cbd vape oil for sale

Мой маленький Троцкий20 мая 2011

Сергей Лысенко


Действующие лица:

Андре Бретон

Лев Троцкий, Маленький принц

Фрида Кало

Диего Ривера, Большой принц

Рамон Меркадер

Антуан де Сент-Экзюпери

Действие первое. Мексика

На дворе тридцатые, за окном комнаты — жара. Бретон лежит на диване, раскинув руки по сторонам. Троцкий сидит у изголовья.

Бретон: Сон швырнул меня на астероид. Я упал на клумбу и сломал розу, прекрасную как закат. Ей не помогли шипы. Когда я поднялся, в уши ворвался плач. Это был Маленький принц… Да что рассказывать! Я лучше покажу. Представим, что я Андре Бретон, а вы — Маленький принц.

Троцкий: Я Троцкий!

Бретон: А по-моему, вы…

Троцкий: Продолжайте.

Бретон: вы маленький.

Троцкий встает на цыпочки.

Троцкий: вы тоже не великан.

Бретон: Пеликан.

Троцкий: От такого слышу!

Бретон поднимается с дивана и принимает боксерскую стойку.

Троцкий: Опасайтесь меня. Я создал Красную Армию!

Бретон: Из чего?

Троцкий: Вестимо, из рабочих и крестьян.

Бретон: Каким они были цветом?

Троцкий задумывается.

Троцкий: Они были грязные.

Бретон: Супо с котом.

Троцкий: Спрашиваете, что потом?

Бретон: Именно. Откуда же взялся красный?

Троцкий: У нас было много врагов. Россия — больше, чем вы себе представляете.

Бретон: Значит, вы маленький. По сравнению с Россией.

Троцкий согласно кивает.

Бретон: Вот я и предлагаю побыть Маленьким принцем. Вы же не хотите играть Бретона?

Троцкий: Мне не снятся такие сны.

Бретон: вам снятся одни кошмары.

Троцкий: Почему вы решили?

Бретон: вы кричите по ночам.

Троцкий: А может, это Красная Армия идет в атаку?

Бретон: вам виднее. Красная Армия никогда не доходила до нас.

Троцкий: У вас все впереди!

Бретон: Вообще сейчас мы в Мексике.

Троцкий подходит к окну и отодвигает занавеску.

Троцкий: Мексика — отсталая страна. Она ещё только отвоевывает свою независимость.

Бретон: Сюда бы грязную Армию…

Троцкий: Красную!

Бретон: Все будет зависеть от врагов.

Троцкий отходит от окна и направляется к Бретону, который стоит посреди комнаты.

Бретон: Итак, вы Маленький принц. Вон там ваш огород, где вы выпалываете баобабы.

Бретон показывает в глубь сцены.

Троцкий: Баобабы?

Бретон: Именно. Зачем они вам в комнате?

Троцкий пожимает плечами и идет туда, куда показал Бретон. Он берет невидимую тяпку и принимается за работу. Через какое-то время устает и поднимает голову.

Бретон: Быстрее, Троцкий. Вам нужно успеть прочистить вулканы.

Троцкий: Какие ещё вулканы?

Бретон: Маленькие. На астероиде Маленького принца все маленькое.

Троцкий пропалывает во второй раз воображаемую грядку.

Бретон: Тем временем я, Андре Бретон, медленно падаю вниз. Хорошо, что во сне я могу позволить себе любую скорость.

Троцкий: И впрямь хорошо…

Бретон: Занимайтесь делом!

Бретон смотрит вверх, постепенно опускает взгляд себе под ноги, потом картинно падает на пол.

Бретон: Надо же так грохнуться! Что это?

Бретон достает из-под себя розу.

Троцкий: Роза. Красная, как моя Армия.

Бретон: Она ваша, но я сломал её.

Троцкий: Сомневаюсь. В этой комнате не было ни одного цветка.

Бретон: А на астероиде?

Троцкий: Только баобабы. И несколько вулканов.

Бретон: вы маленький, снизу все не рассмотришь.

Троцкий встает на цыпочки.

Троцкий: Мы почти одинакового роста!

