Рондо allegro

 

Автор: Ирина Гарец

Апрель 2013

Священник

Надя

Света

Катерина

Баба Шура

Снежана

Анна – дочь Священника

 

Больничная палата оборудованная под церковь. Иконы, свечи и т.п. Снуют  женщины в белых фартуках и косыночках, возле кафедры стоит Священник. К нему подходят на покаяние по одному. В больничном коридоре очередь. Мужчины, женщины в больничных халатах или спортивных костюмах. Много лысых людей. В очереди есть посетители одетые в повседневную одежду. Кто-то оживленно беседует, кто-то подавленно молчит.

 

Священник: Крещеная?

Надя: Да, батюшка.

Священник: Веруешь?

Надя: Верую.

Священник: Слушаю тебя

Надя: Грешна я. Вот вчера замечание этой сделала, а потом… на кой я лезу. Валька, со мной на соседней койке, всю морковку руками на базаре перетрогала. Я ей говорю: У тебя такая хворь, а ты руками. Не простую морковку, а тертую по-корейски. Я ее очень вкусно готовлю. Зачем, говорю руками, а как человек подхватит твою заразу?

Священник: От чего мы осуждаем ближних своих? Оттого, что не стараемся познать самих себя. Кто занят познанием самого себя, тому некогда замечать за другими.  Не суди да не судим будешь.

Надя: Грешна.

Священник: В каком отделении лежишь.

Надя: По-женски, в гинекологии.

Священник: Оральным сексом занималась?

Надя: Нет

Священник: Анальным?

Надя: Упаси, Бог.

Священник: Групповым.

Надя: Да, что вы, батюшка. Тут бы своего попорать. Некогда все. Куры, гуси, корова, нутрии держу. Все у меня чисто - красиво. С утра как встанешь, пока всем дашь… Потом на работу.

Священник: В юбке короткой ходила?

Надя: Был грех, по-молодости. Красивая была. Ой, (испугавшись). Я два раза замужем была. Первого выгнала. Пил так, что пока домой дойдет, штаны в сраме, сам в синяках. Дочка от него. Хорошая, ласточка моя. Не вытерпела.

Священник: Бог не зря испытания  посылает. Терпению тебя учит.

Надя: Учит батюшка, учит. Грешная я. А второй не пьет, нет. Иногда только. Порядочный.. Только строгий такой. Но я ему спуску не даю. Он меня боится, я раз к нему приложилась… он как шелковый. Батюшка.. моторошно мне. Алевтина Витальевна страху нагоняет так, что спросить боишься, что там у меня. В Киев направляет. А я где столько грошей возьму? Мне б тут рассчитаться. В Киев мне нельзя. И молчит, ничего мне не говорит. Как в других лекарнях: на обходе расскажут, гемоглобин, моча там, а тут молчат, переглядываются. Разве ж так можно? Тут надумаешь себе чего-то. Прости Господи.

Священник: Зачем так косметикой себя?

Надя: Не буду больше, прости батюшка.

Священник: Такой больше не приходи.

Надя: Прости, батюшка.

Священник: Завидовала?

Надя: Нет, никогда, никогда. Чему завидовать, посмотреть вокруг, одно горе. Что хорошего у городского человека, пришел, в теплом помылся, в теплое сходил, лег на диван с пультом.  Свежего воздуха не видит.  А вот соседка, на машине туда-сюда в город ездит. Сама за рулем. Она ж располнеет скоро как корова, пешком совсем не ходит…

Священник: Крала?

Надя: Упаси Боже. Разве ж  можно.

Священник: К бабкам ходила?

Надя: Нет, батюшка, никогда.

Священник: Грех это великий.

Надя: Не ходила, батюшка. Когда кровь месяц шла, пошла к Корнеевне. Да разве то бабка? То травница. Она мне травок всяких, даже не шептала.

Священник: Мужа слушаешь?

