Квартира

(Неприкаяні)

Слайды из личной жизни

Автор: Елена Мороз

 

Действующие лица:

Митя, 27лет, работает менеджером по продажам недорогих машин, часто пьет пиво

Лера, его жена, 25 лет, закончила театральный факультет

Андрей, двоюродный брат Мити, работает в военном управлении

Ирина, его жена, воспитатель детского сада

Их дети – Юрчик (7 лет) и Толя (17 лет)

Маша, 27 лет, юрист-экономист-переводчик

Зинаида Ивановна, мама Маши, инженер-проектировщик

Андрей, Макс, Влад – друзья Маши, молодые люди

Дед, проводница, бомб, священник

1.

В Киеве на Троещине.

Митя. Ну, вот Лера, мы и дома.

Родственники встречают пару на пороге квартиры с цветами. Митя пафосно переносит Леру через порог на руках. Заносит ее чемоданы.

Митя. Здесь я родился. Ремонт делали давно. Все осталось почти так, как было в детстве. Эту квартиру получила мама, когда работала мастером на заводе, сначала однушку, а потом эту двушку. Жила на Соцгороде, рядом с метро Дарница. Очень долго плакала, здесь ходил один троллейбус, до метро добираться долго, холодно, деревьев нет, продувает до костей. А теперь и транспорта много и метро должны скоро сделать, мост уже строится…

Стол в маленькой кухоньке, обои давно не клеились, на стене деревянная мисочка, в мисочке скрученные ленточкой ложки, миниатюрный уголок вокруг маленького стола, бережно оббитый тканью в цветочек, в вазе – искусственные цветы, на столике – угощения, два салата, картошка, порезанная колбаса. Все маленькое, но чистое и аккуратное. Все это приготовили родственники, чтобы встретить молодоженов. Андрей открывает бутылку шампанского.

Андрей. Мы когда с Иркой поженились, я ее в общежитие привел. Она сразу надулась, сидит в углу, глазами водит туда-сюда, не знает, на чем остановится. А я так сжал ее крепко за руку, даже немножко наверно больно, что даже хруснуло что-то, и у нее глаза стали такими ясными-ясными, как будто водой налиты. Молча встала она и сразу приготовила обед. Самый вкусный в моей жизни. То есть он и сейчас вкусный, но тогда… Любовь …была! Так, значит, за вас!

Ирка(визгливым голосом воспитывает младшего сына) Сиди тихо!

Лера сидит молча, под столом подбивает Митю говорить что-нибудь. Митя берет ее за руку, легонько сжимает.

Андрей. Вообщем, как говорится, поздравляю. Семья – это маленькое государство. У вас теперь как говорится, все общее – любите друг друга, уважайте друг друга, это самое важное, еще уважайте точку зрения друг друга. Сила нашего государства, как говорится, зависит от силы внутри семьи. Так, Ира, давай, что там еще, закусывайте, закусывайте.

Брат женился! На свадьбе не могли быть. Сейчас сложности вот, машина в кредите валютном, Колька в международном, платить надо, Юрчик в школу пошел.

Митя. Да, Андрюха, я понимаю, что…

Андрей. Алкоголикам и тунеядцам, как говорится, слова не давали. (смеется) Так давайте, ешьте. Конечно, я понимаю, время сейчас сложное и надо друг другу помогать, вот доллар подскочил, кризис. Конечно, хочется жить хорошо, но сейчас надо выживать. Так, Ира, что там у тебя… Юрчик, убери палец из тарелки…

Митя. Андрюха…

Андрей. Давай, сейчас при Лере все дело проясним, вы сейчас в сложном положении, только как говорится, начинаете идти по широкой дороге жизни, вместе… Коммунальные мы берем на себя, сами и заплатим, надо выживать и мы можем это сделать только вместе.

Лера. Митя, ты же сам говорил, что после свадьбы…

Андрей. Мы сейчас уехать не сможем, дети прописаны, выгнать ты нас на улицу не можешь… Зима скоро. Да, что там говорить, сейчас кризис, ребята, надо потерпеть, мы же родственники, надо соединяться, а не наоборот. За вас!!!

Чокаются. Митя сжимает руку Леры, но она, не сдаваясь, сжимает его руку, хрустит и там, и там. Оба краснеют. Митя шепчет Лере на ухо.

Митя. Я искренне пытался…

Лера. Митя, я поняла…

Лера отворачивается и смотрит в окно. Митя виновато улыбается родственникам.

2

Молодая семья

Митя приходит с работы. Лера целует его на пороге. Митя уставший.

Митя. Целый день приходили какие-то ебоньки, спрашивают, напрягают, кстати, кто-то стыбзил книжку, которую ты мне дала почитать.

Лера. Блин, Мить, это был Умберто Эко…

Митя. «Имя розы», я ее прочитал.

Лера. А я нет! Дебильный день, целый день звонила по этим конченным подработкам, чуть с ума не сошла! Позвонила в театралку, думаю, может, в магистратуре поучусь, так они там: «Ой, вы режиссер эстрады, ну что вы – вы культура, мы – мыстецтво». А ничо, шо я спектакли ставлю! Ну, не хочу я быть аниматором, не могу я делать вид, что эта работа мне нравится. Улыбаться детям, а самой думать, когда кончится этот ад, ненавидеть всех в костюме енота Флюнтика (Митя уже не слушает Леру, она продолжает очень быстро говорить). Я с таким успехом совсем перестану детей любить, сегодня пила валидол на одном дне рождении, скачу, а у самой валидол под языком: «Ой! А кто первый – принцы или принцессы передадут мячик?!». Не могуууу!

