «Тракторист, сука!» Александра Юшко

    Вагон электрички. Пассажиры разделены пополам, женщины слева мужчины справа. От мала до велика одеты в серые и черные одежды. Если присмотреться, то невозможно найти ни одну цветную вещь, их просто нет. Каждый из пассажиров периодически повторяет определенное действие, такой себе рапид из реплик и телодвижений. На окнах вагона толстый слой пыли, сквозь который ничего невидно, плюс густой обреченный безнадежный туман сводит видимость к нулю. Вагон то набирает скорость, то останавливается.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?