Бретон: Только я — Бретон!

Троцкий: И что мне, плакать от счастья?

Бретон: Плачьте, Троцкий. Секунду назад я сломал вашу розу. Вы любили её.

Троцкий неумело плачет.

Бретон: Но вы плачете не из-за цветка.

Троцкий: Разумеется!

Бретон: вы признали во мне отца. Которого давно потеряли в открытом космосе.

Троцкий подыгрывает.

Троцкий: Папа! Папа Карло!

Бретон подходит к Троцкому и обнимает его.

Бретон: Сынок. Я был плохим отцом, но теперь мы заживем вместе. Пока же ты вправе обзывать меня не только Карлом, но и Анатолем Францем.

Троцкий: Между прочим, я читал его.

Бретон: Анатоля или Франца?

Троцкий: Последнего старика французской литературы.

Бретон: Трупа?

Троцкий: вам он не нравится?

Бретон: Как и ваш Достоевский.

Троцкий: Почему же?

Бретон: Не хотел бы я жить в его мире.

Слышится топот.

Троцкий: Тихо!

Бретон: вас снова пришли убивать?

Троцкий: Все может быть.

Троцкий и Бретон ищут место, где спрятаться.

В комнату вбегают Фрида Кало и Диего Ривера, одетые в свадебную одежду. Они фехтуют кисточками, разукрашивая лица друг другу.

Фрида: Нарисуй барашка!

Ривера: Сама нарисуй!

Они хохочут и выбегают вон.

Троцкий: Словно дети!

Бретон: Как будто вы взрослый.

Троцкий: Постарше вас буду!

Бретон: Не переигрывайте, Троцкий.

Бретон поднимает сломанную розу.

Троцкий: Зачем ты сломал мою розу, папа?

Бретон: Я знаю много приемов.

Троцкий: Тебя научили на войне?

Бретон: Я лечил там людей, на которых отрабатывали приемы.

Троцкий: Вот как ты стал мастером восточных единоборств…

Бретон: Папа…

Троцкий: Папа Карло.

Бретон: Ещё меня натаскал Аполлинер. Мы встретились с ним на фронте. Он выписал мне права, и я стал управлять снами как автомобилем. Позже их хотел отобрать Дали. Он вел себя как гаишник и называл себя сюрреализмом. Поэтому мне пришлось вытащить боевой ледоруб.

Бретон вытаскивает из-под дивана ледоруб, Троцкий пятится.

Бретон: Ледорубы страшнее огнеметов. Берегите голову, она одна на всех.

Троцкий отходит все дальше.

Троцкий: вас подослал Сталин?

Бретон: Меня подослал Маленький принц.

Троцкий задумывается, Бретон довольно ухмыляется.

Троцкий: Чем же заканчивается ваш сон?

Бретон: А он уже закончился.

Бретон скалится и засовывает ледоруб под диван.

Троцкий: Значит, теперь я не Маленький принц.

Бретон: А я не ваш отец! Я Андре Бретон.

Снова слышатся крики и топот ног.

Троцкий: Эта парочка неугомонна! Вместо того чтобы рисовать барашков…

В комнате гаснет свет. Раздаются автоматные очереди. Потом тишина.

Голос Бретона: Нет, это не Фрида Кало. И даже не Диего Ривера.

Голос Троцкого: Двести пуль! Они выстрелили двести раз.

Включается свет. В комнате все верх дном. Троцкий и Бретон лежат на полу.

Бретон: У меня ноет все тело.

Троцкий: И у меня!

Троцкий с Бретоном помогают друг другу встать.

Бретон: вы ранены?

Троцкий: Не дождетесь. Я тоже кое-чему научился в России. Я стал настолько твердым духом, что пули отскакивают от меня.

Слышится робкий стук в дверь.

Троцкий: Войдите.

Бретон прячется за диваном. В комнату входят Фрида и Ривера.

Фрида: Невероятно! Вы целы?

Ривера: Я всегда считал Сикейроса криворуким.

Бретон показывается из-за дивана.

Бретон: По мне, он не так плох. Особенно когда в его руках нет пистолета.