Митя. Лера, у нас кредиты за свадьбу. (идет в комнату родственников, улыбаясь делано радушно) Добрый вечер, люди добрые! Как день прошел?

Лера. Звонила мама, ей назначили гемодиализ, почки совсем не тянут. Мама говорит, сделали такой надрез в руке возле вены и вставили аппарат, если прислушаться, он шумит – такое себе море внутри. Пошли кушать, ужин остывает!

Митя. Сейчас, о, Юрчик,  что это у тебя? «Казаки»? На каком уровне? Отлично, молодец, давай, переводи их на этот остров, да не на этот, дай я… Еще сабли нужны и патроны, сюда, сюда…

Лера. Митя! Остывает!

Митя. Сейчас, Лер, ну, давай, на этот остров, блин, руци-крюци…

Из глубины комнаты раздается голос Андрея. Тише будьте, тунеядцы и алкоголики!

Митя. А чего сердимся, люди добрые?!

Лера. (тихо) Сам такой! Блядь.

Лера уходит в свою комнату, Митя увлеченно помогает племяннику играть в стратегию «Казаки».

3.

Кухня.

Лера себе, а Ирка себе готовят ужин. Из крана капает вода.

Лера силой пытается его закрутить.

 Ирка. Он сломан. Надо вызывать сантехника.

Лера. Митя придет и починит.

Ирка. Ага!

Очень натянутая атмосфера. Капает вода.

Внезапно резко и громко раздается звонок в квартиру. Еще раз. Еще раз. Лера дергается, думая, что это Митя. Ирка со знанием дела уверенно шагает к двери, уверенно открывает, это пришел Андрей, он всегда звонит в дверь три раза, чтобы знали, кто пришел. Леру это очень злит. Она резко начинает резать капусту и ранит себе палец.

Ирка и Андрей деланно мило целуются, преувеличено смеются. Лера берет телефон, уже который раз набирает Митю. Гудки, никто не отвечает.

У Леры на плите подгорает блин.

Ирка. У тебя там горит.

Лера. Ой.

Лера открывает окно, чтобы выпустить дым.

Андрей (громко, через всю квартиру) Ира! Ужинать, я «голодний як собака»!

Ирка. Щас принесу, тут дыма полно! Тебе борщ греть?

Андрей. Да! Неси все, что есть!

Ирка. А шо на работе?

Андрей. Стоит работа! Ой, бля, футбол! (кричит на всю квартиру) Давай, забивай! Давай, давай! Ааааа! Ирочка, Ирочка, ну шо там!? Скоро?

Ирка. Уже иду!

Ирка делово и с вызовом готовит ужин мужу и несет его в спальню, параллельно чихает, нарочито громко: «Ой, нечем дышать! Юрчик, уйди с кухни, тут холодно!»

Лера очень громко включает стоящий на кухне магнитофон, ищет рок-волну. Звучит «Траффик» Земфиры.

4.

Кризис

Торговый центр. Митя сидит за столиком продавца консультанта. К машинам подходит Дед лет 80-ти, согбенный и с палочкой. Митя встает навстречу клиенту.

Дед. Завод «Большевик» строил, дороги строил, кусок материи бабке трудно было купить, орден получил за трудовые заслуги, самому товарищу Брежневу руку жал, он меня на целине в губы целовал, днем и ночью страна работала. Вот пенсию получил, думаю, дай зайду. Почем машина?

Митя. Какая? Можно в рассрочку взять, можно и так купить. У нас машины недорогие, отечественного производства…

Дед. Вот эта сколько стоит?

Митя. 100 тысяч гривен, можно оформить кредит…

Дед. Буржуи! Капиталисты! Вот где наши пенсии, у вас в карманах осели, вот куда вы их засунули, тунеядцы и предатели. Вот почему мы с бабкой кефир с батоном едим. Продали Родину, суки паршивые, за этот кусок железа.

Митя садится за стол и начинает разгадывать кроссворд.

Дед. А чего ты сидишь, как жук колорадский? Встань и иди! Иди, говорю! Вставай! Вставай, мразь недоделанная! Я за что войну прошел? Чтобы вы жопу себе отращивали?! Вставай!!! Живут суки в свое удовольствие, пожили б они в мое время. Жрать нечего было, одеть нечего! Бабка до сих пор все тряпки, которые увидит, домой тянет.

Митя. Дедушка, вам не с кем поговорить?

Дед. Говорить задумал. Вы видите, он говорить хочет! Говорить, сынок, не вагоны разгружать, не возле станка стоять, не в поле днем и ночью пахать. Бабу не видеть месяцами, работать, забывая, кто ты и где ты. А сейчас барахла полно, жратвы полно, овощи растут. Вы все овощи! Чем вы живете и чем вы думаете? Где героизм ваш? В штанах он повис бессильно! Вот он где. Нефункциональные вы! Балаболы!

Дед  уже просто визжит. Люди оборачиваются. Митя садится за стол между двумя машинами, пытается разгадывать кроссворд.

5

Ночь.