Надя: А как же. Как же. Как же его не посл… Я прошу Алевтину Витальевну мне хоть надрез сделать какой-то. Может, пожалеет ирод... А то операцию не делают, что у меня, не говорят. Я Ваньке что скажу? Когда домой на выходные отпускают… Я вишь какая, сама румяная, полная. Он и думает, что я здорова как лошадь. И пораться. Злой, что меня неделю нет. Борща наварю, пока всем дам. Корюся, батюшка.  Рука у него тяжелая. Раньше я могла отпор дать, грешна была, сейчас слабость какая-то… Да и попораюсь устаю. А потом если что, так он на дочку, ласточку мою всю злость свою.. Я не враг дочери.  Она взрослая уже с мужем живет, внучек у меня есть. Приходит к этому, отчиму пока меня нет, наготовит и домой. У нее своя семья, свое хозяйство. И то гад, не доволен. Мало ему. Вот уж не знаю, наградил меня господь или наказал. Прости Господи (креститься). Операции боюсь. А делать нужно. А если у меня рак… Это ж заразное. Муж меня…

Священник: Как имя твое.

Надя: Надежда.

Священник: Перед операцией  нужно причаститься и пособороваться, чтобы Господь помог Вам преодолеть недуг, не только физический, но и душевный. Исповедуясь и оставляя свои грехи, Вы обновляетесь, не только духовно, но так же и телесные болезни отступают. Рак не заразное заболевание. Сама знай и мужу скажи. Писание читай и не греши больше.

Священник накрывает епитрахилью. Слышатся отдельные слова.   «Господь … и щедротами Своего …. ти чадо Надежду., властию мне данною… во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь».

 

 

Заходит молодая девушка Света. Одета в коротенький халатик.

Священник: Крещенная?

Света: Да

Священник: Веруешь?

Света: Верую

Священник: В каком отделении лежишь?

Света: В гинекологии.

Священник: Оральным сексом занималась

Света: Чего?

Священник: Анальным? Групповым?

Света: А какое Вам дело?

Священник: Замужем…

Света: Нет, еще.

Священник: Грех так одеваться. Часто сексуальная одежда девушек является соблазном для мужчин, это своего рода сигнал: "о да, я готова, я такая...", отсюда насилие, оскорбления, сплетни, всё это отражается на будущей жизни девушки. У таких девушек будут мужья, которые в супружестве изменяют и совершенно не уважают своих жён, говоря ей: "ты сама такая, ты сама проститутка"...

Света: Шо?  Вот блин, пришла… Что за фигня, человека в больницу положили, в такую страшную. Ничего не говорят. А тут поп извращенец.

Отходит к двери, потом поворачивается, подбегает к Священнику.

Света (кричит): Страшно мне! А поговорить не с кем. (Более спокойно) Говорят год назад ставку психолога сократили. Придурки! Нашли что сокращать.

Священник: На все воля Божья. Надо принять свой крест.

Света: За что мне это? Это неправильно. Нельзя так наказывать.

Священник: Если родители любят своих детей, то они из любви к ним наказывают их, чтобы научить, чтобы наставить на путь истинный (а не для того, чтобы помучить или поиздеваться над ними). Говорят, если человек живет во грехе и не кается, но при этом здоров, богат, успешен в светской жизни - такого человека Бог оставил. А жизнь истинного христианина - мученичество. Но, как говорил Фома Кемпийский: Если чем больше мучений и скорбей ты переносишь, тем больше радуешься - то ты нашел рай на земле.

Света: Да пошел ты на хер, со своим Богом.

Демонстративно медленно поднимается, уходит. Видит в дверях лысую истощенную женщину. Смотрит на нее. Резко разворачивается бежит к Священнику. Падает на колени.

Света: Прости.

Священник накрывает епитрахилью.

Священник: Как имя твое.

Светлана: Светлана

 Слышатся отдельные слова.   «Господь … и щедротами Своего …. ти чадо Светлану., властию мне данною… во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь». Приходи на причащение.

Светлана плачет, уходит.

 

Заходит  Катерина. Доброжелательно улыбается Священнику.

Священник: Крещеная?

Катерина: Обязательно

Священник: Веруешь?

Катерина: А как же.

Священник: Говори.

