Сцены убийства10 ноября 2012


Автор: Дмитрий Левицкий




Паша — сын Татьяны.
Катя — проститутка.
Татьяна — мать Паши





На сцене три сектора: кухня, комната Паши, комната Татьяны. Между этими секторами пространство для коридора и туалета, собственно, как в квартире.


1.

Катя и Паша заходят в квартиру. Снимают свою верхнюю одежду. Проходят в кухню.
Кухня
Заходит Татьяна.
Татьяна: Паша, сынок, расскажи, как твой день прошел?
Паша: Утром я собаку насмерть сбил, дворнягу. Я еду по трассе, и в метрах сто от себя вижу пса, который перебегает дорогу, я не сигналю и не убавляю скорость, просто смотрю на этого пса и еду. Пес останавливается, принюхивается к чему-то и не понимает, что находится на опасной, скоростной дороге. В общем, если бы не я его сбил, то кто-нибудь другой это сделал. Мама, ты бы не могла сделать тише звук на телевизоре? Он так громко работает.
Татьяна: Конечно, сынок.
Татьяна идет в свою комнату и убавляет звук.
Паша: Ты устала?
Катя: Что?
Паша: Ты устала?
Заходит Татьяна. Она прерывает их.
Татьяна: А я сегодня целый день была в квартире. Вы хотите кушать?
Паша: Нет.
Татьяна: Меня зовут Татьяна. А вас?
Катя: Меня зовут Катя.
Татьяна: Катя, мой сын рассказывал вам обо мне?
Катя: Нет.
Татьяна: Тогда я вам расскажу. Меня зовут Татьяна. Я вдова. Профессии как таковой никогда не имела. Работала на военном медицинском складе, потом подруга в библиотеку взяла работать. Сейчас вот, сижу в квартире. Жила, любила, была любимой. Вы понимаете, Катя, о чем я говорю? Мне кажется…
Паша: Ей это не интересно.
Татьяна: … женщина всегда стремиться быть любимой, счастливой от прикосновения любимого человека.
Паша: Ей это не интересно, мама!
Татьяна: Мне кажется, женщина всегда будет страдать, если рядом нет её любимого. Вы знаете, Катя, мой сын часто приводит домой проституток. Они трахаются. Но счастья от этого у них нет, потому что не любят друг друга. Глаза у этих девушек холодные, а вместо лиц — маски.
Паша идет в комнату матери и выключает полностью звук на телевизоре. Возвращается.
Паша: Мама, пожалуйста, не тревожь нас.
Катя и Паша уходят в комнату Паши.
Комната Паши.
Катя: Мне нужно в туалет.
Паша: По коридору дверь налево.
Катя выходит из комнаты.
Паша раздевается догола и ложится в постель. Катя возвращается в комнату.
Катя: Мне ложится?
Паша: Да.
Катя раздевается и ложится к Паше в постель. Они занимаются сексом. Всё происходит очень быстро. Паша встает с кровати и надевает штаны.
Паша: Можешь одеваться
Катя одевается.
Паша: У меня очень сильно болит голова. Нет ли у тебя таблетки от боли в голове?
Катя: Сейчас поищу.
Катя роется в своей сумочке.
Паша: Ты устала?
Катя: Что?
Паша: Я хочу спросить тебя: ты устала?
Паша неожиданно начинает её душить, и делает это довольно-таки неуклюже. Катя умирает.
Комната матери
Паша: Мама, расскажи, каким я был в детстве?
Татьяна: Паша, ты был очаровательным ребенком. Хасю яко, хасю яко, яко хасю! Это означало, что ты хотел яблоко. Тебе нравилось быть в компании взрослых, незнакомых тебе людей и шкодничать, обращая, таким образом, на себя внимание либо просто развлекаясь. Ты даже радовался, когда в доме был кто-то чужой. Я до сих пор вспоминаю это сорокалетие твоего отца. Ты помнишь?
Паша: Смутно.
Татьяна: Пришли гости, сели за стол, веселимся, смеемся, и тут раздается женский крик из прихожей. Что такое? Что случилось? Я забегаю в коридор и вижу: очередная пассия дяди Толи, твоего отца брата, смотрит на свою белоснежную шубу. Я спрашиваю: в чем дело? Она показывает мне шубу, а на всю спину, от воротника до подола, нарисован черной краской крест. А рядом ты стоишь, весь в краске и с полным равнодушием на лице.
Паша: Хасю яко.
Татьяна: Ты был, как бы это сказать, очень непредсказуемым ребенком, ты быстро терял интерес, к чему бы то ни было, и нам с твоим отцом очень трудно было угодить тебе. Почему ты спрашиваешь?
Паша: Мне кажется, я не совсем понимаю некоторые вещи, и мне хотелось… Я хотел узнать, каким я был в детстве.