Полная луна. На кровати спит Лера. Из невыключенного компьютера играет Моцарт, на заставке – звездное небо. За окном шумит дождь.

Митя заходит на цыпочках в квартиру, вешает куртку, старается делать все тихо, но то и дело натыкается на какие-то предметы. В руках у него пластиковая литровая бутылка пива, видно, что она далеко не первая. Медленно проходит по спальне, смотрит на спящую Леру.

Митя. Ой, тут кто-то есть! (смеется, укрывает Леру одеялом, шепчет ей спящей) Куда я их выгоню, тем более, что они прописаны. Андрюха военный, это нереально. Кредиты плачу, знаю, что зря их взял, а что теперь делать? Показываю машину старому деду, дед явно пришел подействовать на нервы или сумасшедший, понятное дело, что пенсии у него не хватит… Прикинь, обнаруживаю царапину на весь капот – убить мало старого пердуна! А еще стахановец! Герой, блядь!

Выключает Моцарта, включает пиратскую стратегию, садится играть. Бросает.

Митя. Блядь, работа, заебался! Зато общение с людьми!

На стене фотография, на ней улыбается женщина. Это мама Мити. Митя всматривается в фотографию и на какой-то момент ему кажется, что мама грозит на него пальцем.

Митя. Не надо на меня так смотреть! Знаю, что ты была сильная, а я не такой, да, я не такой! Стальная мама. Так, спать!

Митя бормочет и валится спать – в одежде, зацепляя Леру.

Митя. Лерка, подвинься, Лерочка, девочка! (Гладит ее по волосам, по телу)

Лера. Митя, отвали, ты пьян, отстань!

6.

Работа

Торговый центр.  В фойе стоят две машины – «Дэу» и «Шевроле». Между ними – стол, за столом сидит Митя и разгадывает кроссворд. К машине подходит невысокая девушка, одета в деловой костюм. Смотрит  одну машину, потом другую, открывает дверцы, присаживается, сначала в одну машину - Митя не реагирует - потом в другую. Митя бросает свой кроссворд и подходит к ней.

Митя. Машина нашей сборки. Мягкий салон на прочном кожзаме, экокожа (улыбается) оснащена всеми аксессуарами, с техническими характеристиками можно ознакомиться здесь. Кстати, у нас машинку можно взять в рассрочку, существует запись, но для вас сделаем исключение.

Девушка. Какое это такое исключение?

Митя. у нас очень заманчивое предложение, оплату можно растянуть на такой срок, какой вы сами захотите…

Подходит Андрей, начальник Мити. Улыбается.

Андрей. Как тебе наши продавцы консультанты?

Маша. Вы – лучший. Тихо, точно, ненавязчиво. Хорошо бы вам пройти у нас тренинги продаж, по-моему, Вы можете продать что угодно.

Андрей. Вау! (обнимает Машу) Талант! Самородок!

Митя. (шутит) Таким девушкам нужны не такие машины.

Андрей. И здесь ты прав!

Андрей смеется. Девушка улыбается.

Девушка. Мне надо на минутку отойти.

Андрей. Смиренно жду. Как тебе? Не голова – просто мегакомпьютер, переводчик, работает в министерстве… (звонит телефон)

Да, котик… Что приготовить на ужин? А что хочешь, милая.  Отлично! Я очень люблю этот салатик! Сама заберешь из садика? Котик, немного задержусь, работа, кицюня, надо подниматься, становится на ноги. Обожаю, мумусик! Давай, люблю, давай! Целую, целую, и туда тоже целую. Пока, пока.

Девушка подходит и улыбается Мите, Андрей берет ее за руку. Уходят. Митя смотрит им вслед.

7

Утро

Кухня, утренняя суета семьи двоюродного брата. В ванной засел Митя.

Ира. Митька, вылезай давай, вечер был отличный вижу, а я на работу опаздываю. Заканчивай давай!

Митя. Я дома или не дома?

Ира. Дома (передразнивает).

Митя выходит из ванной, хочет сделать себе кофе.

Ира. Это наш кофе. А что жена тебя на работу не провожает?

Митя демонстративно наливает себе в чашку кипятку и пьет.

Митя. Ваш кофе, ваша квартира…

Андрей. Идите одевайтесь уже, Ира, тебе ванная нужна была. Мить, я твой брат, у меня долларовый кредит, доллар подскочил…

Митя. У меня тоже кредит.

Андрей. Мы родственники, не будь паршивым хохлом – не пытайся меня утопить, давай друг друга поддерживать. В стране кризис, мы должны выживать, я всю жизнь выживаю. Думаешь, я легко стартовал? Приехали мы с Иркой в военную часть, нам зарплату пайком выдавали, было время, одной гречкой давились. А у меня еще младший брат жил! Помогал друзьям, чем мог, только вместе можно выжить! Давай коммунальные пополам…

Митя. Андрюха, вы и так в моей квартире, и вас вдвое больше...

Андрей. У твоей жены то депрессия, то истерика, давайте уже с этим кончать, с этими разговорами. Она не хочет выходить из комнаты, когда мы на кухне – подумаешь, какая цаца, ей живется плохо. Не по феншую! Не знала она еще настоящей жизни….

Митя. Ой, Андрюха, давай уже не будем. Я вас что, сегодня выгоняю … (смотрит на часы) Ой, бля, опаздываю, Троещина, Московский мост, епт…

Андрюха. Родственников надо выручать. Подкину!