Троцкий: Мало кому идет оружие.

Фрида и Ривера кивают.

Фрида: вам нормально дышится?

Ривера нюхает.

Ривера: Здесь все провонялось порохом.

Фрида: Или серой.

Ривера: На что ты намекаешь?

Троцкий и Бретон принюхиваются в свою очередь.

Троцкий: Они были как тысяча чертей!

Фрида (Ривере): Ну? Что я тебе говорила?

Бретон: Ещё немного — и я задохнусь насмерть. Мы словно попали в роман Достоевского.

Бретон идет к двери. Троцкий вопросительно смотрит на Риверу.

Ривера: Да, вам стоит прогуляться.

Троцкий послушно кивает. Вместе с Бретоном они выходят из комнаты.

Ривера: Наконец-то мы одни.

Фрида забирается на диван и радостно болтает ногами. Ривера медленно приближается к ней.

Фрида: Такое впечатление, что уехали родители!

Ривера: И теперь можно вытворять что угодно!

Фрида: Никто не поставит тебя в угол.

Ривера: И не даст подзатыльник.

Фрида: Иди ко мне!

Ривера запрыгивает на диван, приваливая собой Фриду.

Фрида: Ты мой Большой принц, а я принцесса на горошине.

Ривера: Девочка на шаре?

Фрида: Сам ты Пикассо!

Ривера: Нет, ты Пикассо!

Фрида: Ты!

Ривера: Нет! Сама!

Фрида чмокает Риверу в щеку и отворачивается. Ривера в ответ пытается поймать её губы своими губами. Фрида вырывается и смеется.

Фрида: Ты слишком большой, чтобы меня поймать!

Ривера, подыгрывая, неуклюже и безуспешно ловит Фриду в комнате.

Ривера: Если бы у меня была удочка.

Фрида: Или сачок.

Ривера: Ты моя крылатая рыбка!

Фрида: Тогда тебе к Бретону!

Фрида и Ривера падают на диван, где начинают кувыркаться.

Ривера: Ну и как тебе этот Бретон?

Фрида: Он написал манифест.

Ривера: Маслом?

Фрида: Вилами по воде!

Ривера поднимается и выключает свет в комнате.

Ривера: В темноте все равны.

Фрида: А я сразу засыпаю.

Ривера: Я тебе не позволю.

Фрида: Сначала найди меня!

Ривера налетает на стул. С грохотом переворачивает его.

Ривера: Дерьмо собачье!

Фрида: Но здесь был только Троцкий.

Фрида хохочет.

Фрида: Найди! Найди меня!

Ривера: Ну все, ты допрыгалась.

Ривера бегает по темной комнате, тяжело топая ногами.

Ривера: А ты хорошо знаешь эту комнату!

Фрида: На что ты намекаешь?

Ривера: Что ты бываешь тут.

Фрида: Конечно, ведь это наш дом.

Ривера: Ты бываешь тут чаще меня.

Фрида включает свет.

Фрида: Роман с Троцким в прошлом.

Ривера: Хочется верить.

Фрида: Я знаю, чего ты хочешь.

Фрида вешается на шею Ривере.

Ривера: Слышал, что ты называла его Маленьким принцем.

Фрида: Нет, так его называет Бретон.

Ривера задумчиво садится на диван.

Фрида: Теперь Бретон засыпает на руках Троцкого.

Ривера: Ему больше негде спать?

Фрида: Сны в Мексике нежны как чайот.

Ривера: Он приехал сюда ради снов?

Фрида: Да, они важны для него.

Ривера поднимается, Фрида тоже.

Ривера: Бретон говорил, что собирается спасти Троцкому жизнь.

Фрида: Спрячет его во сне?

Ривера: Точно. Будто мысль.

Фрида: Если это будет мысль о Троцком.

Ривера: Все твои мысли о нем!

Фрида обиженно отворачивается от Риверы.

Ривера: А о ком ещё?

Фрида: Например, о Сталине.

Ривера: Я тоже думаю о нем.

Фрида: Вот видишь.

Ривера: Но не чаще, чем о барашке.

Фрида вопросительно смотрит на Риверу.