2.

Катя и Паша заходят в квартиру. Снимают свою верхнюю одежду. Проходят в кухню.
Кухня
Заходит Татьяна.
Татьяна: Я тебя сегодня целый день вспоминаю, к чему бы это? Как ты себя чувствуешь, Паша?
Паша: У меня голова болит очень сильно. Дашь таблетку?
Татьяна: Дам.
Татьяна дает таблетку, и Паша глотает, запивая водой.
Паша: Я сегодня собаку сбил. Мне хотелось сбить собаку, и я сбил. Там ничего особенного, дворняга. Захотелось сбить. И я ведь не жестокий человек, правда, мам? Никогда никого не убивал, а тут… Я еду по Гоголевскому шоссе и вижу, как вдоль дороги в сторону заправки ковыляет эта псина. Тык. Она даже не успевает обернуться. Мама, телевизор так раздражает, ты бы не могла сделать потише?
Татьяна: Конечно, могу, сынок.
Татьяна идет в свою комнату и убавляет звук.
Паша: У тебя есть собака?
Катя: Нет.
Паша: А кошка?
Катя: Нет.
Паша: Ты устала?
Катя резко встает со стула.
Заходит Татьяна и Паша не получает ответа.
Татьяна: Паш, ну что же ты, познакомь меня с девушкой.
Катя: Меня зовут Катя.
Татьяна: Татьяна. Вам нравится мой сын Паша? Вы ведь знаете, что его Паша зовут?
Катя: Да
Татьяна: Что, да? Вам нравится Паша или вы знаете, что его зовут Паша? Вы голодны?
Паша: Мама, мне нравится смотреть на тебя, когда ты так разговариваешь с людьми.
Татьяна: Я просто хочу познакомиться с девушкой, которую ты привел в дом.
Паша: Мне кажется, ей не интересна ты и твоя жизнь. (цитирует) «20 лет работы на военном медицинском складе, а потом подруга устроила меня библиотекарем». Кстати, чем ты занималась на этом военном медицинском складе, если специальности у тебя как таковой нет?
Татьяна: Сортировала медикаменты.
Паша: Мама, мы не голодны. Мы устали.
Татьяна: Катя, у меня был муж, он умер. Мы жили вместе и были счастливы, потому что любили друг друга. Всё это действительно предельно просто — счастье находишь в любви. Мой сын часто приводит в этот дом шлюх подобных тебе, и я ничего с этим не могу поделать. Но ни он, ни, тем более, эти девушки не находят счастья в сексе, потому что это без любви. Не приходи больше сюда.
Паша идет в комнату матери и выключает телевизор.
Катя: А сейчас чем вы занимаетесь?
Татьяна: Что?
Катя: вы. Чем вы сейчас занимаетесь?
Возвращается Паша.
Паша: Мама, пожалуйста, не беспокой нас какое-то время.
Татьяна: Конечно. Я понимаю.
Катя и Паша выходят из кухни.
Комната Паши
Паша: Если тебе нужно ванная или туалет — по коридору налево.
Катя: Спасибо.
Катя идет в туалет.
Паша раздевается догола и ложится в постель. Катя возвращается в комнату.
Катя: У вас туалетной бумаги нет.
Паша: И что?
Катя: Я не смогла сходить в туалет.
Паша: И что?
Катя думает о чем-то, после чего идет обратно в туалет. Катя возвращается, раздевается и ложится к Паше в постель. Они занимаются сексом. На этот раз, все заканчивается еще быстрее. Паша встает с постели и начинает одеваться.
Катя: Мне уже одеваться?
Паша: Да, можешь одеваться.
Катя одевается.
Паша: Почему ты не стонала?
Катя: Что?
Паша: Ты не стонала. Все шлюхи стонут, когда их трахают. Почему же ты не стонешь?
Катя: Я стонала.
Паша: Стонала? Ты стонала? А могу ли я услышать это? Покажи, как ты стонала.
Катя негромко начинает стонать.
Паша валит Катю на кровать и начинает её душить. Катя дотягивается до своей сумочки, достаёт ножик, словно предвидя подобную ситуацию, и бьет им в живот Паше. Паша умирает. Катя собирает свои вещи и выходит из комнаты.
Комната матери
Катя: Извините, можно войти?
Катя заходит в комнату матери, которая смотрит телевизор. Звук на телевизоре выключен.
Катя: Я знаю, вы говорили, что не хотите меня видеть. У меня такое тоже иногда бывает.
Татьяна: Я не хочу видеть людей, которые приносят вред моему сыну.
Катя: Расскажите мне про него? Что он за человек? Каким он был в детстве?
Татьяна: Давай пагалим! Ты гали и я гали, вместе пагалим! Что означало: давай поговорим, вместе поговорим. Он в детстве овчарку очень хотел, но с нашей малосемейкой, это было невозможно.
Катя: Откуда у него это желание — убивать собак?
Татьяна: А я иногда сама кого угодно убить могу. Понимаешь ли, Катя, мой сын мало кушает, катастрофически мало. Он не завтракает; на работе, я знаю, он не кушает; приезжает с работы и говорит, что не голоден. Если б ты его накормила, Катерина, как следует, хорошенько накормила, того, гляди, и перестанет собак мучить.
Катя: Как же я его теперь накормлю, если мертв он, убит?!