8

Воскресенье

Митя смотрит фильм «Аватар». Лера убирает на кухне.

Лера. Мить, че-то в квартире тихо, а где родственники?

Митя. В супермаркет уехали!

Леера. А я думала в церковь!

Лера. (говорит по телефону с мамой и моет шкаф) Ало, мам, привет, мам! Да, решила помыть тут все, а то такая пылища. На полках совсем мрак, все в паутине, в шкафчиках уже все потрухло, такое ощущение, что здесь не убирали лет 10. Да, купила резиновые перчатки, и еще какое-то средство, что разъедает жир, ничего, тут такая пыль, что только это и помогает. Тьфу, какие-то свечки в паутине (бросает в мусорку)

Скрип двери, заходит семья двоюродного брата,  загруженная продуктами на кухню заходит Ирка ).

Ирка. О Боже! Она выбросила свечки, которые мне привезли из Иерусалима! Зачем ты их поломала?

Лера. Нечего их держать на кухне, забирайте  себе! Ладно, мам, перезвоню.

Ирка. Хозяйка нашлась!

Лера. Где, какая посуда - что осталось от мамы Мити, а что ваше?

Ирка. Вот, забирай эти старые ложки  - раз, два, три, четыре… От его мамочки только старье осталось. Ты вообще за своим мужем следи, спишь, он голодный на работу идет, никогда не провожаешь.

Лера. А это вообще не ваше дело.

Ирка демонстративно считает посуду.

Ирка. Делить надумала, приехала тут порядки наводить, выскочка! Ничего не получится!

Лера. Вы вообще никакие ему не родственники, да и не любите вы его, не любите, не нужен он вам совсем, пользуетесь только. Словами его плохими называете. Смеетесь за спиной. И живете в квартире, прибедняетесь постоянно, а  сами технику покупаете, каждый викенд на отдых ездите. Если бы вы его любили… Вы знали, что мы поженимся… Вы бы съехали или хотя бы свадьбу приехали.

Ирка. Ха!

Лера. Бессовестные! Да пошли вы…

Андрей. (заходит на кухню) Ах ты тварь! Как ты назвала мою жену, да я тебя…

Ирка визжит, Андрей толкает Леру и та врезается прямо в Митю, идущего на крики на кухне.

Лера. Мить, он ударил меня, я буду звонить в милицию!

Андрей. Она сама первая прыгала!

Митя. Ребята, вы люди или нет? Что вы деретесь? Нельзя как-то дружно жить?

Лера. (уходит в комнату) Леопольд!

Мужчины удаляются на улицу с серьезным разговором.

9

Вместе

Лера. Митя – ты не сторож этой квартиры. Нам нужно съехать, переехать – в другое место. Да, сейчас нет денег – в другой город, может, немного поживем с мамой. Тем более, она заболела. Давай что-то делать. Деньги не главное, кредиты…все будет хорошо. Только давай отсюда съезжать.

Митя. Постой, паровоз,

Не стучите, колеса,

Кондуктор, нажми на тормоза,

Я к маменьке родной

С последним приветом

Спешу показаться на глаза.

Лера. МИТЯ!!!

Митя. Лера, нельзя мне съезжать с этой квартиры, а тем более переезжать в другой город. Я не могу их выгнать, у них сын несовершеннолетний, это квартира моей матери. Когда она умерла, они мне ее приватизировали, а так бы у меня ее вообще не было. Ты знаешь, как меняются люди после смерти – мой родной крестный хотел у меня ее отобрать, а Андрей отбил. Крестный был ментом, у него власть была. А Андрей отбил и на меня все документы сделал. А теперь я должен их выгнать!

Лера. Так они прожили здесь много лет, достаточно! Митя, ты слышишь меня! Ты как зомби!

Митя. Не жди меня, мама, хорошего сына.

Твой сын не такой, как был вчера.

Лера. Митя, очнись! Что ты так зациклился!

Митя. Это ты зациклилась, Лера!

Лера. Ты слышишь меня? Я люблю тебя. Люблю.

Лера трясет Митю за петельки, бьет его по груди, обнимает и целует, они падают на кровать, между ними происходит секс.

10

На озере

Озеро за Троещиной возле ТЕЦ

Митя. А здесь недалеко есть лес – Быковня, мы с крестным туда по грибы ходили, а после Чернобыля меня мама в деревню отправила, потому что врачи сказали, что не выживу. Бабуля меня выходила, все в деревне у нее научился делать – коз доил, в колхозе зарабатывал в жатву на комбайне, бегал в музыкальную школу, был послушником в церкве, пел в церковном хоре, все успевал, жизнь бурлила, потом в академии – был председателем студенческого совета, участвовал в форумах, блядь, куда все это делось, сейчас, будто все из рук выпало, будто раздели наголо и поставили, чтобы все на меня смотрели. Руки опускаются.

Лера. Митя, переставай пить пиво, с таких мелочей и складываются большие проблемы, ты присел на алкоголь.