Катерина: Ох, столько грехов, что боюсь и не вспомню.

Священник: Вот список грехов (протягивает ей распечатку листы А-4)  читай и кайся.

Катерина берет список грехов, читает.

Катерина: Ой, е…

Священник: Что так?

Катерина: Выбираем весь партийный список, ставим внизу галочку.

Священник: Что и убивала?

Катерина: Курку резала, комара да таракана травила, слава Богу, тараканы куда-то поделись. А то спасу от них не было. Слышали, батюшка, совсем тараканы от нас ушли? Или может вернутся?

Священник недоуменно смотрит на Катю.

Катерина: И я так думаю, не вернутся. Это только мы можем жрать такие продукты и такую одежду носить, что вот раком болеем и трупы наши не разлагаются. Правда, тараканы одежду не носят.

Священник: Оральным, анальным, групповым сексом занималась.

Катерина (с нервным передергиванием): О, Господи. Как вы осведомлены то батюшка. Конечно, занималась.

Священник нервно передернулся.

Катерина: Сейчас все расскажу.

Священник: Не надо подробностей, просто искренне раскайся.

Катерина: Нет уж батюшка, начистоту так начистоту. Перед операцией Алевтина заставляет обследование пройти. Что бы язв никаких не было. Так вот вы бы видели, что мне в орально-анальные отверстия запихивали. Современная медицина! Говорят, за границей такие тоненькие трубочки, что и не заметно как, а у нас – нате, поливальный шланг или нет, водонапорный рукав. А когда рентген делали кишечника, воздух запускали туда. А туалет в другом конце коридора. Вот пока добежала, несколько раз интима такого наделала, а вокруг мужики под кабинетами, женщины.  Чем не групповой?

Священник: Это хорошо, что ты с юмором, но ты ведь по делу пришла. Или просто развлечься?

Катерина (вздохнула, немного успокоилась):  По делу. Есть одно. Только вот не уверена, что покаюсь, вы отпустите и я дальше о нем думать не буду.

Священник: Попробуй. Бог милостив.

Катерина: Я, мать своего ребенка прокляла. В полном отчаянии была тогда и вот гадость такую сказала, доже смерти ей пожелала.

Священник: Как это? «Мать своего ребенка».

Катерина: Я замужем никогда не была. И с мужчиной не была. Мой Сашка погиб, когда нам было по девятнадцать. По глупости погиб. Больше никого не хотела. В город переехала, работу нашла, воспитателем в детском саду. Там своего сына и встретила. Мать его не алкоголичка, не наркоманка, не гулящая. Сама из детдома. Прописки нет, работы нет.  А если и находила, то Сашка ей в такую нагрузку был. Она просила меня часто присмотреть за ним. Я с удовольствием. Мальчишка славный такой, умненький. И такой… Как солнышко ясное, улыбчивый, нежный. Он у меня неделями жил. Я его с собой в садик брала. Устроила его в группу. Потом биологическая мать Сашина исчезла. На целых восемь лет. Мы с Сашкой почти о ней забыли. Поначалу я пыталась искать, звонила, писала. Все впустую. Через пять лет я официально усыновила Сашу. Эти восемь лет мы прожили хорошо с мальчишечкой. Бывало сорились, бывало сердились. Но мы любили друг друга и ссоры забывались. Мы стали родными. А она пришла неожиданно. Говорит, спасибо, пойдем Саша. (всхлипывает, вытирает слезы) Куда пойдем? Зачем пойдем? Сашка испугался, он ее и не помнит почти. Потом суд. Она его забрала. А я одна…Он ко мне убегал, обнимет меня и говорит: «Мамочка… я не хочу так». А у меня сердце в такие моменты….дышать тяжело, слезы. А потом все дальше от меня и дальше. Приходил реже. А она от меня прятала его. В последний раз видела его три года назад. Он бутылки пустые принимал. Спасибо Богу, что не сдавал. Увидел меня, стыдно ему стало. А я в слезы, иду и реву. Понимаю, что так нельзя, что люди вокруг, а слеза за слезой… И тут я подумала, что я смогла бы и прокормить и выучить. Что ему в институт надо. И столько гадостей про нее подумала, сколько ни про одного человека на земле.