Фрида: Почему Сталин не любит Троцкого?

Ривера: Это непросто объяснить.

Фрида: Попробуй.

Ривера: Ладно. Допустим, я Сталин. А ты — Троцкий. Ты знаешь его, поэтому тебе будет просто.

Фрида: Хорошо.

Ривера: Мы с тобой где-то в России. Сидим в такой штуке со звездами… Она называется Кремль.

Фрида: Кремль похож на диван?

Ривера: Из его окон видна Красная площадь.

Фрида: Троцкий говорил, что эта площадь небольшая.

Ривера: Значит, наш диван подходит. Значит, это Кремль.

Фрида садится на диван.

Фрида: Мы живем здесь с тобой, Сталин?

Ривера: Похоже на то. Ещё внизу, в Мавзолее покоится Ленин. Он любил Троцкого. А я всегда ревновал.

Фрида: Какую роль играет Ленин?

Ривера: Он умер, хотя народ любил его. Дальше в любовной очереди стоял ты, но я захватил всеобщую любовь.

Фрида: А всегда был посредственностью…

Ривера: Ты недооценил меня.

Фрида: Я не думал, что ты посмеешь узурпируешь политическую власть у рабочего класса.

Ривера: Я ещё и не такое могу!

Фрида: Например?

Ривера: Я могу вышвырнуть тебя из Кремля. Тут и так мало места.

Ривера сталкивает Фриду с дивана.

Ривера: Именем народа я выселяю тебя из советской страны в казахскую степь. Оттуда до Мексики рукой подать.

Фрида: А ведь мы могли любить друг друга.

Фрида тоскливо смотрит на Риверу. Ривера вытаскивает из-под дивана ледоруб.

Ривера: Мое сердце отдано Ленину. Уходи!

Фрида направляется к двери.

Ривера: Если будешь клеветать на меня, я тебя из-под земли достану!

Ривера угрожает Фриде ледорубом.

В комнату заходят Троцкий и Бретон.

Бретон: Где мы и находимся.

Троцкий: Очень похоже на правду. Но все куда проще.

Ривера: Гм?

Все вопросительно смотрят на Троцкого.

Троцкий: Сталин не понимает автописьма.

Бретон: Фу! Он хуже Анатоля Франца.

Троцкий: Намного.

Все кроме Троцкого удивлены.

Фрида: Бретон тоже увлекается автописьмом, но Сталин не посылает к нему убийц.

Троцкий: Он не жил в России. В России была революция.

Фрида: Однако он тоже сделал революцию в литературе.

Ривера: Значит, у Сталина не хватает убийц.

Троцкий: Да, всех не перебьешь.

Фрида, Троцкий и Бретон садятся рядом с Риверой. Тот кладет ледоруб под диван.

Ривера: От греха подальше.

Бретон зевает и потягивается.

Бретон: Как хочется спать!

Троцкий: Кхм!

Фрида и Ривера ложатся.

Бретон: Я возьму Троцкого в свой сон и спрячу там. На астероиде Маленького принца. Где он будет выпалывать баобабы и чистить вулканы.

Троцкий: Осталось только заснуть.

Ривера: Я погашу свет.

Ривера идет к выключателю. Свет гаснет. Из темноты доносится храп и сопение.

После непродолжительной паузы свет опять включается. В комнате молодой человек. Это Рамон Меркадер. Он тихонько приближается к спящим. Затем достает из-под дивана ледоруб.

Меркадер: А вот и оружие.

Меркадер замахивается. Застывает. Изучает спящих. Их уже трое, а не четверо.

Меркадер: Но где же Троцкий? Где?

Действие второе. Нью-Йорк

Нью-Йорк времен Второй Мировой. Квартира в небоскребе. Внизу шумит улица, её сипло перекрикивает Билли Холидей. Рамон Меркадер кружится под ритмы блюза вокруг дивана, на котором лежит человек. В руках Меркадера ледоруб.

Меркадер: Сталин дал мне ещё один шанс. Последний.

Меркадер танцует, размахивая ледорубом.