Митя. А ты только говоришь и ничего не делаешь, а ты попробуй с малого, начни что-то менять, хотя бы увидеть мир по-другому. Мир – это же как посмотреть. Вот, например, Троещина: здесь одни дома, нет деревьев, а если взглянуть по-другому на это все? Молодой район, более чистый воздух…

Лера. Митя, так хочется что-то такое сделать, чего от себя не ожидаешь. Поехать в Европу на электричках и без денег, люди это делают, много ребят выбирают такой свободный способ жизни. Работают через интернет, на себя, а не на дядю, автостопом ездят и не боятся. Почему я всего боюсь, Митя?! Почему я так не могу – от чего это зависит? Какие книжки нужно читать, чтобы не было страха, чтобы знал, что ты хочешь?

Митя. Смотреть просто в себя, а не по сторонам!

Лера. А ты все время в себя смотришь, так смотришь, что постоянно пьешь. Алкоголизм не шутка.

Митя. Я люблю пиво, что в этом такого. Ты себя не видишь, свои депрессии.

Леера. Пиво – наркотик, оно затуманивает мозги, ты становишься не ты, понимаешь? А внешне все как будто невинно. Как будто!!! Ты видел рекламы пива – они же к архетипам уже обращаются? Ты идешь на поводу массового сознания, ловишься на чей-то жирный крючок. Это от слабости! Они хотят сделать слабую нацию, которой легко управлять! Мне тетя рассказывала, что у нее знакомый врач уролог говорит, что сейчас поступает до фига молодых людей, у которых разлагаются почки. От пива, представляешь? «Кто с пивом дружен, тому … не нужен» - слышал поговорку?

Лера ест рыбу.

Лера. Блин, такая осень классная, тут просто супер! Дай немного запить?

Митя. Это же яд?!

Лера. Рыба соленая, один раз глотнуть!

Митя бросает камушки в озеро.

11.

Вдох-выдох

Вокзал. Митя провожает Леру на поезд. Молча смотрят друг на друга.

Лера. Новый год скоро.

Митя. Нас пригласили на Новый год мои коллеги…

Лера. Та не.

Митя. Я так и знал. Маме привет.

Лера. Жду на Новый год. Реши вопросы с родственниками.

Митя. Звони.

Опять молчат. Объявляют об отправлении поезда.

Проводница. Так, влюбленные, поезд отправляется, заходим! Мужчина, чего опаздываете, предъявляем билетик, быстрее!

Влюбленные, поезд отправляется!!! Чокнутые, не насмотрелись никак! Где бы себе такую любовь найти! Ну, и оставайтесь дальше стоять!

Лера бежит за поездом, запрыгивает. Митя бежит следом.

Лера. Приезжай сразу, как только закончится работа! Новый год будем у мамы встречать!  Я тебя люблюююю! (последнее слово теряется в гудке паровоза)

Поезд набирает скорость и исчезает с поля зрения Мити. Вдруг Митя набирает полную грудь воздуха и вздыхает, потом еще, еще, еще.

Митя. АААААААААА!

12.

Новый год

Новый год у коллег по Митиной работе. Народ уже изрядно выпил, танцуют достаточно откровенно медленный танец. По две стороны елки сидят Митя и Маша. Митя брынчит на гитаре «В лесу родилась елочка»

Маша.  Мы верим: идеал должен скрываться в реальности, ибо полагаем, что уже усматривали его там…

Митя. Идеал…?

Маша. Да, так застряла фраза из умной книжки. Витгентштайн!

Митя. Хороший телефон.

Маша. Людвиг Витгентштайн, немецкий философ. Логико-философский трактат!

Митя. Интересно заводишь разговор. Митя!

Маша. Банально продолжаешь интересный разговор! Маша.

Митя. Кто-то очень желанный не отвечает? Еще философов сзываешь?

Маша. С Новым годом!

Митя. За знакомство!

Пьют.

Митя. Мы где-то встречались?

Маша. Потанцуем?

Митя. Машину покупаешь?

Маша. У тебя можно попробовать!

Митя. А пойти в душ вместе – без обязательств, просто, как Адам и Ева?

Маша. Может, и поспать еще на вашем супружеском ложе.

Митя смотрит на кольцо.

Митя. Внимательно созерцаешь. Чокнемся?

Пьют.

Маша. Не прикидывайся маленьким мальчиком!

Митя. Слышь, девочка!

Маша. А пойдем купаться в душ!

Митя. Дурацкая идея.

У Мити звонит телефон.

Маша.  Жена? Ответь, давай, будь мужиком! Давай, такой приятный вечер! Надо же его чем-то испортить.

Маша смеется

Митя. (отвечает на звонок) Да? Привет! Мама в коми? Как это случилось? Я завтра выезжаю. Что говорят врачи?

Маша одна танцует посреди комнаты.

12

После похорон

Митя. Лера, люди умирают, но надо жить дальше. Поехали домой!

Лера. Ты думаешь, у тебя есть дом? Митя, мы же жили с тобой нормально до нашей свадьбы. А после все как разбилось. Это со всеми так или только у нас?

Митя. Лера, жить надо, как люди, без выпендрежа. Ты хочешь все и сразу, но ничего для этого не делаешь.

Лера.  Митя! Зато ты все время пьешь пиво, тусуешься с малолетками возле школы. Пора вырасти! Я не смогу у тебя жить в таком состоянии.

Митя. Не надо вызывать дурацкую жалость, Лера. Ты знаешь, мы не можем уйти на квартиру…

Лера. Я подумаю.