Священник: Господь, Всемилостивый, видя Ваше раскаяние, простит Вас.

Катя согласно кивает головой. Потом начинает отрицательно качать.

Катерина: Я не могу  простить ей. Я умоляла ее оставить Сашку, или хотя бы жить вместе и воспитывать.

Священник: Ничто не происходит без воли Господа. Займите себя изучением Священного Писания. Больше времени уделяйте вере и старайтесь общаться только с верующими людьми. Принимайте все как Ваш крест, который Вы должны пронести до конца. Не унывайте! Господь поможет Вам. Вы в каком отделении лежите

Катя: В гинекологии

Священник: Господь сегодня гинекологию собрал. Обращаться нужно за помощью к Богу. Но обращаться с верою: "Но да просит с верою, нимало не сомневаясь, потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа".

Вам нужно не только исповедоваться, но и Причаститься. Да поможет Вам Господь.

Накрывает епитрахилью, говорит быстро тихо, слышно отдельные слова  «Господь и Бог наш.. щедротами Своего человеколюбия… Александра,  властию мне данною ….грехов твоих, во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь».

 

 

 

Выходит Катерина. Заходит Баба Шура - Стройная 82 летняя, с длинной косой. Говорит тихо, иногда шепотом.

Священник: Крещеная?

Баба Шура: Да

Священник: Веруешь?

Баба Шура(тихо): Наверное, да.

Священник: Грех это великий, сомнения.

Баба Шура: Знаю, бабушка говорила.

Священник: Почему не послушала.

Баба Шура:  Причин много было.

Священник: Зачем пришла?

Баба Шура растерянно пожимает плечами.

Священник: Исповедь, это очищение от грехов. Ты грешила?

Баба Шура: Грешила.

Священник: Ты в церковь ходила.

Баба Шура (очень тихо): Нет.

Священник: В храм нужно ходить в любом случае, не важно, глухие ли, слепые, хромые. Господь призывает к себе всех. Молитесь от всего сердца и Господь услышит Вас.

Баба Шура: Первый раз пришла . Страшно… Бабу расстреляли за икону.. А отца в лагере замучили. Он как и Вы Священником был. А дите врага народу… Это я – дите врага народу. За мной следили. Из хаты выгнали, учиться не давали. Мне кажется, что до сих пор следят. Пришлось документы потерять, в другой город переехать и  фамилию придумать.  Это грех? Если это грех, то он был первым. Вы любите Есенина?

(не дожидаясь ответа)

Все прошло. Потерял я бабку,

 А еще через несколько лет

 Из кота того сделали шапку,

 А ее износил наш дед.

(Ждет какой эффект произведут на Священника стихи).

Священник: На исповеди нужно каяться во всех грехах, не только в смертных. Вспомните все свои грехи и осознайте их, не забудьте повседневные, такие как: маловерие, сомнение, пренебрежение к ближним, равнодушие; любоначалие, желание быть первым, повелевать; зависть, зложелание, злорадство; злопамятность, непрощение обид, мстительность; праздность, расточительство, уныние...  

Баба Шура: Потом выучилась и тихонько, что бы никто не доведался,  в село  переехала. Маму забрала. Мама … Приветливая, тихая с чужими. Со мной, как будто мстила мне за всю долю неудавшуюся. Прямо изводила меня. Не любить мать – это грех?

 Священник кивает. Лицо бабы Шуры принимает задумчивое выражение.

Баба Шура: Вы знаете, я очень люблю Есенина

Все прошло. Потерял я бабку,

 А еще через несколько лет

 Из кота того сделали шапку,

 А ее износил наш дед.

(Ждет какой эффект произведут на Священника стих. Тот молча смотрит на нее).

 Только дети в школе были радостью. Замуж вышла за того кто взял. В селе. Он коммунист был. Партийный, идейный. Даже когда с голода пухли.   В первый год, думая, что полюблю его, призналась, что у меня папа… Грех не любить мужа?

Священник кивает.