Меркадер: Сталин позвал меня в Кремль. Там везде звезды. Мавзолей, Ленин и другая красота. Рамон, сказал он, весь мир смеется надо мной. Как можно говорить о победе над Гитлером, если я не могу убрать Троцкого… Не подведи меня, Рамон, попросил он, а на прощание сделал бутерброд с икрой. Живут же люди.

Человек на диване шевелится и поднимает голову. Это Антуан де Сент-Экзюпери.

Экзюпери: Наоборот! Люди умирают, потому что идет война.

Меркадер: На то они и люди.

Экзюпери: Зря Гитлер напал на Сталина.

Меркадер: У Сталина есть Кремль. Я бы тоже напал на него, будь таким сильным как Фюрер.

Экзюпери приподымается и смотрит на Меркадера.

Экзюпери: Мне незнакомо ваше лицо. Кто вы?

Меркадер: Угадайте.

Экзюпери смотрит на ледоруб.

Экзюпери: Бармен?

Меркадер: Почему вы так подумали?

Экзюпери показывает на ледоруб.

Экзюпери: вы добываете лед для виски?

Меркадер: Нет, это для Троцкого.

Экзюпери: Троцкому не нужен лед. Я видел его во сне. Он вырастил на астероиде Розу, непохожую на другие цветы. Если судить по шуму, они часто любят друг друга.

Меркадер: Посмотреть бы одним глазком!

Экзюпери: Не знаю, могу ли я вам доверять.

Меркадер дружески кладет руку на плечо Экзюпери. Затем прячет ледоруб под диваном.

Меркадер: Главное, что я знаю вас. Вы Антуан Мари Жан-Батист Роже.

Экзюпери: Для друзей — Тонио.

Меркадер: Я стану вашим другом.

Экзюпери: Нарисуете барашка?

Меркадер отстраняется.

Меркадер: Что?

Экзюпери: вы Пикассо?

Меркадер: Сам ты Пикассо!

Экзюпери: Нет, я не умею рисовать. Я писатель.

Меркадер садится на диван рядом с Экзюпери.

Меркадер: Что ты пишешь?

Экзюпери: Историю о Маленьком принце.

Меркадер: О Троцком?

Экзюпери: Можно и так сказать.

Меркадер (в сторону): Хотел бы я до него добраться.

Экзюпери отодвигается и подозрительно смотрит на Меркадера.

Экзюпери: А как ты оказался в моей квартире?

Меркадер: Это моя квартира.

Экзюпери испуганно вскакивает и изучает обстановку.

Экзюпери: Нижайше прошу прощения. Квартиры в Нью-Йорке так похожи.

Меркадер: Я пошутил.

Меркадер нервно хохочет. Экзюпери присоединяется.

Меркадер: Это квартира Андре Бретона.

Экзюпери хлопает себя по лбу.

Экзюпери: Ах да! Он пригласил меня, когда мы встретились во сне.

Меркадер: Он скоро придет.

Экзюпери (в ужасе): А здесь не убрано!

Экзюпери начинает носиться по комнате. Вытирает пыль рукавом.

Экзюпери: Ты не видел веника или совка?

Меркадер: Зачем? Бретону нравится беспорядок.

Меркадер сбрасывает с дивана покрывало. Роется в карманах, извлекает бумажки, рвет и разбрасывает клочья.

Экзюпери: А ты тоже сюрреалист…

Меркадер: С кем поведешься…

Экзюпери ковыряет носком одну из бумажек.

Экзюпери (стеснительно): Ну а всё-таки, есть ли смысл в автописьме?

Меркадер: Смысл в том, что всё выходит автоматически.

Слышатся шаги. В комнату входит Бретон.

Бретон (Меркадеру): Ага, Рамон Иванович Лопес! Человек с ледорубом.

Меркадер (кланяясь): Здравствуйте!

Экзюпери: Привет отцу сюрреализма!

Бретон: Автор Маленького принца! Мое почтение.

Путаясь, они жмут руки много раз. После этого втроем садятся на диван. Бретон обхватывает голову руками.

Бретон: Отвратительная новость: вчера я потерял сон.

Теперь за голову хватается Меркадер.

Меркадер: А как же Троцкий?