Митя. Лерка,  Лерка, дура  Лерка! Проще всего спрятаться от проблем в кусты.

Лера. А может довести себя до паранои, до психушки? Превратить жизнь в ад? Зачем нужна такая жизнь? Или ты что-то делаешь, Митя, или нам лучше расстаться.

Митя. А может лучше воспринимать жизнь такой, как она есть? Смиряться перед событиями, которые нам даются.

Лера. А может, уже пора начать что-то решать?

Митя. Правильное ли будет это решение?

Лера. Тогда я делаю так, как чувствую!

13

Возвращение

Митя заходит в квартиру.  Из их  с Лерой комнаты выходит старший сын Андрея Толька со своей девушкой.

Толька. О, какие люди! Привет,  Димон! А мы тут  в твоей комнате…

Митя. В моей квартире…

Из кухни с озабоченным видом выходит Ирка.

Ирка. Твои кредиторы меня задолбали! Позвони и разберись с ними. А ты не с Лер… Ладно, не буду. Еще с работы звонили, спрашивали.

Митя. Перезвоню…

Ирка. Обанкротились они и самораспустились.

Митя долго упорно на нее смотрит.

Ирка. Что ты так на меня смотришь… Это Крис, Толина девушка. У нее бабушка – депутат Верховной Рады. Вместе Новый год встречали. Говорит Тольке: «Ты такой хороший парень, мечтаю, чтобы вы с Крис поженились». Представляешь? На Новый год и нам звонила, поздравляла.

Митя. Ага. Вижу горы, в горах лошадиная ферма. Мне бы хотелось разводить лошадей – высоких, породистых, с умными грустными глазами. Как задолбала эта суета, эти кредиты, необходимость за все платить в этом мире. Когда-то  ездил в горы и потерялся. Долго ходил-бродил и вдруг встретил деда. Спрашиваю, который час. А он меня спрашивает – где? Здесь говорит на каждом километре свое время. У меня говорит сейчас полпятого, а у тебя – говорит, не знаю сколько. Думай.

Ирка. Тебе лечиться надо, Митька!

14

Мама

Большая гостиная в частном доме, правда, вся мебель из Икеа.  Зинаида Ивановна подает пироги, накрытый стол. За столом, полным всяких блюд сидит Митя. Рядом крутится Маша.

Маша. Ты даже не представляешь, как ты меня выручишь. Вот эту надо будет занести в посольство США, Светке, а вот эту – «Менеджмент внешнеэкономической деятельности» - Таньке на Щорса в консульство. А у Таньки возьми Любко Дереша, она мне обещала.

Митя. Я не знаю, подожди…

Маша. Ничего не говори, за исключением того, что уже было сказано. Старый добрый – Витгентштайн. Ну, пооожааалуйста…

Митя. Подожди!

Маша. Как  хорошо, что был на связи… Возьми, почитай «Логико-философский трактат».

Митя. Пойду, пора…

Зинаида Ивановна. Пироги, горячие!

Митя. Мне уже пора…

Зинаида Ивановна. Сейчас поужинаем…вот, пожалуйста, супчик. Маша помоги, не стой.  Маша рассказала, у тебя сложная ситуация. Живешь сам совсем, в квартире родственники. Салат, еще? Конечно, конечно… Маш, а как насчет Олега  Петровича из министерства? Маша говорила, что твой отец учился у нас в политехническом… мы тоже с мужем и Машка родилась в то время. Маш, принеси наши фотографии пожалуйста.

Митя немного дергается. Маша идет с фотографиями, Зинаида Ивановна наливает в бокал Мити вино.

Зинаида Ивановна. Ну, как говорится, за знакомство.

Митя морщится от выражения «как говорится», берет в руки бокал, пьет, остается, смотрит фотографии, потом вдруг смотрит и на саму Машу.

15

Любовь

Тусовка у Маши. Приглушенный свет, свечи,  дымятся благовония. Пьют вино, много курят. Макс, Влад и Андрей – друзья Маши, хорошо одеты, подчеркнуто креативного вида. Маша сидит рядом с Митей, гладит его по колену.

Андрей. Машка, расслабься, у мужиков здесь нет эрогенных зон. Как по бревну коготочками, только занозы будут (Митя ежится)

Маша (смеется). Ты хочешь?!

Макс. Затихли, короче! Приезжает ко мне на сеанс психоанализа одна чува на «Инфинити», дочка депутата из «Регионов», фифа, вау! Маразматичка, шиза, депрессия, мания величия, все по полной программе. Но! – внешнее все по последним технологиях, ты понимаешь, что хенд-мейд качественный и красивый.  Блядь, как ей скучно жить в этом мире…я ей говорю – надо поставить перед собой какую-нибудь цель, за кем–то поухаживать, быть полезной хоть как-то… Прямо так говорю. Она  поехала, купила попугая,  а из машины забрать забыла. А потом каталась неделю на другой. А потом он издох. Нашла его – и ко мне в 3 ночи в  истерике на прием, полчаса рыдала над своим попугаем, а потом вот гладить по колену начала…

Маша. Мааакс, остынь. Не завидуй.

Макс. И начала – о любви. Меня никто по-настоящему не любит, люби меня, говорит. Я говорю, не могу тебя сейчас любить – у меня девушка есть. Сам смотрю, что делать будет: говорит все равно люби меня – что хочешь подарю… Блядь, как в сказке! Хочешь, говорит, вот эту «Инфинити» - совсем новая – забирай, только люби меня сейчас! Нет! Говорю, у меня принципы, меня не купишь.