Баба Шура: Дети у меня славные, сыновья. Это они меня сюда привезли. Зачем? Алевтина Витальевна посмотрела на меня и говорит – живенькая бабулька. Еще поживет. Главный врач сказал всех принимать, всех класть, даже если мест нет. Если грех не любить мать и мужа, то грех и радоваться, что померли. Муж первый. Мать, когда мне 65 исполнилось. Я в нее.  Долгожительница. Зачем я тут. Операция? В мои- то годы. А жить все равно хочется. Весной на огороде, полоть бурьян. Я люблю полоть. Даже когда его много. Мать когда умерла – мороз был под сорок. А она строго приказала хоронить за пятьдесят километров. Прокляну говорит, с того свету достану если по-моему не будет.  Я машину нашла, полпути проехала и вспомнила: гвозди забыла! Гвозди… Повернули назад, а машина раз… и заглохла. Куда идти, до ближайшего села десять километров. Гвозди… А водитель говорит, я не пойду. Иди ты. Я тогда себе ногу отморозила. Да, мир не без добрых людей. И гвозди нашлись и машину помогли вытащить.

Священник: Бог помог.

Баба Шура:. Вот я и говорю, грех, наверное, радоваться когда родитель помирает.

Священник: Грех.  Ты раскаиваешься?

Баба Шура: А когда домой приехала. Радость, свобода. Да лет то уже 65. Ведь с вами честной надо быть? Меня учили быть честной.

Баба Шура заговорщицки прищуривается. Вы любите Есенина:

(Ждет какой эффект произведут на Священника ее слова. Потом вдохновенно

Все прошло. Потерял я бабку,

 А еще через несколько лет

 Из кота того сделали шапку,

 А ее износил наш дед.

(Священник тихонько вздыхает).

Баба Шура: У меня два сына, пять внуков и два правнука. Я счастлива. Они ко мне приезжают, подарки привозят. Откуда этот рак только берется? Как Вы думаете? Может, я только место занимаю, может кому-то операция нужнее. А я … пожила.

Священник: Как Бог решит. Это ни тебе ни мне не ведомо. А раз он тебя сюда направил и тебя берутся лечить, то зачем эти сомнения. А в Бога веруй. Проси у него счастья для себя и детей своих. И в церковь ходи. Будешь ходить?

Баба Шура: Не знаю.

Священник молчит

Баба Шура: Говорят у Алевтины нашей, такая же операция была, и деток у нее нет. Поэтому вся она тут в больнице. Хвалят ее. Вот как Бог человеку дал. До чего же только неприветливая. Вечно спешит, человек настроения. Заденешь ее – накричит и отчитает  как директор ученика паршивого. А спросишь мелочь: какое лекарство принять? Когда операция? Крику!!! А в другое время, сядет рядом на кровать и спокойно растолкует, пошутит. И на душе спокойней.

Священник: Да, пути его..

 Баба Шура: Спасибо вам. Можно ли это считать исповедью.

Священник:

епитрахиль:

 «Господь и Бог наш.. и щедротами Своего человеколюбия да простит ти чадо Александра, и аз  мне данною прощаю…грехов твоих, во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь».

 

Баба Шура кивает, уходит.

 

 

Входит молодая девушка.

Священник: Крещеная

Снежана: Да

Священник: Веруешь?

Снежана: Да

Священник: В каком отделении лежишь?

Снежана: В гинекологии.

Священник: Замужем?

Снежана: Официально нет,  мы в гражданском браке.

Священник: В грехе живешь.

Снежана: Почему? Мы любим друг друга.

Священник: Что ж тогда не жалеете друг друга, в грехе живете не по правилам Божьим. Вот и наказывает он вас.

Снежана: Разве любить это грех? За него наказывают?

Священник: Сексуальная связь предусмотрена Богом только для супружества и имеет целью близость супругов и рождение детей. Если вступается в сексуальную связь поза супружеством – всегда будет страдание! Всегда!!! И Вы в этом убедились, и убеждаются многие другие.

Снежана: Да, непросто.