Бретон: Ему хорошо и без нас.

Меркадер: А если вдруг станет плохо? Скажем, на астероиде закончатся чернила. И он не сможет писать книгу о Сталине.

Экзюпери: Есть ещё мои сны…

Бретон: Что ваши сны по сравнению с моими!

Все молчат, понурив головы.

Меркадер: А давайте попробуем найти его. Где вы спали?

Бретон: Здесь.

Бретон стучит кулаком по дивану.

Бретон (куда-то в зрительный зал): А ещё там.

Экзюпери: На балконе?

Бретон: А что? Я часто сплю на других планетах, которые куда дальше от земли.

Меркадер: вы смельчак.

Бретон: Просто не боюсь высоты. С тех пор как вывалился из коляски.

Экзюпери: вы могли уронить сон на улицу. Давайте я поищу внизу.

Бретон: Валяйте.

Экзюпери быстро выходит из комнаты.

Бретон (Меркадеру): Лишь вам я могу довериться.

Меркадер: Само собой.

Бретон: Этот Экзюпери встречался со Сталиным.

Меркадер: Любовный роман?

Бретон: Думаю, не обошлось без цветов.

Меркадер качает головой.

Меркадер: А на вид такой порядочный молодой человек.

Бретон: Он немолод! Это маскировка.

Меркадер качает головой.

Бретон: Если бы не Троцкий, я никогда бы его не раскусил. Теперь все стало на свои места. Он пишет роман по указу Сталина. И на последней странице он убьет Троцкого.

Меркадер: Мы должны ему помешать!

Бретон: Вот почему я наврал ему. Мы бросим Экзюпери здесь, а сами перенесемся к Троцкому. Ну же, Рамон Иванович, быстрей! Засыпайте…

Бретон и Меркадер ложатся на диван. Рука Меркадера тянется к ледорубу.

Тем временем слышится отдаленный топот.

Экзюпери: Я нашел ваш сон! Нашел!

Свет в комнате гаснет. Через миг включается. Бретон и Меркадер лежат на диване. Экзюпери нет.

Меркадер (приподымаясь): Что-то я не вижу никаких астероидов.

Бретон: Подключите воображение.

Меркадер колет пальцами виски. Качается в трансе. Тем временем на сцену выходит Троцкий с розой в руке. Он садится на пол.

Троцкий: Всем привет!

Бретон: Иди ко мне, сынок.

Троцкий: Папа Карло!

Троцкий вприпрыжку подбегает к Бретону, они начинают обниматься.

Меркадер: вы оба как дети.

Бретон: Верно. Мы противники рациональности.

Меркадер сплевывает и тянется к ледорубу. Бретон и Троцкий замечают это движение.

Троцкий: Папа, ты принес мне «кесо де Чихуахуа»?

Бретон: А ты выполол все баобабы?

Троцкий кивает. Бретон вытаскивает из кармана кусочек мексиканского сыра и кладет Троцкому в рот.

Троцкий (жует): А теперь мы поиграем?

Бретон: Обязательно.

Бретон вопросительно смотрит на Меркадера.

Меркадер (неохотно): Поиграем.

Троцкий: Итак, я буду Маленьким принцем. Бретон будет Экзюпери, а Рамон Иванович — его самолетом. Вокруг пустыня.

Бретон и Меркадер смотрят на пустыню.

Меркадер: Мне плохо! Я падаю!

Бретон: Хлопает его по спине.

Троцкий: Он сейчас заглохнет.

Меркадер: Всё, уже заглох.

Меркадер падает на пол. Бретон падает рядом.

Троцкий: Есть кто живой?

Бретон: Есть. Песок мягкий.

Троцкий: Что с вами случилось?

Бретон: Всему виной Хорст Рипперт, пилот люфтваффе. Он зашел «Молнии» в хвост и в гриву, поравнялся с нею и приказал остановиться.

Бретон иллюстрирует свой рассказ жестами.

Троцкий: Воздух не лучшее место для таких номеров.

Бретон: Я крикнул ему то же самое. Он сразу узнал мой слог, хотя ветер задувал в уши. Оказывается, Рипперт читал «Маленького принца» перед каждым вылетом.