Андрей. Вот так обидел женщину! А нельзя… Надо было любить.

Митя. А себя надо любить?

Макс. Надо. Люби.

Все смеются. Хлопают Митю по плечу. Внезапно Митя поворачивается и будто нехотя целует Машу.

16

Лера

Митя и Лера сидят на лавочке на остановке, которую когда-то построили, но транспорта здесь нет и вряд ли когда будет. Лера в исступлении прижимает его руку к своей щеке.

Митя.  Не стоило приезжать…

Лера. Я долго думала и согласна пожить некоторое время с родственниками…

Митя. У нее вся семья говорит на английском, на польском, Машка знает немецкий, учит испанский…

Лера. У меня простые родители – бабушка вагоны грузила, почки оборвала…

Митя. Лера, тебе съехать надо от меня.

Лера. Митя, родственники живут, а я – съехать?

Митя. Я развожусь, Лера…

Лера. Только не сейчас, пожалуйста. Сейчас слишком больно.  Еще полгода не прошло после смерти…

Митя. Ты меня слышишь - развод.

Лера. О Боже!

Митя. Ты сама уехала. Сейчас, Лера, это решено. Не устраивай здесь театр. Она беременная.

Лера. Да?

Митя. Нет, я вру, давай сделаем остановку, я ничего не понимаю, я думаю. Дай мне подумать. Ради Бога.

Лера снимает с себя одежду, совершенно обнаженная садится рядом с Митей. Он медленно к ней прикасается, гладит ее тело, прямо здесь на лавочке между ними происходит секс.

17

Брат

Митя едет с Андреем в машине по мосту.

Митя. С нашей страны надо делать ноги. Все воруют, просто в крови заражение воровством, бацилла, вирус.

Андрей. Ты сначала себя приведи в порядок – сам расхлябанный, рубашка не глажена, волосы нестриженые, позволяешь себе ходить небритым неделями.

Митя. Ты сам, блядь, такой классный других учить – съезжай с квартиры, а потом рассказывай, как жить надо. Че ты, такой умный, сидишь у меня в  квартире и при этом толкаешь высокие материи?

Андрей. Поднимать семью у нас в стране непросто, ты со своей «семьей» не мог справиться, а у меня двое взрослых детей. Ты говоришь, что я «говно», да – говно, иногда необходимо побыть говном, во имя высшего блага. Кто тебе сказал, что жизнь легкая, что все пойдет, как по маслу?

Митя. У меня нет работы и по горло кредитов.

Андрей. Иди кондуктором в троллейбус, там постоянно требуются. Нет, ты ищешь только то, что тебе удобно!

Митя. А сам? Ездишь в кредитной машине на работу в костюмчике, прикрываешь голую сраку видимостью статуса.

Андрей включает песню Софии Ротару «Одна калина… одна родина… і Україна, бо в нас іншої нема»

Митя. Останови, я выйду.

Андрей. Нет остановки, мы на мосту. Придется, брат, ехать дальше.

18

Совесть

Митя встречает бомжа. Стоит на него смотрит, после долгой паузы.

Митя. Бляяяяять, скажи, что  такое эта ебанутая любовь?

Бомж. А ты знаешь, что мы все тут на земле совершенно неодинаковые. Занешь, что такое варны? Так вот все тут большинство – оборотни, а людей, чтобы по-настоящему, с сигнальным механизмом – с совестью - на самом деле очень мало. Живешь ты, радость моя, в зоопарке. Людей среди нас очень мало.

Митя. А у тебя-то самого эта совесть есть? Что ты клянчишь все у других людей, почему не хочешь работать? Что это за стиль жизни такой ты себе избрал, что все тебе должны? Никто никому в этом мире ничего не должен.

Бомж. А ты чего тогда пристаешь со своими вопросами – что такое любовь, сам и отвечай?! Что ты от меня хочешь? Может, на то мы и люди, чтобы быть друг другу нужными. Вот я сейчас включаю в тебе совесть, значит, и я зачем-то нужен на земле.

К ним подходит священник, собирающий деньги на храм.

Священник. Подайте на храм.

Митя. (к священнику) И этотому жить негде. У него вот спрашивай! (указывает на бомжа) У свободного человека с совестью. Бог- есть любовь. Что ты недоволен своей любовью, ходишь попрошайничаешь? Займись работой, заработай денег и построй храм. Зачем ты у меня спрашиваешь? Если бы мне это было надо, я бы сам взял и принес.

Бомж. Думаешь, он деньги собирает, он тоже тебе о совести напоминает!

Священник. Подайте на храм.

Митя сплевывает и уходит.

Митя. Совесть!

19.

Дома

Митя. Произошла смена власти и всесильный брат слетел со своей должности. Машка сама набрала кучу знакомых юристов, и они юридически, по закону, выдворили моих родственников из квартиры, они еще и моральный ущерб мне должны платить. Вот сейчас я иду домой и знаю, что они уже на чемоданах. Андрей обмерит меня презрительным взглядом и скажет «Ты мне не брат»! Ну, и что - главное, что они не будут больше топтаться  по моим мозгам.

Открывает двери.

Андрей. Хуйло.