Священник: Блуд - незаконное безбрачное сожительство холостого мужчины и незамужней женщины (или нарушение целомудрия юношей и девушкой до брака). Оральным сексом занималась?

Снежана: Да.

Священник: Носила короткую юбку?

Снежана: А что и это грех?

Священник: Грех. На дискотеки в ночные клубы ходила?

Снежана: И это грех?

Священник: Нужно осознать, что каждый грех ведёт к тяжёлым последствиям в жизни. Каждый орган должен строго выполнять ту задачу, для которой он предназначен. Рот предназначен для принятия пищи. А Вы что в рот тянете?! Также во рту намного больше бактерий, вирусов (насморк при простуде, тонзиллит, ангина, кариес, которые передадутся любимому (любимой).

Снежана: Средневековье какое-то.

Священник: Ты в церковь пришла, а значит к Богу. Ты больная пришла, а значит ты грешна. А если ты не знаешь, что есть грех, как я тебе помогу.

Читай священное писание, вот список грехов. (дает распечатку а-4). Подумай, раскайся. И приходи. Вот правила как готовится к исповеди. Не придешь к Богу – не будет тебе излечения. Без веры – ничего не будет.

Снежана: Я верую. Я знаю, что Бог следит за мной и помогает мне. Только в отличие от того  что вы говорите, Он не наказывает. Он как Отец, как папа. Он добрый и всепрощающий. Хорошо, что я до этого в церковь не ходила. Меня мама сейчас заставила. Говорит ты – должна. Я ничего никому не должна. Стараюсь помогать тем кто нуждается, в меру своих сил. И люблю я, потому что Он дал мне кого любить. И если Он мне дал испытание, то не то того, что я в короткой юбке ходила.

Священник: Человека от животного можно отличить не только по внешнему виду, а по посещениям церкви. Если человек не ходит в церковь, то он уподобляется животному. Сама подумай: всю неделю, как и животное, постоянно занятое поиском пищи, работает, чтобы прокормить себя и семью. Спит он, спит и зверь. Ест он, ест и бессловесная тварь. Отдыхает – отдых нужен и четвероногому. Какая же разница? А разница видна в воскресенье. Человек идет в храм и там предстоит Богу, чего животное не делает. Тот, кто не ходит в церковь, забывает, что он человек и опускается до животного образа жизни. Дичает, становится зверем. Он может ходить в галстуке и быть свежевыбритым, но сердце его – сердце зверя.

Снежана: Значит я зверь.

Священник: Значит, не время.

Снежана уходит.

 

 

 

 

В комнату заходит Анна. Священник просит посетителей подождать минуту.

Анна: Па, я сумку тебе оставлю и побежала.

Священник: Стой… голова непокрыта. А что блестит на губах? А?

Анна: Это гигиеническая, что бы губы не сохли.

Священник: Вот так и начинается с гигиенической, а потом говорит дерзкие слова матери, желает избавиться от попечений о ней отца, наконец, охлаждается к Церкви...

Анна: Папа, я только…

Священник:  Я видел как ты вчера джинсы примеряла, мужскую роль на себя берешь? Так вроде ты девочка, а не мальчик. Я в твои юбки не наряжаюсь. (сурово смотрит на нее) Вчера проезжаю мимо твоей компании, сидят курят, сквернословят, девочки стыд совсем забыли. Твоя Варя прибегает к одежде для того, чтобы не столько прикрыть свою наготу, сколько наоборот — обнаружить ее; одежда ее весьма прозрачна или явно выделяет формы тела.

Анна: Папа, так все сейчас ходят. Это красиво.

Священник: Святитель Иоанн Златоуст сказал «Истинная красота познается не по внешнему виду, а по нравам и пристойному поведению». Поэтому любая женщина, если она не живет христианской жизнью, какой бы она одеждой и косметикой не украшала себя, не может являться истинно красивой. Во все века высшими душевными качествами и достоинствами женщины являлись: страх Божий, кротость, целомудрие, стыдливость — это всегда, как ничто иное, украшало и украшает женщину. Это всегда отличало ее на земле от всего низменного и грубого.