Троцкий: Правильно делал.

Бретон: Он предложил мне сдаться по-хорошему. Но перед этим вынести из кабины все свои вещи.

Троцкий: Почему же ты отказался?

Бретон: Я не хотел, чтобы рукопись «Большого принца» попала к фашистам. Лучше смерть.

Троцкий: Рукопись?

Бретон: Я писал её за штурвалом. Настоящая история Риверы, Фриды и Троцкого, убитого неким Меркадером.

Лежащий на полу Меркадер нервно дергается.

Бретон: Он разрядил в меня маузер. Залез в кабину, увидел рукопись и засунул себе за пазуху. Потом сбил «Молнию» с ног, и та шлепнулась в пустыню.

Троцкий: Хорошо, что я оказался здесь.

Бретон: Толку… Ты маленький.

Троцкий: Самолеты тоже бывают разными. Однажды в небе произошло убийство. Я услышал крик, и оторвался от чистки вулканов. Увидел, как из сопел самолета пошли кровавые струи. Увидел убийцу, который пытался спрятаться в тучах. Тогда самолеты летали настолько высоко, что казались мушками.

Меркадер: Были времена…

Троцкий: И вот одна мушка осталась лежать на небе. А другая присела на тучу. Она решила, что убийство сойдет ей с рук. Но я взял в руки мухобойку. Размахнулся во весь рост — и прихлопнул мушку насмерть.

Бретон: Будет знать, что самолеты убивать нельзя.

Троцкий: Никого нельзя убивать. Даже Троцкого.

Меркадер поднимает голову. На его лице злоба.

Меркадер: Меня починит кто-нибудь?

Меркадер изображает страдание.

Меркадер: Полечат когда-нибудь?

Бретон склоняется над Меркадером.

Бретон: Что у тебя болит?

Меркадер: Лёд… Лёд в моем сердце.

Бретон: Сейчас мы попробуем растопить.

Меркадер: Можно ледорубом.

Меркадер показывает на ледоруб, который торчит из-под дивана.

Троцкий кладет Розу на пол и идет за ледорубом, но останавливается на полдороги.

Троцкий: Я вспомнил историю о ледоколе Ленина.

Бретон: Мне она незнакома.

Меркадер: И мне.

Троцкий возвращается к своей Розе.

Троцкий: Естественно. Вы же французы. Наверно, и лед видели исключительно в морозилке.

Меркадер: У самолета нет национальности.

Меркадер медленно ползет за ледорубом.

Бретон: Так что у нас с Лениным?

Троцкий: Владимир Ильич любил забрасывать удочку. Как только увидит лед — мигом на озеро. Не важно, Ладожское оно или Онежское. Прибежит на берег — и давай бросать удочку. Бросает и бросает. По сторонам и через бедро. Рыбаки хохочут, а он всё бросает. Близок был Владимир Ильич к народу.

Меркадер берет в руки ледоруб и садится на диван.

Троцкий: Но однажды Владимир Ильич попал удочкой в прорубь. Удочка — бульк на дно. И нет её! Где это видано, чтобы удочки плавали? Рыбаки похохотали и говорят Ильичу, мол, не унывай, Ильич, выловим твою удочку, когда станет теплее. Когда лед растает. Но Владимир Ильич не захотел ждать. И построил ледокол. Собственными руками… Очень уж болело сердце из-за удочки.

Бретон: Как вы могли оставить его самого?

Троцкий: Я?

Бретон: Где были вы, когда Ленин строил ледокол?

Троцкий: Я создавал Красную Армию!

Бретон: А кажется, что хохотали вместе с рыбаками.

Троцкий: Я смеюсь только над собой.

Бретон: Что в вас смешного?

Троцкий пожимает плечами.

Троцкий: У меня свое чувство юмора. Вот иногда я кажусь себе барашком.

Бретон: Барашком?

Меркадер: Обхохотаться!

Троцкий гладит пальцами лепестки Розы.

Троцкий: Я чувствую, что я кучерявый. И что из меня получился бы отличный шашлык.