Митя. А лошади ржут так, а луна расходится по горам, белые, черные, в яблоках, скачут, их гривы колышутся на ветру. Я поднимаюсь на лошади в горы. Все выше и выше, и земля превращается в туман, а пик горы еще только точка. Мне страшно оборваться вместе с конем. Но он ступает на своих тонких породистых ногах по камням. Я сросся с лошадью, с ней тепло и едино, именно – едино.

Митя заходит в пустую квартиру. Проходит по квартире, рукой проводит по стенам. В шкафах открыты дверцы, на полу пыль и бумажки, пустые пузырьки, разбросаны старые вещи.

Митя. Ну, вот и все. Квартира.

Ложится на пол. Лежит неподвижно. Звонит телефон. Митя совершенно неподвижен.

Митя едет в маршрутке. Звонит телефон. Митя не отвечает.

Митя в компании малолеток пьет пиво возле школы. Звонит телефон. Митя не отвечает.

Митя поет песню «Я свободен», кричит «Я свободен».  Звонит телефон, Митя еще громче кричит.

14

Маша

Митя тихо заходит в квартиру. Включает свет. На чемоданах сидит Маша.

Митя. Испугался…

Маша. Тебя не было неделю.

Митя. Да?

Маша. Ты не вышел на работу.

Митя. Да?

Маша. Они меня заебали, они звонили мне все эти дни, по 20 раз.

Митя. Да?

Митя. У меня свое время, Маша. Прошел ровно час, как мы с тобой не виделись.

Маша бьет Митю по щеке. Маша целует Митю.

Митя остается один в квартире.

Митя. Самое тяжкое – это переживать эту каждодневную, ежеминутную экзистенцию, которая давит, бьет монотонной каплей по мозгам. Ты растворяешься в ней – нет никаких сил удержаться. В такие моменты тебе становится посрать на все – на жизнь, на добро и зло, вообще, на все. Какой-то жуткий виртуал пытается тебя втянуть и растворить, как сахар в чае – бесследно, без оболочки, проглотить с шелухой. Со всеми твоими ногтями и волосками.

15

Митя

Маленькая сцена в учебном театре. На сцене большой стол, накрытый яствами. За столом сидит священник. Это инсценировка «Верую!» Шукшина, в которой Митя играл Попа в институте. Но вместо сокурсников за столом сидят люди, которые окружают Митю последнее время – родственники, Лера, Маша и др. Еще – дед с торгового центра.

Дед с торгового центра. Слушай, ты меня прости, старого дурака за ту царапину на машине гадюшного капитализма, у вас, дорогие мои, своя сейчас война. Даааа, сил на нее тоже надо немало. Покоя у вас нет в душе. Вот в чем беда. Выиграете ли войну эту? Переживаю за вас, день и ночь терзаюсь.

Лера. Мить, ты один. Я уехала в другой город, в Москву. Буду тебе звонить, даже наяривать по несколько раз в день. Долго тебя отпускать не буду. Вот такая я, сука драная!

Маша. Я поняла, что меньше всего тебе нужна я – ты с собой справиться не можешь. У меня все будет хорошо. Поеду учиться в Европу, выйду там замуж. Ты скажешь – пиздуй на хуй – я так и сделаю.

Митя. Все – на хуй. Что-то там есть – глубоко. Во мне что-то зреет. Во зло или во благо? Вот бы был по-настоящему какой-нибудь инструмент, чтобы нырнуть внутрь, как с аквалангом, и все понять про человека. А еще я слышал, что пробуравили землю глубже, а оттуда вдруг зазвучали крики, стоны, стенания, плач… Страшно!

На сцену выходит Митя в костюме священника. Поп-Митя танцует и поет:

« Ве-ру-ю-у! Верую, что скоро все соберутся в большие вонючие городa! Верую, что зaдохнутся тaм и побегут опять в чисто поле!.. Верую! Верую-у! В бaрсучье сaло, в бычaчий рог, в стоячую оглоблю-у! В плоть и мякость телесную-у!..

Эх, верую, верую!

Ту-ды, ту-ды, ту-ды - рaз!

Верую, верую!

М-пa, м-пa, м-пa - двa!

Верую, верую!..

У-тя, у-тя, у-тя-три!

Верую, верую!

Е-тя, етя - все четыре!

- Зa мной!

Верую! Верую!

Эх, верую, верую!

Ты-нa, ты-нa, ты-нa - пять!

Все оглобельки - нa ять!

Верую! Верую!

А где шесть, тaм и шерсть!

Верую! Верую!»

Звучит голос откуда-то из-за кулис.

Мы все ждем, ждем, ждем, ждем… Чего ждем? Чего ждем?

ЧЕЕЕЕЕЕГОООООО?

Так вот – ад существует. Ад существует!!!

И рай, наверное,  тоже. И рай!!!

Но во что верить? Во что верить?

ВЕЕЕЕЕЕРИИИИТЬ!!!!

Слушают тишину, напрягаясь всей сущностью ей навстречу.

Конец

 

Автор – Ото Г.

 


Другие статьи из этого раздела
  • «Я ХОЧУ ЖЕНИТЬСЯ» Татьяны ГОЦАК

    Действующие лица намеренно детально не представлены автором. По ее задумке воображение читателя само должно подсказать, как выглядят ЛГ

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?