Анна: Да, папа.

Священник: Конечно, тебе сейчас нелегко. В школе требуется выглядеть «как все», на улице смотрят, чтобы ты тоже выглядела не ниже «общего» уровня, но ведь богоугождение и спасение души превыше всего — это главное, ведь Господь говорит: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а одному нерадеть».

Анна: Папа, я помню. Па… меня ждут. 

Священник: Ты не голодна

Анна: Нет.

Священник: В шесть быть дома.

Анна: В девять.

Священник: В шесть

Анна: В девять.

Священник: Не перечь отцу.

Анна: Прости папа, в восемь.

Священник: В семь быть дома.

Анна: А в восемь нельзя?

Священник: Не торгуйся.

Анна: Па, засмеют…

Священник: А куда ты собралась?

Анна: В боулинг, с классом.

Священник: А кто тебе разрешил?

Анна: Ты папа, три недели назад. Помнишь, я тебе в церкви помогала.

Священник: То что помогала помню, а что бы я такое разрешил.

Анна (уверенно): Ты разрешил.

Священник: Веди себя пристойно, в семь быть дома.

Анна: В восемь.

Священник: Сейчас вообще никуда не пойдешь.

Анна: Я пойду при любых условиях.

Священник: Непослушание – это…

Анна: Грех. Я потом отмолю и покаюсь… Постараюсь больше так не делать… спешу.

Священник: Так нельзя, это неправильно.

Анна: Па, много неправильного, к тебе вон местные в селе детей тоже не водят, считают тебя колдуном.  А я ведь знаю, что ты у меня – лучше всех. И скольких детей ты отмолил.

Священник: Подхалимка. Деньги есть?

Анна: Есть. Па, спасибо.

Священник: И я тебя. С Богом.

 

Заходит мужчина средних лет

Священник: Крещеный?

Василий: Вроде да

Священник: Это как?

Василий: Спросить не у кого. Первоисточник умер, когда мне 11 лет было. А мама с папой  не помнят. Вроде, как говорят, бабушка крестила.

Священник: Веруешь?

Василий: Верую

Священник: Слушаю тебя.

Василий: Странно, нет угрозы – нет Бога.  А как только беда – так сразу… бежим.  И тоска такая… Кажется, вот и пожил. А что сделал? Для чего зубы по утрам чистил? Здесь карточки прячут. Ничего не рассказывают. Хотя, только дураку не ясно, если пришел анализ и готовят к операции, то это не профилактика. Терпеть не могу лжи. А дураков вокруг… лысеют от химии и выпучив глаза говорят – доктор назначил для профилактики. А может, так кому-то легче.

Священник: В каком отделении лежишь?

Василий: В урологии

Священник: Блудом занимался?

Василий: Занимался

Священник: Каешься.

Василий: Надо, да?

Священник: Ты на покаяние пришел или как?

Василий: Я поговорить пришел. Как мужик с… Думал, что Вы меня выслушаете и поймете. Одиноко очень. Вроде вокруг такие как и я, но.. И страшно. Меня как завели в приемное отделение, а там… Подвал, ржавые трубы наверху, сантехник ходит в грязных сапогах курит и плюет. Я подумал, что сразу нас в утиль спускают. Все, мол, забудь надежду… Лысых много, в туалете рыгают.  А денег сколько берут, мама родная. Нянечка и та бутылку с анализом мочи из рук вырывает, что бы вместо тебя в лабораторию отнести и так заискивающе карманчик оттопыривает. А кто главнее, тот не пятерку ждет. 

Священник: А ты не давай.

Василий: Ага, не давай, потом такую клизму засадят… Не-е. Лучше дам. И потом зарплата то у них – копейки, а работа… Рыгаки эти вытирать

Священник: Приемное отделение уже который год просим отремонтировать. Действительно, люди стресс переживают. Все что тебе Бог дал пережить, ты учитывать должен и выводы делать. Увидел безответственность, халатность, взятки. Примерил на себя? Не делай так сам.  