3.

Катя и Паша заходят в квартиру. Снимают свою верхнюю одежду. Проходят в кухню.
Кухня.
Катя сидит за столом и смотрит на Пашу, который о чем-то думает. Вдруг Паша берет Катю за руку и ведет к себе в комнату, чуть ли не сбивая мать в коридоре.
Паша: Идем.
Катя: Ей, полегче!
Комната Паши.
Катя: Послушай, мне уборная нужна.
Паша: Там вот налево, но у нас туалетная бумага закончилась.
Катя: Не волнуйся, у меня всё с собой.
Катя идет в уборную. Паша нерешительно начинает раздеваться, сидит на кровати с опущенными штанами. Одевается вновь. Заходит Катя
Паша: Мне что-то надо.
Катя: Что тебе надо?
Паша: Я не знаю. (О чем-то решив) Я сейчас вернусь.
Паша уходит. Катя остается одна, осматривая комнату и вроде бы вспоминая о чем-то. Заходит Татьяна.
Татьяна: Ты кто?
Катя: Что?
Татьяна: Ты кто, говорю?
Катя: Катей зовут. Стояла на Гоголевском, а сын ваш и взял меня. Потрахаться хочет.
Татьяна: А со мной потрахаться не хочешь? Куда он ушел?
Катя: Сказал: что-то надо, сказал, что вернется.
Татьяна: Ну, давай пагалим.
Катя: О чем пагалим?
Татьяна: А не о чем с тобой говорить. Таких как ты стрелять надо — из пистолета ТТ. Знаешь, я на военном складе работала в свое время, и у меня подружка была — Зина. Как-то она узнала, что муж ходит к шлюшке такой вот как ты, так убила её.
Катя: Из пистолета ТТ?
Татьяна: Руками.
Катя: Зачем вы меня пугаете? Неужели вы смерти хотите?
Татьяна: Что?
В комнату заходит Паша.
Паша: Мам, пошли ты выключишь телевизор, и я тебе кое-что скажу.
Катя: А мне что делать?
Паша: Приготовь что-то покушать.
Комната Матери.
Татьяна выключает телевизор.
Паша: Дай мне какую-то таблетку от головы.
Татьяна: Да, сейчас.
Татьяна достает таблетки, дает Паше.
Паша: Мам, мне кажется, из-за тебя у меня проблемы с женщинами. Это трудно объяснить, но… мне стыдно, мне стыдно, когда я нахожусь в объятиях женщины, когда она меня целует. Ты понимаешь меня? Нет?
Татьяна: Паша, успокойся, успокойся.
Паша: Тебя очень много, мама. Вот ты орешь, а вот смотришь телевизор, вот ты стираешь мои трусы и кушать, кушать, кушать!
Татьяна: Паш, успокойся.
Паша: Я не могу успокоится, мама. У меня не получается. У меня вообще мало, что получается. Только что вот собаку соседскую до смерти избил.
Татьяна: Успокойся, успокойся, сынок.
Паша: Мам, мне очень тяжело. Я не знаю, что мне делать. У меня не получается с женщинами, потому что ты здесь.
Татьяна: Паша, сынок, успокойся. Успокойся, успокойся, Паша. Паша, успокойся, Паша. Паша, сынок, успокойся, успокойся. Паша, Паша, не надо. Паша, успокойся, успокойся, Паша…
Паша задушил Татьяну.
Кухня
Катя накрыла стол, словно праздник какой. Заходит Паша.
Катя: Соседи на площадке кричали, что вызовут милицию. Ты убил их овчарку?
Паша: Да
Катя: Зачем?
Паша: Потому что я не люблю овчарок.
Катя: Давай выпьем.
Паша наливает вино в бокалы. Пьют.
Паша: А как тебя зовут?
Катя: Катя.
Паша: Меня Паша. Паша. Говори.
Катя: О чем говорить?
Паша: Расскажи мне что-то, раз уж ты здесь.
Катя: Я недавно фильм смотрела, там мясники человечину продавали. Закрывали людей в холодильной камере, а потом на фарш. Их дело процветало, затраты ведь минимальные, а прибыль колоссальная. Жители города, ни о чем не подозревая, покупали мясо постоянно, потому что вкусное очень было. Но самое интересное в том, что мясники думали, что это человечина дает такой вкус, а на самом деле весь вкус был в маринаде, которым обрабатывали мясо. И тогда уже не важно, человечина или свинина — вкус остается тот же.
Паша: И чем закончился фильм?
Катя: Мясники узнали об этом и начали продавать только свинину.