Меркадер и Бретон в ужасе смотрят друг на друга.

Бретон: Во Франции барашком называется нож гильотины.

Меркадер истерически смеется.

Троцкий: Странный народ французы.

Бретон: Без нас не появился бы сюрреализм!

Меркадер: И без испанцев!

Троцкий вопросительно смотрит на Меркадера.

Бретон: Рамон Иванович имеет в виду себя, Пикассо и Дали.

Троцкий: Он сам — Пикассо голубого периода и Дали паркинсонского.

Бретон: Боюсь, Рамон Иванович не поймет вашего юмора.

Меркадер: Не поймет.

Меркадер поднимается и, подняв ледоруб, направляется к Троцкому.

Троцкий: Сядьте! Вы самолет Экзюпери. Вы сломаны.

Бретон: Извинитесь, пока не поздно.

Троцкий: Не буду. Он даже не сможет нарисовать мне барашка.

Меркадер: Сейчас я пробью голову этому барашку.

Бретон: Кажется, пора проснуться.

Бретон кричит словно резаный.

Бретон: Рота, паааадъеееееееееем!

Свет становится ярче. Ледоруб падает на пол. Бретон, Троцкий и Меркадер быстро ложатся на диван. На сцене появляется Экзюпери.

Экзюпери: Ну вы и сони!

Бретон, Троцкий и Меркадер протирают глаза, потягиваются и зевают.

Экзюпери (Бретону): А говорили, что потеряли сон.

Экзюпери поднимает ледоруб и приближается к дивану.

Бретон (Троцкому): Спасайтесь, это убийца!

Троцкий: Я знаю, кто убийца.

Меркадер: Кто же?

Бретон: Кто?

Экзюпери: Ну?

Троцкий выхватывает ледоруб из рук остолбеневшего Экзюпери.

Троцкий: Я!

Экзюпери пятится, Бретон и Меркадер освобождают диван.

Бретон: А на вид такой маленький.

Троцкий: Потому что вы далеко от меня. Однако скоро я вас догоню.

Занеся ледоруб над головой, Троцкий бежит к Бретону и Меркадеру. А те бегут к Экзюпери.

Бретон: Главное — раствориться в толпе.

Экзюпери: Нам нужно создать массовку.

Меркадер: И Троцкий не сможет убить всех.

Троцкий гоняет тройку по комнате.

Троцкий: Пока что я полон сил!

Погоня продолжается. Через какое-то время Троцкий хватается за бок, остальные — устало падают на диван.

Бретон: Хорошо, что у Троцкого заболело в боку. А не у вас, Тонио. Или у Рамона Ивановича.

Троцкий сгибается пополам. Он жадно хватает ртом воздух.

Тем временем в дверь стучат.

Бретон: А может, это полиция? Войдите!

В комнату заходят Фрида Кало и Диего Ривера с чемоданами. Они в сомбреро.

Ривера: Мы приехали в гости, несмотря на болезнь Фриды.

Фрида: И на лишний вес Диего.

Фрида и Ривера ставят чемоданы, открывают и роются в них.

Фрида: Мы наконец нарисовали барашка.

Ривера: Как и просил Маленький принц.

Разворачивая огромный рисунок, Фрида и Ривера смотрят на Троцкого. Троцкий разгибается.

Троцкий: Но это же ящик!

Все смотрят на рисунок. Там нарисован ящик.

Экзюпери: Барашек может сидеть внутри.

Бретон: Внутри может сидеть даже Сталин!

Меркадер: И самолет!

Троцкий: Да там поместится целый мир.

Фрида и Ривера прорезают в рисунке дыру.

Бретон: Ящик открылся!

Троцкий: Теперь мы и узнаем, есть ли там барашек.

Троцкий лезет в дыру. Следом за ним устремляются Бретон, Экзюпери и Меркадер.

На сцене остаются Фрида и Ривера, они продолжают держать рисунок.

Ривера: Представим, что я Сталин, а ты Троцкий.

Фрида: Нет, ты Пикассо!

Ривера: Сама!

Фрида: Нет!

Они сворачивают рисунок и уходят.

Занавес


Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?