Василий: Можно подумать я.. такой. А вот сосед мой по палате, так тот вообще, почти святой. Молился утром и вечером. Вы к нему приходили в палату. Я помню. После операции врач его посадил на кровати. А он брык – все.  Тромб оторвался. У меня на глазах.

Священник: Каждому свое.

Василий: Легкая смерть. Паша, сосед по койке, рассказывал как его батя мучился, пока помер. Вот так жутко. А когда встал и сразу упал – это красота.. (задумался). Вы очередь в регистратуру видели? На весь коридор в два ряда. Как эпидемия…А у Паши уже две операции было. Метастазы. Все знают и он знает.  А балагурит, всю палату смешит. Химию ему красную делают. Саму сильную... 

Блудил… Три женщины у меня. Жена и две … тоже жены, только без печати.

Священник: Это грех большой.

Василий: Понимаю, но я так их любил. Их двоих и жену. Я им не изменял. Они такие разные, но все как будто для меня созданы. Детей любил и их и своих. Всем подарки, никого не обижал. Никому друг про друга не рассказывал. Каждой говорил, что она единственная. Ведь оно так и есть. Они все родные и единственные.

Священник: Брак у всех да будет честен и ложе непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог. Раскаяние в тебе нет.  Истинное покаяние заключается в осознании своей вины перед Богом, и оставлении греха. Если человек не собирается оставлять грех, это значит, что должного покаяния он просто не приносит!

Василий: Как же я их брошу? Оставить их одних?

Священник укоризненно смотрит на Василия.

Священник: Не пожелай дома ближнего твоего; не пожелай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скита его, ничего, что у ближнего твоего», - заповедает Бог в десятой Заповеди «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем»  «Не судите, и не будете судимы»  Эти и подобные изречения из Священного Писания - не что иное как указание на необходимость сохранять чистоту души, так как христианин должен стать храмом Святого Духа. А кто разорит храм Божий, накажет того Господь.

Василий: Да понимаю… понимаю.  Страшно умирать.

Священник: Зачем сразу умирать. Веруй, проси, излечишься. Многие излечиваются. Бог помогает.

Василий: Я операции боюсь. Честно. Как представлю….

Священник: Ничего страшного нет, самое тяжелое -  дойти до каталки.

Василий: Да, до каталки и почему-то голым. Перед всей палатой.

Священник: Интересно… за это тебе стыдно.

Василий: Я, конечно, не баба, но как-то унизительно. Голый, только на голове шапочка и бахилы на ногах.

Священник: С двумя и женой не стыдно, а без трусов…

Василий: А потом боль… не факт, что поможет… Смерти б быстрой.

Священник:  Операция – под наркозом, потом обезболивающие. Не лечится это заболевание иначе. Только вера, операция, химия или лучи. Без веры ничего не поможет. Ухаживать придут за тобой?

Василий (довольно): А как же.

Священник: По очереди что ли?

Василий: Не… Я только жене сказал. А этим ничего…Не надо им говорить...

Священник: Вот и подумай. Сам все сказал. А жене накажи, чтобы сорокоуст заказала. Сам покаешься, причастишься, соборование пройдешь и с верой на операцию.

Василий: А Вам что? Тоже делали?

Священник: Мне нет. Брат. Умер. Без покаяния. Теперь тут есть церковь.

Василий: Он грешил?

Священник: Все мы грешны.

В церковь заходит девушка, она плачет, подходит к женщине в белом платочке, продающей свечи. Та понимающе кивает. Священник смотрит на них. Подзывает к себе женщину в белом платочке. Та на ухо что-то ему шепчет.

Священник: Иду. (Василию) Там плохо совсем…

Василий понимающе кивает. Священник быстро собирается и уходит. Василий покупает три свечи. Каждую ласково гладит и ставит перед иконами.  Садится на лавку, закрывает глаза.

Василий: Боже, если ты есть…


Другие статьи из этого раздела
  • «Я ХОЧУ ЖЕНИТЬСЯ» Татьяны ГОЦАК

    Действующие лица намеренно детально не представлены автором. По ее задумке воображение читателя само должно подсказать, как выглядят ЛГ

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?