4.

Всё остается с предыдущей сцены.
Кухня.
Катя и Паша сидят на кухне и продолжают застолье. Заходит Татьяна.
Татьяна: Здравствуй, Катенька.
Катя: Здравствуйте, Татьяна Павловна.
Татьяна: Ну, как ты поживаешь? Рассказывай.
Катя: Да всё хорошо, Татьяна Павловна. Я работаю. Теперь и жилье сняла около работы, на Гоголевском. Вот, приехала вас навестить.
Татьяна: Как я жалею, Катенька, что Пашу ты моего покинула. Пропадет он без тебя, чует моё сердце, пропадет.
Паша: Мам, ты бы не могла сделать звук потише? Телевизор очень громко работает.
Татьяна: Да-да, конечно. Ухожу.
Татьяна уходит к себе в комнату
Паша: Устала с дороги?
Катя: Да не особо, мне тут близко.
Паша: Не мерзнешь там, на работе своей? Сейчас вон какие холода наступили.
Катя: Нет. Я, в основном, в помещении нахожусь.
Паша: А чё пришла?
Катя: Спокойно, Паша, только спокойно. Я просто подумала, что стоит сказать. В общем, я ушла от тебя не из-за того, что у нас не было собственного жилья, не из-за твоей матери и не из-за плохого секса. Я ушла из-за того, что не чувствовала любви. Всё ведь предельно просто — счастье находишь в любви, а твои глаза были холодные-холодные, а вместо лица — маска. Извини, но временами я чувствовала себя практически проституткой, которую просто трахают без интереса.
Паша: Хорошо, я тебя понял.
Катя: Понял? А сказать ничего не хочешь?
Паша: Ну, я понял тебя, понял. Я понимаю.
Катя: Похоже, Паша, ты не собираешься меняться. Я сейчас.
Катя идет в туалет. Паша в это время глотает таблетку. Катя возвращается.
Катя: Зато в туалете наконец-то есть туалетная бумага.
Паша: Мама сегодня выходила в магазин.
Катя: Ну что ж, я пошла.
Паша: Да, я понимаю. Иди.
Катя надевает свою шубу, на которой кто-то нарисовал крест. Берет свою сумочку и уходит навсегда. Паша еще некоторое время сидит на кухне, глотает еще одну таблетку, а потом идет в свою комнату.
Комната Паши
Паша сидит на кровати. Он глотает таблетку одну за другой, повторяя при этом: «Хасю яко, хасю яко, хасю яко». Заходит Татьяна.
Татьяна: А Катя уже ушла?
Паша: Да, Катя ушла.
Татьяна: Ну, ничего, Паш, найдешь другую. Только ищи такую, чтоб любила, чтоб еду приготовить могла, а не этих, которые только и горазд, что в кровать. Жаль, конечно, что Катя ушла, но…
Паша: Мам, я что-то устал сегодня.
Татьяна: Да, конечно, сына. Я, наверно, телевизор выключу, чтоб тебе не мешать.
Паша: Спасибо.
Татьяна уходит в свою комнату. Пашу тошнит, и он рвет на пол. Паша вновь берет таблетки и выпивает их залпом. Ложится в кровать. Паша умирает.
Комната Матери.
Работает телевизор. Заходит Татьяна и выключает звук на телевизоре, но садится и смотрит. Гаснет свет.
В соседской квартире лает собака.












Другие статьи из этого раздела
  • Украинская современная драматургия

    TEATRE и Лаборатория Современной Драматургии (ЛСД) представляют новый проект, посвященный украинской драматургии,  — «Драматурги Онлайн». Здесь мы будем размещать лучшие, на наш взгляд, работы молодых украинских авторов, предлагая отечественным театрам и театральным компаниям выбирать для себя постановочный материал.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?